Новости дня

16 июня, воскресенье











15 июня, суббота













14 июня, пятница





















Грязь черного золота может аукнуться «Северному потоку-2»

20:09, 01 июня 2019

Международный скандал с загрязнением нефтепровода «Дружба» не только ударит по Российской экономике, поскольку страна ежедневно теряет по $80 млн, но и сильно навредит  «Северному потоку-2», против которого США уже обещают санкции – считает политолог Алексей Мухин. И все это – не случайность.

22 апреля Мозырский нефтеперерабатывающий завод в Белоруссии сообщил о том, что некачественная российская нефть сорта Urals, в которой было якобы высокое содержание хлорорганики с повышенной коррозионной активностью, привела к выходу из строя воздушного холодильника на предприятии.

Сразу после этого Белоруссия приостановила поставку нефти в Украину, Польшу и страны Балтии, закупать «грязную» нефть по нефтепроводу «Дружба» из России отказалась и Германия.

Как известно, нефть в трубопровод, оператором которой является «Транснефть» поставляла  «СамараТрансНефть-терминал» (СТНТ). Именно СТНТ обвинил представитель оператора «Дружбы» Игорь Демин заявил, что хлорорганика, которая привела к загрязнению российской нефти, была вброшена в трубопровод «Дружба» через частный «СамараТрансНефть-терминал» (СТНТ), который находится в стадии банкротства и обслуживает несколько малых производителей. Причем, по мнению Демина, сделано это было умышленно.

Премьер-министр Дмитрий Медведев еще 27 апреля поручил найти виновных за неделю, сейчас ведется следствие. 

«Косяки» частной компании, а не диверсия

По признанию «Транснефти», окончательно очистить трубу ей удастся не раньше, чем через 6–8 месяцев. Начиная с 25 апреля, Россия теряет по $80 млн дохода ежедневно. 

Кстати, и Минфин заявил, что никакие дивиденды «Транснефти» выплачиваться не будут: хватит оплачивать плохую работу частных компаний за госсчет. 

Представитель «Транснефти» Демин считает, что глава Минфина Антон Силуанов понимает ситуацию «упрощенно». Компания продолжает настаивать на том, что произошла сознательная диверсия некоей криминальной группировки, которая воровала нефть из трубопровода.  

Но эта версия, по мнению политолога Алексея Мухина, на самом деле, не выдерживает критики, хотя бы по тому, что «Транснефть» знала о «грязной нефти» или, если выражаться словами министра финансов – «косяках» задолго до того, как  «Белнефтехим», оперирующий Мозырским НПЗ в Белоруссии, заявил о резком росте содержания хлорорганики в сырье. 

«Еще 2 апреля была остановлена нефть, идущая по низкосернистому трубопроводу на Волгоградский НПЗ. Следовательно, у «Транснефти» было время предотвратить катастрофу, на мой взгляд. Однако нефтетранспортная монополия, похоже, закрыла глаза на проблему, как утверждают эксперты, перенаправив заразную нефть в «Дружбу» через свою дочку «Транснефть-Приволга» — одну из крупнейших в Европе баз смешения нефти» – пишет Мухин в iz.ru. – Рассказы о «диверсантах» только ослабляют позиции «Транснефти». Лучше уж было бы признаться в собственной халатности».

Откуда вся эта грязь?

По мнению экспертов, содержание дихлорэтана в нефти объяснить практически невозможно, поскольку дихлорэтан стоит в 10 раз дороже нефти и, если уж хотели скрыть пропажу «черного золота», то проще было бы налить воды.

При этом польские специалисты обнаружили, что в загрязненной нефти содержится хлороформ. Это свидетельствует о том, что в трубу сливались непереработанные остатки нефтехимического производства.

– Масштабы загрязнения таковы, что никакие технологические аварии у маленьких нефтедобывающих компаний их обеспечить точно не могли. Крупные компании не пользуются растворителями для добычи нефти и для повышения нефтеотдачи – для них это просто бессмысленно, потому что существует метод гидроразрыва пласта и он намного эффективней, при том, что нет необходимости потом удалять примеси из нефти, – утверждает член комитета Торгово-промышленной палаты (ТПП) РФ по энергетической стратегии России и развитию ТЭК Рустам Танкаев. – А маленькие, которые не могут позволить себе заниматься гидроразрывом – ну, у них просто денег на это не хватает, – они, действительно, используют растворители, в том числе дихлорэтан. 

–То, что обнаружили хлороформ, значит, что в эту нефть каким-то образом попали непереработанные остатки нефтехимического производства. Единственное предположение, которое логично в этом случае, что такое в принципе происходило не в первый раз. Именно поэтому никто не обратил на это особого внимания, – считает кандидат технических наук, член Комитета ТПП РФ по энергетической стратегии и развитию ТЭК Александр Абарбанель

Диверсия или халатность и хищения?

По мнению Танкаева, авария, действительно, похожа на  диверсию, поскольку непреднамеренно сделать загрязнение такого масштаба невозможно. 

Алексей Мухин напомнил о «деле Промпартии» в рамках которого с 1930 году были осуждены 8 человек – руководитель профессор Леонид Рамзин — директор Всесоюзного теплотехнического института, член Госплана и ВСНХ, инженеры, а так же учёный в области технологии металлов и дерева, профессор Императорского Московского технического училища Николай Чарновский. 

Их обвинили в умышленном вредительстве на транспорте и в промышленности.

«Если бы история с зараженной нефтью случилась в том политическом контексте, это, безусловно, вылилось бы в подобное «дело Промпартии». Откровения «Транснефти» о «сознательном вредительстве» были бы приняты на ура, причем с симметричными оргвыводами. В нашем идейно-политическом контексте сталинская версия выглядит не так убедительно», – считает политолог.

Любопытно, что «Транснефть» самостоятельно ежегодно устанавливает размер норматива «усушки и утруски» при транспортировке нефти. «Клиентов «Транснефти» не устраивает не только ничем не обоснованный норматив, но и сама практика изъятия из своей трубы в свою пользу остатков чужой нефти и нефтепродуктов. Простой расчет показывает, что это около миллиона тонн только нефти ежегодно», –  отмечает директор «Инфо-ТЭК Терминал» Рустам Танкаев. 

Получается, что компания не тратится ни на добычу, ни на переработку и даже на налоги, и  имеет с этих «утрусок и усушек» не плохой доход.

«Всё это напоминает дело гастронома «Елисеевский», когда в начале 1980-х годов директор гастронома Юрий Соколов был расстрелян по обвинению в реализации неучтенных продтоваров, — говорит экономист Михаил Хазин. — В своей оправдательной речи Соколов отмечал, что существующие порядки делают неизбежными обвес и обсчет покупателей, усушку, утруску и пересортицу, списание по графе естественных убылей и «левую продажу», а также взятки».

Подкинули козырь США

Впрочем, главное тут не финансовые потери, а имиджевые. Это вполне однознакчно и жестко дал понять президент Владимир Путин на встрече с главой «Транснефти» Николаем Токаревым 30 апреля. 

Путин, похоже, возложил ответственность за случившееся на нефтетранспортную монополию, заявив, что «система не сработала», а «ущерб для нас и экономический, и материальный, да и имиджевый очень серьезный».

Пока у нас разбираются, кто «испортил» нефть и пустил ее по «Дружбе», новый посол России в Белоруссии Дмитрий Мезенцев не видит никакого двустороннего конфликта из-за ситуации с попаданием в трубопровод  загрязненной нефти и связанным с этим ограничением прокачки.

– Мне кажется, что нефтетранспортная монополия могла сразу обратить на это внимание и постараться предотвратить то, что в итоге случилось. Однако этого не произошло. На данный момент есть только один способ решить этот вопрос. Нужно найти реальных виновных в ситуации, провести расследование и тщательным образом все изучить, – комментирует Старший аналитик агентства WMT Consult Валерий Андрианов. – Сейчас европейские страны – покупатели российской нефти уже ждут компенсаций, но такое не должно повториться, это наносит ущерб политическому имиджу нашей страны.

Политолог Алексей Мухин так же уверен, что этот скандал чреват не только прямым коммерческим ущербом, связанным с возмещением убытков, но и нарастающим политическим осложнением: ведь у США, которые пытаются перекрыть России выходы на европейские рынки, наконец-то появился дополнительный инструмент  давления не только против экспорта российского газа, но и нефти, хотя ранее в этой области Россия считалась неуязвимой и имела репутацию надежного и ответственного поставщика.

«Москва признала, что ее самая важная артерия сырьевого экспорта была загрязнена хлорорганическими соединениями, НПЗ спешно бросились проверять, насколько далеко пошло загрязнение, и искать пути альтернативных поставок; а европейский рынок нефти охватила паника», – утверждает Мухин. По мнению Financial Times, на которых ссылается политолог, ЧП на «Дружбе» опровергло тезис о том, что Москва — надежный и заслуживающий доверия поставщик энергоресурсов. А ведь этот тезис был ключевым аргументом энергетических компаний Евросоюза — покупателей российских нефти и газа (особенно тех пятерых, что являются партнерами «Газпрома» в проекте «Северный поток – 2»), выступающих за то, чтобы наращивать импорт из России.

Влиятельные сторонники газа «Газпрома», давние его покупатели Royal Dutch Shell, Uniper, Wintershall, Engie и OMV утверждали, что расширение возможностей для покупки российского газа обеспечит Европу долгосрочными и надежными поставками дешевых и доступных энергоресурсов. 

Но сегодня эти компании находятся под нарастающим давлением со стороны США и ряда стран ЕС, которые требуют отказаться от поддержки строительства «Северного потока 2».

– Я думаю, что поддержка со стороны европейских государств к «Северному потоку -2» снизится. Насколько она снизится и что там будет – мы увидим. Но действие этой истории наверняка продлится не одно десятилетие, потому что это – пятно на репутации, которое очень долго будет отмываться. Сама по себе история далеко не закончена, объемы загрязненной нефти очень велики. По оценке польской, например, стороны, объем загрязненной нефти составляет миллион двести тысяч тонн. По оценкам белорусов, это пять миллионов. Я думаю, что белорусы очень сильно завышают объемы загрязненной нефти, потому что очень рассчитывают на то, что они получат огромные компенсации от российской стороны. Но, то, что как минимум, объем загрязнения один миллион двести тысяч – это совершенно очевидно, – считает Рустам Танкаев.

Кстати, о том, что этот проект скоро подвергнется санкциям, на прошлой неделе заявил  министр энергетики администрации Трампа Рик Перри. 

Трубопровод еще не достроен («Газпром» стремится завершить строительство до конца года), но США снова угрожают санкциями.

В этом смысле, скандал с «грязной» нефтью играет на руку одному из главных конкурентов России – США.

Вероника Князева

поделиться:


Колумнисты


Читайте также