Новости дня

17 июня, понедельник



























16 июня, воскресенье


















Мать инвалида, зверски убитого подростками, продолжает бороться за справедливость

13:06, 29 мая 2019
«Собеседник» №19-2019

В Свердловской области родственники подростков, избивших до смерти 20-летнего инвалида Диму Рудакова, подали апелляцию на решение суда. Мать убитого уже добилась, чтобы преступникам дали максимальные сроки, и теперь готовится к новому витку борьбы. 

Елена добивается для убийц адекватного наказания

«Запинали наркомана»

Убийство 20-летнего Димы Рудакова в августе прошлого года потрясло жителей маленького уральского городка Березовский. Тело парня нашли в гаражах, оно было в ужасном состоянии. 

9 августа Дима шел из магазина домой по привычному маршруту, навстречу ему вышла группа подростков: 13-летняя Ксения, Вова и Гарик, которым было по 14, и 16-летние Артем и Дмитрий (имена подростков изменены. – Авт.). Компания предложила Диме вместе попить пивка, и он согласился. У парня были проблемы в общении и мало друзей, но совсем не из-за характера.

– У Димы было неврологическое расстройство и вторая группа инвалидности, – рассказывает его мама Елена Рудакова. – Он лечился и принимал таблетки. 

Походка и жесты у молодого человека были слегка заторможенные. Возможно, поэтому подростки приняли его за наркомана. Хотя сама Елена так не считает: все пятеро были сильно пьяны, им было все равно, кто будет их жертвой. 

Диму завели за гаражи, раздели догола и стали избивать. Парня два раза ударили по голове табуреткой, которая вдребезги разлетелась от удара, на его голове прыгали. Дима даже не мог кричать, закрывался руками и просил: «Отпустите».

Все это есть на видеозаписи, которую сделала Ксения. Пока мальчики били, она держала смартфон, но наблюдать ей было скучно. В какой-то момент она отдала им телефон и сама с криками бросилась пинать парня. На следующий день она в социальной сети написала подруге: «Мы человека убили» – и уточнила: «Запинали наркомана». 

Главное – не молчать 

Мама «наркомана» Елена Рудакова увидела сына на столе в морге на следующий день. На опознании она не упала в обморок, не забилась в истерике, но еще долго не могла взять себя в руки. 

– Сначала я абсолютно ни с кем не общалась, кроме друзей и родственников, – вспоминает она. – Когда я уже стала отходить, поняла, что не хочу, чтобы они ушли от наказания. Безусловно, помогали близкие, и еще я хожу в храм, молюсь. У меня есть 9-летний сын, и я должна о нем думать. Дима с небес мне, конечно, тоже помогает. После одного из последних судебных заседаний – оно было тяжелое – я пришла домой и буквально на минутку заснула. Мне приснился Дима, взял меня за руку, сказал: «Мама, держись!» – и ушел. 

Еще до суда Елена поняла, что главное – не молчать, говорить о своей беде, общаться с журналистами. Сразу после убийства, когда имена предполагаемых убийц стали известны, никого из них следствие не взяло под стражу. Жители Березовского устроили митинг и высказали властям свои претензии. Людям было страшно за своих детей. Жуткое убийство получило огласку, двоих подростков поместили в СИЗО. 

Все избивавшие – из неблагополучных семей, но, когда они оказались на пороге тюрьмы, их родители всеми силами попытались замять дело. Все наняли адвокатов, кто-то даже двоих, Елене через ее представителя предложили 50 тысяч рублей. Она категорически отказалась и попросила больше не делать таких предложений. Когда со смерти Димы прошло 40 дней, ей в соцсети прислали сообщение: «Как это тебе нравится: я убила твоего мальчика?» Елена заблокировала автора. 

Мама Димы постоянно ходила к следователю, интересовалась ходом уголовного дела. Его возбудили по статье 111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». 

– По ней сроки меньше, чем по 105-й («Убийство»), и легче выйти по УДО, – говорит Елена. 

В конце декабря, когда дело из Следственного комитета уже собирались передавать в суд, Елена стала писать жалобы: в Следственный комитет РФ, уполномоченному по правам человека, губернатору, президенту. Они сыграли свою роль, уже в начале января ее вызвали в областной Следственный комитет и рассказали, что статью в деле поменяют на 105-ю. 

«Дадут на месяц-два меньше – не страшно»

Пока шли суды, Елена тоже не расслаблялась. Она добилась, чтобы ей наконец предоставили ту самую видеозапись. Написала жалобу в прокуратуру о том, как доставляют в здание суда подсудимых, нарушая правила. К началу процесса все подростки уже были на свободе, их возили на суды в одной машине, а однажды они и вовсе добирались с заседания домой пешком. 

Перед оглашением приговора четверо подростков попросили у Елены прощения, сухо сказав: «Извините». Она не верит в их раскаяние. 

– Когда суды начинались, они сидели на скамейке и между собой мило общались, улыбались. Только к концу процесса до них стало доходить, что все серьезно, – говорит Елена. 

Прокуратура требовала каждому дать по 9 лет 9 месяцев – практически по максимуму. Березовский городской суд приговорил главного в этой компании к 9 годам 9 месяцам, остальным дали 9 лет, 8 лет 8 месяцев и 8,5 лет. Ксении на момент преступления было 13 лет, а уголовная ответственность в России наступает с 14-летнего возраста. Елена добилась, чтобы над ней тоже состоялся суд, на полтора года девочку отправили в спецшколу. Изначально она проходила по делу только как свидетель. 

Елена не выставляла родственникам подростков требования о материальной компенсации, она хочет сделать это после окончательного приговора суда: «Они должны понести ответственность в полной мере». Но она не верит, что колония для несовершеннолетних, а потом и тюрьма, куда убийцы должны перейти после совершеннолетия, кого-то из них исправит. 

Сейчас ее ждет следующий раунд битвы – родственники осужденных подали апелляцию. Шансы у них, по словам адвоката Елены Евгения Кочешкова, есть, вплоть до пересмотра статьи. Елена больше всего боится именно этого. Но «если дадут на месяц-два меньше – не страшно». 

Пока это, наверное, самое строгое наказание для подростков за убийство, совершенное группой лиц и с особой жестокостью. В России счет по таким преступлениям идет на десятки, хотя не все они попадают в СМИ. 

– Мне недавно звонила женщина из какого-то военного городка, просила помочь, – рассказывает Елена. – У нее убили сына, давят, грозятся лишить жилья, если она дальше будет бороться. Из Сочи был похожий звонок... 

Детки скоро окажутся в клетке и уйдут из жизни Елены Рудаковой. Но с болью утраты ей и ее младшему (а теперь и единственному) сыну Марку жить дальше. Мальчик каждый день вспоминает старшего брата и отказывается убирать фотографию Димы со стола.

Досье

Громкие подростковые убийства 

В 2016 году в Ефремове Тульской области трое подростков до смерти избили 47-летнего мужчину, которого они подозревали в связях с несовершеннолетней. Суд назначил 18-летнему 6 лет 8 месяцев лишения свободы, двоим 17-летним – по 6 лет 6 месяцев воспитательной колонии. 

В Краснодарском крае идет процесс над обвиняемыми в убийстве и изнасиловании многодетной матери Натальи Дмитриевой. На скамье подсудимых двое молодых людей – 16 и 20 лет. 

В ноябре 2018 года в Выксе Нижегородской области двое подростков 14 и 16 лет избили дворника, воровавшего с ними цветмет, он умер в больнице от травм. Приговор еще не вынесен, но наказание они уже получили. Местный житель устроил подросткам суд Линча в своем понимании: изнасиловал их и снял процесс на видео. Теперь будут судить и его. 

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №19-2019 под заголовком «"Мама, держись!"».

поделиться:


Колумнисты


Читайте также