Новости дня

19 августа, понедельник

















18 августа, воскресенье












17 августа, суббота
















Мнение учителей: давление чиновников при экспертизе учебников продолжается

17:37, 24 апреля 2019

Педагоги требуют большей прозрачности и установления каналов обратной связи между министерством и школой

На днях учитель французского языка, автор учебников Вера Шацких направила письмо в Общественную палату РФ, как считает учитель, государственная языковая политика должна предоставлять учащимся возможность разностороннего развития, а также создавать для этого необходимые условия.

Это письмо ярко характеризует сегодняшние споры российских учителей, экспертов и чиновников вокруг сокращения учебных пособий в Федеральном перечне учебников и проектов ФГОС начального общего образования и основного общего образования. О том, что проблема стоит действительно остро, свидетельствует заявление Федеральной антимонопольной службы (ФАС) России, которая выдала предупреждение Министерству просвещения РФ о недопустимости ограничения конкуренции на рынке учебников.

В сообщении ФАС для прессы поясняется, что Минпросвещения сократило Федеральный перечень учебников (ФПУ) и приняло решение о направлении на дополнительную экспертизу учебников без обоснования своего решения. ФАС вынесла предупреждение Минпросвещения о необходимости до 31 мая включить в перечень учебники, которые находились в ФПУ до момента издания приказа №345.

Недовольство политикой Министерства просвещения выражают и в учительском сообществе. Об этом, в частности, свидетельствуют результаты всероссийского опроса учителей, проведенного в апреле 2019 года Центром общественно-политических проектов. Учителя выражают готовность к активным действиям, чтобы вернуть исключенные из ФПУ учебники.

Сокращение ФПУ почти на 30% приказом Минпросвещения привело к необходимости менять линейки учебников по многим предметам. Учителя высказали социологам негодующие мнения по этому поводу: «В нынешнем году у нас из-за ФПУ, просто я скажу так вот, выкинули учебники, которые действительно проверены временем, и действительно они направлены на ребёнка и для ребёнка сделаны…Я думаю, что это искусственно сделано, и Министерство просвещения почему-то допустило то, что хорошие учебники у нас куда-то из списка исчезли, новые в издательстве «Просвещение» появились. Школа, конечно, в недоумении».

Педагоги считают существующий порядок экспертизы учебников непрозрачным и не вызывающим доверия. Учебники исключаются из перечня без объяснения причин и обсуждения. Учителя не имеют возможности повлиять на процесс отбора учебных пособий, донести «наверх», какие учебники они считают удачными. Директивный характер отбора учебников, планы Минпросвещения наделить функцией заказчика экспертизы государство в лице самого министерства, предоставить монопольное право на проведение экспертизы подведомственной министерству организации — все это вызывает озабоченность у опрошенных. «Я против категорически, чтобы всё отдавалось в руки подведомственной организации где-то в министерстве, потому что лучше тех людей, которые работают на местах, никто не может дать оценку качества учебников», — заявил социологам один из респондентов.

Учителя полагают, что экспертиза может быть качественной, если в экспертной организации будут работать люди с практическим школьным опытом из различных регионов и типов школ. В схеме экспертизы необходимо учитывать особенности предметов, регионов, сельской местности. «Желательна более широкая апробация, чтобы не только московские школы принимали в этом участие, но и сельская местность», — считает опрошенный социологами учитель.

Также следует учитывать мнение учителей-предметников с помощью социологических исследований, интеграции педагогов в экспертные комиссии или создания официального института апробации учебников. Назрела необходимость в создании единого методического и информационного центра, который бы аккумулировал информацию о ходе экспертизы и работал с обратной связью от педагогического сообщества. На сегодняшний день педагоги участвуют в апробации учебников, однако формирование ФПУ от их мнения не зависит.

Создание новой подведомственной Минпросвещению структуры, имеющей монополию на экспертизу учебников, сохранит непрозрачный порядок экспертизы учебных пособий. Большинство опрошенных учителей считают монополию министерства крайне нежелательной и видят в изменениях порядка экспертизы снижение ее прозрачности и объективности, коррупциогенность.

Педагоги требуют большей прозрачности и установления каналов обратной связи между министерством и школьными учителями. «Между школой и Министерством — огромная пропасть. А мостика нет. А вот если был бы мостик, тогда было бы всё у нас великолепно», — считает участник исследования.

Социологи зафиксировали, что педагогам заметна экспансия конкретного издательства, доминирующего на рынке. Большинство опрошенных воспринимает эту экспансию критически, а меньшая часть — как неизбежность. При этом альтернатива исключенным из ФПУ учебникам, предлагаемая, по сути, монополистом, не всегда соответствует требованиям преподавателей.

Подводя итог проведенного опроса, можно делать вывод о том, что бюрократическая машина Минпросвещения отрывается от реальных потребностей школы, предпочитая спускать «вниз» директивы без обсуждения. Уровень поддержки политики министерства среди профсообщества не позволяет говорить о том, что педагоги доверяют новому порядку экспертизы, в соответствии с которым Минпросвещение замкнет на себе все вопросы, связанные с проведением экспертизы. Легитимность решений министерства в сфере регулирования учебников уже поставлена под сомнение позицией Генеральной прокуратуры, установившей коррупциогенные признаки в действующем порядке формирования ФПУ, в том числе из-за проблемы неурегулированности вопроса о конфликте интересов между заказчиком экспертизы и экспертной организацией или экспертом.

Как показал проведенный социологами опрос, много возражений вызывает и внедрение новых Федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС). По мнению ряда преподавателей, ФГОС является «архаичной» и, не исключено, во многом коррупционной инициативой его составителей. А так как на основе стандартов образования строится вся система проверки учителя и ученика, то его внедрение окончательно может лишить учителя возможности собственного творчества, отвратит школьников от чтения классической и современной литературы, разрушит традицию и будет препятствовать модернизации.

Этапность умениевого компонента, по мнению ряда опрошенных учителей, не выдержана по значительной части позиций, что по истории, что по обществознанию. Нет никакого согласования с общеучебными умениями (или как они называются во ФГОС — метапредметные результаты). 

«Про межпредметные связи лучше вообще промолчать, — комментирует ситуацию один из респондентов. — Cтандарт, конечно, будет принят. Но через несколько лет придется возвращаться к его очередному обновлению. Обязательные требования к предметным результатам, выносимые на промежуточную и итоговую аттестацию, должны быть посильны каждому ученику», — считает педагог.

«У преподавателя школы должна быть свобода в выборе структуры курса, — полагает другой участник опроса. — Поясню: многие в I полугодии проходят всеобщую историю, а во II — историю Отечества. Но можно идти и в хронологическом порядке, обращаясь то к одному курсу, то к другому, не совершая «прыжков во времени». Увы, не все знают, что это допустимый вариант».

Многие учителя обратили внимание на такие прозаические факты, как несоответствие заявленных требований министерских чиновников реальному оснащению школьных кабинетов. «Считаю, что требования далеки от реальности, например модуль «Азбука цифровой графики», — приводит пример один из преподавателей. — Это должен быть компьютерный класс для учителей ИЗО в каждой школе, а на самом деле у многих учителей ИЗО просто собственного кабинета искусств нет, приходится бегать по кабинетам и подстраиваться под техническую аппаратуру того класса, где проводится урок», — иронизирует педагог.

К этим же примерам относится требование «Знаний и умений» применять принципы перспективных и композиционных построений. По мнению педагогов, представленные умения относятся, скорее, к профессиональным «Знаниям-умениям-навыкам» (ЗУН). Между тем основы научного понимания перспективы на практике не доступны восприятию 12–13-летних детей. С учетом психологии восприятия только особо одаренные дети этого возраста могут понимать перспективные сокращения и уметь выполнять композиционные построения.

Другими словами, необходима кардинальная правка предложенных предметных результатов. И это только несколько примеров, показывающих, как далеки министерские теоретики от школьных реалий. 

Новый порядок формирования Федерального перечня учебников только подчеркивает эти проблемы. Министерство предлагает нормативно закрепить монополию на функцию заказчика экспертизы за государством в лице самого министерства, а функцию исполнителя — за одной-единственной (РАН, РАО и др.) организацией.

Курс министерства на формирование единого образовательного пространства, по сути, привел к монополизации рынка учебной литературы. По экспертным оценкам, в результате принятия министерством в конце 2018 года нового федерального перечня Приказом №345 года, доля издательства «Просвещения» с нынешних 70% будет увеличена до 85–95%. Нарушение антимонопольного законодательства и стало поводом для предупреждения со стороны ФАС России, вынесшего в адрес ведомства предписания включить в ФПУ учебники, исключенные в нарушение действующего порядка, а также рассмотреть материалы, заявленные и поступившие для включения в ФПУ в Минпросвещения до издания упомянутого пресловутого приказа.

Регулирование рынка учебной литературы вызывает серьезные вопросы и у законодателей. Так на расширенном заседании Комитета Госдумы по образованию и науке в конце марта министерство подверглось достаточно жёсткой критике из-за невыполнения рекомендаций по результатам парламентских слушаний и действий, которые привели к исключению качественных учебников из ФПУ.

Проведенный ЦОПП Всероссийский опрос педагогов показывает, что Минпросвещения со своим курсом оказывается в одиночестве, преследуя фактически цель наращивания полномочий в качестве сверхрегулятора на фоне не только отрицательных оценок со стороны контрольно-надзорных, антимонопольных и законодательных органов власти, но и самих педагогов и экспертов.

Все это тормозит развитие современного образования в стране и отдаляет от реализации задач, поставленных Президентом РФ. Остается надеяться, что активная позиция педагогов и экспертов, предупреждение Мипросвещения от ФАС будут способствовать большей открытости работы ведомства и возвращению конкуренции на рынок учебных пособий.

Виктор Виноградов

Поделитесь статьей:


Колумнисты


Читайте также