Новости дня

19 августа, понедельник












18 августа, воскресенье












17 августа, суббота














16 августа, пятница







Бизнес не по понятиям: предпринимателя из Индии довели до реанимации

09:00, 24 апреля 2019

23 апреля жена индийского бизнесмена Амита Шривастава — Дина Бернацкая обратилась к СМИ за помощью: придать огласке резонансное дело, в рамках которого ее супруг подозревается в мошенничестве.

— Моего мужа вчера увезли в реанимацию с подозрением на инсульт, — рассказывает супруга бизнесмена Дина Бернадцкая и плачет. — Ему стало плохо после того, как он узнал, что прокуратура ЮЗАО отправила в Мосгорсуд ходатайство изменить Амиту меру пресечения с домашнего ареста на заключение в СИЗО. Его просто хотят посадить, уничтожить… Речь идет уже не столько о сохранении бизнеса, сколько о том, чтобы спасти ему жизнь.

Sobesednik.ru попытался разобраться, за что Амит Шривастава может в любой момент оказаться в СИЗО и на скамье подсудимых.

Бизнес по-братски

Гражданин Индии Амит Шривастава последние 25 лет живет в России: у него есть жена — Дина Бернацкая, две дочки, здесь же живет и его мама… А еще у Амита был успешный бизнес: он возглавлял российское представительство фармацевтической компании «Роутек Лимитед», построил фармацевтический завод в Тверской области, открыл собственную компанию. 

Дела шли в гору, пока его не подставил собственный друг и однофамилец Самир Шривастава, возглавляющий «Роутек Лимитед»: сначала Самир уволил Амита. А когда тот через суд потребовал вернуть ему 60 млн. рублей, который он вложил в бизнес — в ответ получил обвинение в покушение на мошенничество и домашний арест.

«Роутек Лимитед», занимающаяся разработкой и производством лекарственных препаратов, была открыта в 2003 году в Великобритании. Ее владелец — бизнесмен из Индии Самир Шривастава.

Когда в 2012 году компания открыла представительство в России, его возглавил ближайший друг и компаньон Самира — Амит. 

В 2015 году компания построила фармацевтический завод ООО «Розлекс Фарм» в Тверской области. Непосредственно строительством и запуском работы завод занимался Амит, которому причиталось как минимум 7% акций предприятия.

— Самир и Амит были не просто партнерами по бизнесу, — рассказывает Дина Бернацкая. — Они дружили со студенческой скамьи, мы дружили семьями, вместе отдыхали. Самир и Амит называли мамами матерей друг друга… Мы доверяли семье Самира как самим себе и Амит делал все, о чем просил друг, не требуя взамен ни расписок, ничего. 

Маски-шоу и рейдерство

Теплые, почти родственные отношения между Амитом и Самиром сохранялись до конца 2017 года, пока в один прекрасный день Амит не узнал, что он уволен с должности представителя компании «Роутек Лимитед» в России. А его кресло, по словам адвоката Амита, занял более близкий Самиру человек — его теща. 

— Российское представительство компании само по себе никаких денег не зарабатывало. Поэтому, когда у головного офиса в Лондоне возникли проблемы с переводом зарплат сотрудникам через латвийский банк, Самир попросил партнера по бизнесу найти средства. Амит вкладывал свои деньги, часть которых он занимал. Все переводы проходили официально — через банк, так же были выплачены налоги, зарплата и другие расходы фирмы, — уверяет адвокат Амита Ринат Мещеров. — Когда бизнесмен узнал, что он больше не работает в «Роутек», то потребовал от бывшего друга и партнера вложенные им в компанию деньги, а именно 60 млн. рублей. В ответ мой доверитель услышал угрозы: мол, у Самира есть связи в правоохранительных органах ЮЗАО Москвы и лучше про деньги забыть.

По словам супруги индийского предпринимателя Дины, в адрес Амита и их семьи неоднократно поступали угрозы по электронной почте от подчиненного Самира — Галапакришну Бину, об этом же свидетельствует обращение Амита в полицию.

Но 60 млн — деньги немалые, и в прошлом году Амит обратился в суд с требованием вернуть вложенные им средства.

— В конце сентября прошлого года, как сейчас помню, в 6-30 утра к нам ворвались полицейские, перевернули весь дом вверх дном и забрали мужа по подозрению в мошенничестве в особо-крупном размере, — рассказывает Дина.

В частности, Шриваставе вменяют, что тот, будучи главой Российского представительства «Роутек Лимитед», получил более 1 млн руб. наличными от компании-контрагента ООО «Виренд Интернешнл» в качестве оплаты по договорам. Кроме того, по версии следствия, Амит внес деньги по договору займа на банковский счет представительства для того, чтобы создать искусственную задолженность.

Но, как указано в материалах дела, Амит «довести преступление до конца не смог по независящим от него обстоятельствам». 

Кстати, в отличии от следствия, у контрагента «Виренд Интернешнл» претензий и вопросов к индийскому бизнесмену, оказавшемуся в опале, нет: дела велись чисто, а все денежные средства переводились по договору через банковский счет.

В итоге, обвинение ходатайствовало о том, чтобы отправить Амита за решетку, но суд оставил его под домашний арест. 

— Вы можете себе представить, чтобы бизнесмен пытался вывести деньги, украсть, смошенничать, переводя деньги на реальные счета фирмы и платя при этом налоги?! — возмущается адвокат Мещеров. — При этом, что самое интересное, свидетелей со стороны Самира допрашивали, а со стороны моего подзащитного — нет. Кстати, проходили обыски и у подчиненных Амита. Это прямое давление.

— Они практически лишили его бизнеса, а теперь хотят еще и убить, — сквозь слезы объясняет Дина. — У него сахарный диабет второй степени, ему надо регулярно наблюдаться у врачей, но чтобы сходить к врачу, надо получать у следователя разрешение аж за две недели. Конечно, за 7 месяцев домашнего ареста здоровье мужа резко ухудшилось. А теперь он в 52-ой больнице лежит в реанимации с подозрением на инсульт…

Амиту стало плохо накануне пресс-конференции, когда пришла новость о том, что дело о мошенничестве было передано в прокуратуру и та собирается требовать изменение меры пресечения с домашнего ареста на заключение в СИЗО.

Самая популярная статья — 159 УК

— Против Амита было возбуждено дело по ч. 4 159 ст. УК РФ — мошенничество в особо крупно размере. Это самая популярная и универсальная статья, по которой могут привлечь любого представителя бизнеса, — поясняет адвокат Ринат Мещеров. — В результате многочисленных наших обращений, а так же обращений депутаов Госдумы, в МВД провели проверку и признали, что при возбуждении и расследовании дела были допущены нарушения.

В итоге 13 апреля этого года Амита в браслете забрали из под домашнего ареста, привезли в суд, где выяснилось, что прокуратура изъяла дело из производства УВД и передала его в СК, который ходатайствует о помещении предпринимателя в СИЗО, — рассказал Мещеров. 

Тогда Черемушинский суд отправил Амита обратно домой, но теперь вопрос — не посадят ли в СИЗО — снова остается открытым: прокуратура ЮЗАО ходатайствует об изменении меры пресечения с домашнего ареста на заключение под стражу и подала апелляцию в Мосгорсуд об отмене решения Черемушкинского суда, этим прокуратура показывает свою явную заинтересованность в этом деле.

Случайности не случайны

Родственники и защита индийского бизнесмена уверены: в действии — рейдерский захват бизнеса при помощи правоохранителей, что для России в общем-то — не редкость.

За примерами далеко от ЮЗАО Москвы ходить не надо. Так, в конце декабря 2017 года в столичном ЮАО бывший владелец кондитерской фабрики «Меньшевик» Илья Аверьянов забаррикадировался на предприятии и устроил пальбу, когда к зданию пришли приставы взыскивать долги. 

Все, кто тогда следил за развитием событий недоумевали: что сподвигло бизснемена, отца восьмерых детей на такой шаг?

Радиостанции Business FM удалось дозвониться до Аверьянова, который заявил: «Я директор. Короче говоря, банда кавказская, осетинская во главе с двумя прокурорами. Один из прокуроров — это Дударов, заместитель прокурора ЮВАО — прямо записывайте. Второй прокурор — это заместитель прокурора Западного округа Чехоев. У меня по поддельным документам отобрали фабрику, разорили меня».

Тогда же официальный представитель Генпрокуратуры Александр Куренной подтвердил: Аверьянов неоднократно жаловался в правоохранительные органы и «обвинял то ли партнеров, то ли контрагентов. Писал заявления, что против него совершаются мошеннические действия, чтобы отнять у него бизнес».

Но ни полиция, ни прокуратура округа не реагировали на заявления Аверьянова, а вскоре он все-таки потерял бизнес…

Бизнес обидеть может каждый

— Я не знаю, кто в этом споре прав или виноват. Но, когда я даю взаймы, потом прошу обратно. Где здесь мошенничество? — недоумевает политолог и экономист Михаил Делягин. — 92% обвинений представителям бизнеса в России предъявляют именно по 159 ст. УК РФ.

— Если Амит Шривастава виновен — он должен нести наказание, а если нет, то его должны освободить, — заявил президент Индийского бизнес альянса Сэмми Котвани. — Только в России насчитывается порядка 200 членов нашего альянса, Это предприниматели, которые ведут тут свой бизнес, платят налоги, инвестируют…

По его словам, за исходом этого дела внимательно следит всё индийское бизнес-сообщество, предприниматели видят что фактически любой из них может оказаться на месте Амита.

А дальше что?

— У следователей было достаточно времени, чтобы подкрепить свои обвинения доказательствами, если бы они существовали, — считает защитник.

Защита требует, чтобы уголовное дело было прекращено, поскольку в данном случае речь идет вовсе не о мошенничестве, а о финансовых спорах бывших партнеров по бизнесу, а это гражданско-правовая история. 

25-го апреля Черемушкинский районный суд будет рассматривать ходатайство прокуратуры Юго-Западного административного округа Москвы об избрании для Амита Шривастава меры пресечения в виде заключения под стражу. Защита же намерена просить о смягчении меры пресечения в виде залога, чтобы их клиент мог вернуться к работе. 

Сторона защиты, а так же президент Индийского бизнес альянса Сэмми Котвани уже готовят обращения депутатам Госдумы, в Генпрокуратуру, СК, и, конечно же, в Администрацию президента.

Ведь, именно президент Владимир Путин неоднократно заявлял, что «добросовестный бизнес не должен ходить под статьей», а бизнес-сообщества не должны постоянно чувствовать риск получить административное или даже уголовное наказание:

«Уголовный кодекс должен перестать быть инструментом решения хозяйственных споров между юридическими лицами. Такие споры надо переводить в административную и арбитражную плоскость», — заявил Путин в послании Федеральному собранию 1 марта этого года. 

Но, очевидно, так и остался не услышанным.

Поделитесь статьей:


Колумнисты


Читайте также