Новости дня

24 марта, воскресенье













23 марта, суббота














22 марта, пятница


















Денис Драгунский: Соцсети на 95% состоят из "неуважения к власти"


Денис Драгунский // фото: Николай Титов / Global Look Press
Денис Драгунский // фото: Николай Титов / Global Look Press

12 марта вслед за президентским Советом по правам человека российские писатели и журналисты числом более ста выступили с заявлением, в котором осудили принятый Госдумой закон о наказаниях за фейковые новости и оскорбление власти. Основной посыл заявления — в стране официально вводится цензура.

Об этом мы поговорили с писателем Денисом Драгунским, тоже подписавшим это заявление:

— Денис Викторович, не поздно ли подписывать заявления? Законы фактически приняты. [Прим. ред.: пока готовился материал, законопроект поддержали в Совете Федерации.] Что реально можно сейчас сделать? На что надежда?

— Реально? Президент не должен это подписывать. У него есть такие полномочия. И может быть решение Конституционного суда. Или даже инициатива Конституционного суда.

— Кажется, президент крайне редко пользуется правом вето.

— Тем не менее важно высказаться. Если промолчал, значит, тебе это все нравится? А мне это не нравится.

— Но, кажется, уже поздно поднимать шум?

— Ну а что можно было сделать раньше по поводу «фейков» и «оскорблений»?

— Я — честно — не знаю.

— И я не знаю. Понимаете, какая тут механика — нет никаких обсуждений. Если бы Дума была у нас Думой и там, как в нормальной Думе, были бы разные партии, лоббисты разных организаций, то были бы дискуссии, и можно было бы аннулировать само предложение такого законопроекта или существенно его переформатировать на начальной стадии. А у нас Дума по сути однопартийный орган с одним коллективным «за». Они там спринтерски провели все слушания — и нате вам, граждане.

На самом деле меня это закон больше всего беспокоит избирательностью своего правоприменения. Тут то же, что и с «оскорблением чувств верующих». Эти законы плохи своей неконкретностью. Любая фраза типа «иди ты к богу в рай», сказанная в очереди, тоже может быть оскорблением чувств рядом стоящего фундаменталиста. Но никто не будет по этому поводу ничего судебного предпринимать.

Если пересмотреть весь фейсбук, он на 95 процентов состоит из того, что при особом желании можно назвать «неуважением к власти» и «оскорблением» разных должностных лиц. И тут, имея на руках такой закон, можно выдергивать кого надо. Кроме того, закон ужасно невнятен. Там не написано, что такое «оскорбление», что такое «неуважение». Можно, например, принять закон о запрете ношения клетчатой кепки. Закон идиотский, но предельно понятный: клетчатую — нельзя, полосатую — можно.

Кроме этого, закон этот грамматически неграмотно написан. Там неясно, кто объект и кто субъект предполагаемых оскорблений. И вряд ли кто будет его править. А если будет, то вряд ли это что-то изменит.

Отчего все это пошло? От того, что в своё время демократически настроенные граждане ненавидели тот факт, что Дума состоит из коммунистов, которые ужасно мешают Ельцину. Но в нормальном государстве законодательная власть для того и существует, чтобы мешать исполнительной, ставить без конца палки в колёса, каждое слово под микроскопом рассматривать. Тогда получается нормальное государство. И вот «коммуняк» разогнали, и в Думе стали все «за». Вот и все — никто не мешает пути «к светлому будущему». Но без этих помех мы получаем то, что получаем: «все единогласные, все со всем согласные».

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания