Новости дня

24 марта, воскресенье














23 марта, суббота














22 марта, пятница

















Жителей деревни, окруженной Москвой, ждет выселение и снос

«Собеседник» №08-2019

Фото: Андрей Струнин
Фото: Андрей Струнин

Как живется обитателям частного сектора посреди Москвы и кто наступает на их дома, выяснил корреспондент «Собеседника».

Деревня в городе

На остановке «Терехово» выходим только мы с фотографом. Вся деревенька – 30 обжитых домов. Деревянные избы с резными наличниками, собаки, алые гроздья рябины. Полное ощущение патриархальной сельской жизни, даром что до Кремля – 20 минут.

– Этому купеческому дому лет 200–300, но тоже пойдет под снос, – вздыхает Александр Чернопащенко, вышедший из калитки одного из первых тереховских домов в самом начале деревни. – Была у властей одна мысль – сделать на нашем месте фольклорную деревню, какие есть во многих странах. То есть сохранить и осовременить то, что имеется. Но потом все-таки решили уничтожить все бульдозерами, построить новое и на этом заработать. Но уже без нас, конечно...

Чернопащенко – старожил в самом прямом смысле этого слова. Его предок был в числе 6 самых первых жителей на момент образования деревни в 1644 году. Тогда это была полуглушь за пределами Москвы. Сейчас – близкий к центру престижный столичный район Хорошево-Мневники. По рейтингам московских районов он стабильно входит в тройку самых благоприятных мест для проживания внутри МКАДа. 

Центр Москвы, 20 минут до Кремля // фото: Андрей Струнин

Справка

Впервые деревня Терехово упоминается в источниках 1644–1646 годов.

В 30-е годы XX века в Терехово насчитывалось 94 хозяйства и 421 житель. 

В 1960 году деревня была включена в черту Москвы, но, в отличие от многих других деревень, избежала сноса. 

7 марта 2006 года Терехово включено в список деревень, территория которых подлежит комплексной реконструкции. 

Чудо-остров

– Я в этом доме родился, березу под моими окнами посадил отец, уходя на фронт, откуда он не вернулся. Пацанами мы собирали грибы и орехи в местном лесу, ловили рыбу в Москве-реке, а при разливе нас возил в школу на лодке местный лодочник. Сколько себя помню, всю жизнь у меня были лодки, а как иначе – живем-то на острове, – ностальгирует Александр Чернопащенко.

Терехово и в самом деле – остров искусственного происхождения, который появился после спрямления русла Москвы-реки.

– В районе нас называли «цветочно-редисочная республика», потому что практически в каждом дворе выращивали овощи и цветы – кто для себя, кто на продажу. А деды рассказывали, что еще во время войны немецкие самолеты кружили над островом, но ни одной бомбы сюда так и не упало. Говорили, видать, кто-то святой здесь жил...

Немцам остров не дался. Но перед российским чиновничеством устоять оказалось сложнее.

– Первый раз на нас пошли в 1963 году, – старожил рассказывает историю наступления на деревню в военных терминах. – Тогда Хрущев съездил в Америку и загорелся идеей построить свой Диснейленд на нашем острове. Но потом его что-то отвлекло, и повторно на нас обратили внимание уже в 1992 году, когда скульптор Церетели взялся все-таки построить «русский Диснейленд» – «Парк чудес». И первым его «чудом» должно было стать исчезновение всех местных жителей – московские власти активно занялись выселением. С 1994 года давали квартиры, земельные участки и денежные компенсации. Многие тогда уехали. Остались мы – три десятка семей…

«Снесем, как «Речник»!»

Чернопащенко показывает нам свой дом. Настоящая печка, сундуки с вещами, самовар, деревянный пол с поскрипывающими половицами – это все не этнографические элементы, а реальная жизнь одной московской семьи. 

– Нам в московском правительстве как-то сказали: ну что вы там держитесь за свои гнилушки?! Я ответил: наши дома превращаются в гнилушки благодаря вам! Деревня числится списанной вместе со всеми оставшимися жителями. Поэтому с 90-х годов сюда невозможно провести газ, горячее водоснабжение, канализацию, многие дома берут воду из уличных колонок, – горячится Александр Владимирович.

Коренной москвич Александр Чернопащенко пользуется печкой // фото: Андрей Струнин

На главной тереховской улице работает какая-то съемочная группа. Похоже, что снимают кино, а не телесюжет. 

– Нашу натуру очень любят киношники, художники, фотографы, блогеры, иностранные туристы даже приезжают, – комментирует Чернопащенко. 

Натура, очевидно, уходящая. В феврале 2018 года тереховцев вызвали в управу и объявили им последнее «московское предупреждение». 

– Сказали: «Берите компенсацию и уезжайте, иначе снесем вас, как «Речник»!» – передает житель деревни.

«По бумагам всех нас уже давно здесь нет»

Прогулка по Терехово перерастает в соседское обсуждение последних новостей. А новости нерадостные – Хорошевский суд постановил всех жителей выселить с выплатой компенсации. 

– Так как по бумагам всех нас уже давно здесь нет, то восстанавливать доли по некоторым домам приходится через суд, – рассказывает коренная тереховка Лидия Владимировна.

Пенсионерке Раисе Полотеровой не досталось в итоге никакой доли. Своего жилья нет, и после сноса Терехово ей будет просто негде жить.

– Муж и сын умерли. А когда скончался свекор, то выяснилось, что у меня нет никаких прав, – излагает сама Раиса Полотерова, которую департамент не внес в список вообще.

Раиса Полотерова может лишиться жилья // фото: Андрей Струнин

– Мы же почему еще остались? – задается вопросом Александр Владимирович. – Нас на каждом шагу пытались обмануть. Сначала нам сказали, что выделили квартиры в Крылатском – элитном районе, на который многие были согласны. Потом «Москапстрой» эти квартиры продал и купил в Митино в 1,5 раза дешевле. Нормально? Потом нам пообещали отдельный многоквартирный дом на Маршала Жукова – отличное место, хорошие квартиры, где в двушках по 2 санузла. Но и эти квартиры быстренько «испарились». Вот такой «парк чудес»...

Сегодня, например, Александру Чернопащенко за дом 224 м2 и 16,5 соток земли предлагают 57 млн рублей. Сумма, которая большинству россиян покажется баснословной. Но рядом с простым Терехово есть поселок Сокол и Серебряный Бор, где стоимость участка с домом может достигать 400–500 млн рублей.

– Мы привлекли независимых оценщиков, и они назвали стоимость в 3–4 раза выше, чем нам сейчас предлагают, – объясняет Чернопащенко. – Компенсация кажется большой, но мы бы хотели остаться в этом районе, а сопоставимый метраж здесь мы уже не возьмем. Плюс мы привыкли к земле и жизни на природе, а на участок в нормальном месте и подавно не хватит. Не сомневаемся, что нас выселят, а потом на наших землях заработают в несколько раз больше.

«Мы не можем докричаться»

В 2005 году вышел закон о денежных компенсациях за выселение. Недавно еще упростили процедуру об отчуждении земель под госнужды, по которой переселить могут кого угодно, если госнужда заставит. Сопротивление бесполезно. Но... 

– Вот в этом доме сосед снес старую избушку и построил хороший сруб, то же самое он сделал для своей матери, которая живет на другом конце деревни. Говорит: не уеду, под бульдозер лягу! Другой сосед, который тоже неплохо вложился в свой дом и участок облагородил, вообще грозится расчехлить старое ружье, – говорит Александр Владимирович. 

– С нами уже все понятно, – говорит местная жительница Елена Прохорцева. – Московское правительство нас из своих челюстей не выпустит. Уже определяется подрядчик на снос. И мы не можем докричаться, что мы живые люди и мы все еще здесь! А по нашему образцу могут поступить с любыми собственниками или – правильнее сказать – с теми, кто считает себя собственником...

В Терехово вольготно и людям, и лошадям // фото: Андрей Струнин

Официально

Ответ департамента Москвы:

«Проект планировки территории утвержден постановлением правительства Москвы от 3 марта 2015 года. Сейчас владельцам недвижимости назначают компенсации. Их размер определяется на основании отчета об оценке, которую проводит независимая оценочная организация в соответствии с Федеральным законом №135. Работа по изъятию участков ведется в судебном порядке».

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №08-2019 под заголовком «Обитаемый остров».

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания