Новости дня

19 мая, воскресенье













18 мая, суббота









17 мая, пятница
















16 мая, четверг







Питер Джеймс: В Англии преступление расследуют до тех пор, пока жив тот, кому разгадка принесет покой

11:49, 25 февраля 2019

Питер Джеймс // фото: Neil Tingle / Allstar Picture Libr / Global Look Press
Питер Джеймс // фото: Neil Tingle / Allstar Picture Libr / Global Look Press

Один из самых популярных детективщиков современности Питер Джеймс — о том, как не стать жертвой преступника.

Цикл романов Питера Джеймса о детективе Рое Грейсе (первый из которых — «Убийственно просто» — был опубликован в 2005 году и сразу же вошел в десятку бестселлеров и завоевал несколько литературных премий) переведен на 37 языков и разошелся по миру тиражом более 50 миллионов экземпляров. А еще Питер Джеймс — действующий консультант полиции графства Сассекс. Поэтому, когда он заехал в Москву презентовать очередное творение — «Умрешь, если не сделаешь», мы поговорили не только о литературных преступлениях, но и о детективных событиях в Англии.

— Первый раз я побывал в Москве в год основания газеты «Собеседник», — вспоминает Питер Джеймс. — Меня поразило, как теперь одеты люди. Я помню то время, когда их одежда была очень серой и поношенной. У женщин не было красивых платьев. Люди выглядели очень несчастными. Еще было очень мало машин, даже на улице Горького и на Невском проспекте (имеется в виду Ленинградский проспект. — Прим. авт.). Тогда существовали магазины «Березка» для привилегированного сословия, где можно было что-то купить. В 1984 году я зашел в ГУМ — и там вообще ничего не было, никаких товаров. Продавался граммофон 1954 года, и освещение было таким слабым, что ничего нельзя было рассмотреть. Атмосфера была очень депрессивной. И это было неприятно.

Сейчас все изменилось. Произошел прорыв. Москва превратилась в яркий, живой, современный город с потрясающими новыми зданиями, захватывающий город. В нем очень интересно находиться.

В России много энергии. Это совсем другая культура по сравнению с Европой. Люди такие же, но если мы вспомним историю, то англичане, например, всегда были свободными. А в России сначала были цари, потом произошла революция и к власти пришли коммунисты, которые очень жестко управляли страной. Поэтому испытываешь потрясающее чувство, когда видишь, когда из всего этого рождается нация.

Я приезжал к вам и в 2007 году и тогда уже видел большие перемены, но было еще и много трудностей. На каждом углу можно было увидеть сломанный фургон или брошенный старый автомобиль. Теперь все выглядит гораздо более современно. Москву практически не отличить от любого западного города, но при этом в ней сохранилась старинная русская культура.

Как писатель, я люблю историю и литературу России. Достоевский, Толстой — у вас есть литературное наследие. Мне нравятся русские поэты. Мой любимый — Евгений Евтушенко, у него очень необычные образы. Я увлекаюсь и русской драматургией, и киноискусством. Великий Сергей Эйзенштейн... Я всегда интересовался русской культурой, она меня всегда манила.

Что касается борьбы с преступностью, то по статистике 93% всех убийств в Англии раскрываются. Я не знаю, как с этим обстоит в России, но, наверное, показатели не такие.

(По данным Министерства внутренних дел, в январе — сентябре 2018 года было зарегистрировано 1490,9 тыс. преступлений, раскрыто — 833,5 тыс. преступлений, в том числе 363,5 тыс., следствие по которым обязательно, и 470,0 тыс., следствие по которым не обязательно. Не раскрыто 579,5 тыс. преступлений, что на 2,5% меньше аналогичного показателя за январь — сентябрь 2017 года. — Прим. авт.)

У нас нет ничего подобного русской мафии, которая особенно активно действовала в 1990-е годы. У нас никогда не было такой мощной организованной преступности.

— Русская мафия изменилась с тех пор?

— Когда я однажды встречался с начальником уголовного розыска Москвы, то спросил его, является ли русская мафия чем-то реальным или она встречается только в художественных произведениях о России. Он признался мне, что в 2000 году контроль над Москвой перешел к мафии и так у нее и остался. Он поинтересовался у меня, сколько в среднем получает полицейский в Англии. Я ответил, что молодой офицер в Лондоне зарабатывает примерно 27 тысяч фунтов, или 30 тысяч евро. И он сказал мне, что полицейский в России зарабатывает 3 тысячи фунтов, а если полицейские получают мало, то в их рядах заводится коррупция.

Я понял, что это лишь часть проблемы. У нас тоже была коррупция в полицейской среде, особенно в 1960-е. Глава полиции Брайтона (город на юге Англии. — Прим. авт.) был арестован вместе со всеми высокопоставленными офицерами. Коррупция — это не исключительно русское явление, а проблема для всех правоохранительных органов. В тех странах, где она процветает, правоохранительные органы не пользуются уважением в народе. И первое, что постарались сделать наши власти, это вернуть такое уважение. И им это удалось. Для того, чтобы полиция успешно боролась с преступностью, ей нужно сотрудничать с простыми людьми. По-другому не получится, ведь на 60 миллионов человек в Англии 100 тысяч полицейских.

— Вы встречались с кем-то из русской мафии?

— Да, ведь многие русские мафиози сейчас находятся у нас в стране. Один из них рассказал мне все о татуировках и других отличительных знаках, что было очень интересно. Он был весь в наколках.

Он прочитал мне целую лекцию о тюремной живописи и ее значении. Я был знаком с девушкой одного мафиози, которая ушла от него, и он пытался несколько раз ее убить. Это было очень занимательно.

Еще одно отличие русской мафии — она очень полиморфная, как одна большая семья. В Англии большинство преступников предпочитают держаться в рамках своих собственных групп.

— Как мило...

А теперь давайте немного поиграем. Задаю вам три вопроса на засыпку. Был ли на самом деле убит Эдвин Друд?

— Думаю, его убили. Чем увлекают романы Чарльза Диккенса, это тем, что почти во всех них фигурируют преступники и преступный мир. Если бы он творил сегодня, то был бы автором детективов.

— Возможно, он специально не закончил эту книгу, чтобы оставалась интрига, которую бы поклонники стремились разгадать после его смерти?

— Да, он любил играть с читателем. Он изобрел то, что называют «скалолазанием». Каждый две недели он издавал журнал, и, чтобы читатели покупали следующий номер, он оставлял главу незавершенной, как будто покупатель находится в подвешенном состоянии «над пропастью».

— Вопрос второй. Боширов и Петров в самом деле отравили Скрипалей? Мы когда-нибудь узнаем правду?

— Это очень интересный вопрос, на который многие в Англии ищут ответ. Полагаю, что мы узнаем правду в конце концов. Но мы пока еще ее не знаем. Люди принимают скоропалительные решения, что не идет на пользу расследованию. Нужно действовать более методично и взвешенно. Очень опасно выступать с обвинениями, пока ты не абсолютно уверен в чем-то. Но этот вопрос меня занимает, как все, что имеет отношение к заговорам.

— Есть ли какой-то срок у подобных загадок, после которых мы уже никогда не сможем узнать ответ?

— Я до сих пор стараюсь узнать, кто убил [президента США Джона] Кеннеди, и на этот вопрос до сих пор нет ответа. Есть тайны, которые никогда не будут разгаданы. Но надеюсь, что та, о которой вы спрашиваете, будет разгадана.

Что касается Кеннеди, то действительно прошло очень много времени, остается все меньше свидетелей и доказательства нужно искать в архивах, которые могут быть сейчас закрыты для публики, но в какой-то момент их откроют.

В Англии, по утверждению моего знакомого офицера полиции, расследование не прекращается до тех пор, пока живет кто-то, кому истина может пойти на пользу, например родственник. Если же никого не остается в живых, то это становится интересом только историков.

— И третий вопрос. Нашла его в поисковике в Интернете по запросу «простые детективные загадки для детей». Ограблен банк, деньги найдены позже припрятанными возле кактуса. Как полицейские нашли того, кто ограбил банк?

— Возможно, он укололся о кактус и оставил кровавый след?

— Именно так: у него были расцарапаны руки, по ним и определили. Вы умница!

— Поэтому я и собираюсь продолжать писать о своем герое Рое Грэйсе. Я очень люблю его.

Любой автор, который расправляется с любимым героем, например, Шерлоком Холмсом, потом начинает сожалеть об этом и возвращает его к жизни. Каждый раз, когда я начинаю новую книгу о Рое, я разговариваю с ним, спрашиваю, как идут дела. Это как возвращение в свою семью. В ближайшее время я не собираюсь прощаться с ним.

В отношении него мне повезло как автору. Главный герой — это самое главное в романе. Люди читают книги, чтобы узнать, что происходит с героем. И самое трудное — это придумать героя, которого читатели полюбят, про которого они скажут «я бы с ним переспала».

Когда Конан Дойл убил Шерлока, он не смог создать никого, кто был бы таким же привлекательным для читателя. И ему пришлось вернуться к своему прежнему герою. Когда публика любит героя, она не хочет никакой замены ему. К счастью, Рою сейчас всего 42 года, так что в запасе у него 20 лет до того, как я начну думать о том, чтобы отправить его на пенсию. Он недавно женился...

— Ну вот...

— Если читательницы разлюбят его, поскольку он больше не холостяк, то я его разведу. 

— Обычно гении сыска немного... «того».

— Рой не особенно красив и в нем нет ничего странного. Но люди любят героев, поэтому у них должны быть качества, которыми они выделяются. В голливудских вестернах герой приезжает в город, решает все проблемы на месте и уезжает. В художественной литературе такое не пройдет. Герой не должен быть феноменально красив, смел или силен, но должен внушать симпатию. Читателям не нужны супергерои.

— Чувствуете ответственность за читателей, когда пишете романы? Ведь они могут додуматься повторить описанные в них преступления, а преступникам вы можете подсказать методы их раскрытия.

— Полиция как раз просила меня не раскрывать некоторые секреты в своих произведениях, чтобы преступники не использовали мои книги как учебники и не корректировали возможные ошибки. Так, в романе про киднеппинг использована довольно сложная схема, о которой мне рассказали полицейские, но они же и попросили меня не упоминать всего, чтобы потенциальные преступники не знали, что происходит на самом деле. То же самое было и с предыдущими книгами.

Полицейские, которые консультируют меня, настоящие мастера своего дела. Но если они делятся со мной чем-то, что может помочь преступникам, мы это не помещаем в книгу. Я даю им почитать первый вариант книги, и если их что-то не устраивает, мы это изменяем.

С точки зрения новых идей вряд ли я смог придумать что-то, чего еще не придумали преступники. Злодеи и детективы на протяжении веков играют в догонялки. Иногда злодеи вырываются вперед, а полицейские их догоняют, иногда наоборот. Были случаи, когда преступники утверждали, что на них подействовали книги Стивена Кинга или фильмы ужасов, но это происходит нечасто. И если я все-таки придумаю что-то новенькое, я знаю, что мои книги читает много полицейских, так что они будут впереди преступников в этой игре.

— Хорошо, тогда расскажите, как нам, обывателям, не стать жертвой преступления. Дайте какой-нибудь дельный совет.

— В наши дни самую большую опасность представляет след, который мы оставляем в соцсетях. Например, вы уезжаете в отпуск и выкладываете фото из Испании, а в это время ваш дом грабят. В таких случаях страховые компании отказываются платить страховку, поскольку вы сами сообщили всему миру, что вас нет дома.

Нужно быть очень осторожным с такой информацией. Вы можете пойти в парк Горького и сняться там с друзьями, и по этой фотографии в интернете преступники вычислят, где вы живете.

Мы выкладываем в сети огромное количество личных данных. Моя жена бегает и прокладывает маршрут с помощью приложения. Так вот, по этому приложению кто-то ее даже выследил: догнал и остановил.

Короче, чтобы не стать жертвой преступников, думайте о том, что вы выкладываете в Сеть. А еще раньше на гостиничных картах-ключах было много информации и постояльцах, включая их адрес, поэтому я советовал не сдавать их при выписке. Но сейчас это просто ключи, которые только открывают двери, опасаться их не стоит.

Чтобы не стать жертвой, я рекомендую представить себя полицейским, которые никому не верят, ничего не предполагают и все проверяют. В ходе своей карьеры полицейские становятся циниками и перестают верить кому бы то ни было. Важно научиться у них также правильно сидеть, к примеру в заведениях общепита. Если я встречаюсь с полицейским в баре, то знаю, что он будет сидеть спиной к стенке и лицом к двери. Таким образом я вижу всю комнату — злодея, которого я ищу уже много лет, людей, входящих в дверь, — а за спиной у меня никого нет, и я в безопасности. Поэтому нужно всегда думать о том, что тебя окружает. 

— Хороший детектив — это тот, в котором читатель угадает преступника до его разоблачения или нет?

— Важнее другое. Мне всегда хочется закончить роман позитивно. То есть не просто арест преступника, но и вынесение ему обвинительного приговора. А для этого нужны умные присяжные. Об этом я как раз сейчас и пишу.

— Вот было бы круто, если бы ваш Рой взял да и оказался... русским! А что?

— Да уж, если мой герой Рой окажется в конечном итоге русским, это будет бомба!

Автор, Питер Джеймс — и книга, которую вы можете выиграть!

В честь своего 35-летия
«Собеседник» разыгрывает
книгу Питера Джеймса
«Умрёшь, если не сделаешь»
с автографом автора!

Все подробности конкурса ищите в нашем инстаграм-аккаунте. Удачи!

поделиться:


Колумнисты


Читайте также