Новости дня

19 февраля, вторник
















18 февраля, понедельник





























Лес рубят – бабки летят. Под Смоленском уничтожено 600 га елей и сосен

«Собеседник» №04-2019

Лес увозят прямо на наших глазах, а сделать ничего нельзя
Лес увозят прямо на наших глазах, а сделать ничего нельзя

 Остались одни пеньки

– Вот машина с нашим лесом едет, – комментирует зам. директора Гагаринского лесничества Николай Воробьев, пока мы едем на служебном УАЗе от города Гагарина Смоленской области к месту гигантской вырубки в 600 гектаров. – Остановить и проверить документы мы не можем – нет полномочий. Только если вместе с ГИБДД. Но совместные рейды проводить чаще раза в месяц не получается.

По словам Воробьева, в конце прошлого года в один из таких последних рейдов ему вместе с инспекторами ГИБДД удалось остановить два грузовика, перевозящих 66 кубометров ели. Конечно, никаких документов на перевозку древесины у них не было. Впрочем, буквально через два часа нарисовался представитель перевозчика с бумагами, поэтому машины с елью пришлось отпустить.

Пока Николай Алексеевич рассказывает, мы проезжаем бытовку, рядом с которой свалены деревья и курят рабочие. 

– Смотрите, всю дорогую древесину вывезли – ель, сосны, а осину и березу оставили, – показывает зам. директора Кармановского лесничества Алексей Костючков. 

– А вот здесь был сплошной лес, – размахивает руками Воробьев. В его слова трудно поверить: мы стоим посреди большого поля и под сугробами не видно даже пеньков. 

цифра

По данным «Рослесхоза», 1 млн 694 тыс. кубов леса заготовили в 2017 году «черные дровосеки». 

Лесники по пенькам рассчитывают длину дерева и подсчитывают ущерб

Ловкость рук

Вырубка проводится в природоохранной зоне регионального значения: неподалеку протекают реки и находится Яузское водохранилище – один из основных источников водоснабжения Москвы. Как известно, вырубать деревья вокруг водоемов нельзя – санитарная зона.

Но даже невооруженным глазом видно: рубить лес здесь начали не вчера. О тотальной вырубке смоленских лесов стало известно после того, как Гринпис России обратил внимание на «проплешины» на космических снимках.

– Мы еще в сентябре увидели, что вырубают лес, и подали заявление в Смоленскую областную прокуратуру, а после – и в Генпрокуратуру, – рассказывает мне специалист лесного отдела Гринпис России Вилен Лупачик, который осенью уже ездил «на разведку» в эти леса. – В итоге нам все ведомства прислали какие-то ответы, кроме органов прокуратуры. Ждем. 

– Я начал разбираться с проблемой леса в Гагаринском районе сразу, как вступил в должность – в 2012 году, – рассказывает начальник департамента Смоленской области по охране, контролю и регулированию использования лесного хозяйства, объектов животного мира и среды их обитания Юрий Шарин. И показывает мне толстые папки с документами по этому делу. – Все эти годы мы проходили суды, писали заявления в полицию, прокуратуру, профильные министерства, областную ФСБ… Но никто ничего не делает – одни отписки.

Проблема заключается в том, что этот лес является собственностью фонда Гагаринского сельского лесхоза, но сдавался в аренду сельхозкооперативу «Восток», который в свою очередь в апреле 2011 года из-за долгов переуступил право аренды некоему физическому лицу Андрею Владимировичу Катахову. Недолго думая, Катахов обратился в суд с требованием перевести категорию этих участков из лесного фонда в земли сельхозназначения. В итоге 82 участка общей площадью более 6 тыс. га стали сельскохозяйственными угодьями физлица.

Благодаря новому статусу земли арендатор получил право «расчищать» территорию (в том числе и от деревьев) с целью ведения сельского хозяйства.

– Естественно, вместо того, чтобы расчищать хилые кустарники, рубятся хорошие, а на месте леса за все эти годы никакого огорода так и не появилось, – намекают лесники на то, что перевод земель был исключительно ради древесины, на которой можно было заработать уже не один миллиард.

Лесники провели целое расследование и выяснили, какие компании участвуют в выпилке. Вывозит древесину зарегистрированное в Москве ООО «СЛК Дубрава Рус-Микс» с уставным фондом в 10.000 рублей. А фирмы из Московской, Калужской, Рязанской областей покупают древесину, чтобы, например, делать из нее мебель.

А вот как же так вышло, что даже госслужбы не могут противостоять физическому лицу – арендатору, пока остается загадкой.

– Получается, что стариков, которые заготовят чуть больше дров на зиму, мы должны по закону штрафовать, а тут лесные массивы гектарами вывозятся прямо у нас на глазах – и мы ничего не можем сделать, – разводят руками лесники.

«Тут и убить могут»

Из трубы одной из бытовок валит дым: видимо, рабочие обогреваются деревом из того же леса.

К нам вышел один из лесорубов, который уже во второй раз приехал сюда на заработки с Украины. 

– Я не знаю, кто тут владелец, – неохотно отвечает на мои вопросы рабочий. – Увидел объявление в интернете. Платят исправно – 250 рублей за куб. На такой работе с деньгами не шутят – тут и убить могут. Нет, никакие документы не подписывал, только регистрацию сделал.

– А кто участки леса под рубку выделяет? – пытаюсь найти хоть какую-то зацепку.

– Игорь, лесник, – отвечает «украинец». 

В этот момент зам. директора лесничества Николай Воробьев сильно удивляется и просит одного из своих подчиненных, лесника по имени Игорь, выйти из машины.

– Он? – показывает Воробьев на подчиненного.

– Нет, не он. Другой Игорь-лесник, – утверждает рабочий.

Как ни странно, но и на другой «точке» работяга упомянул лесника Игоря.

Вопросов у нас больше к рабочим не было: вероятно, они и вправду ничего толком не знают – просто делают свое дело.

– Думаю, после того, как поднялась шумиха в СМИ, рабочие получили инструкции: что отвечать, если спросят, – предположил Воробьев. Он сам потомственный лесник, чьи родители в 1970-х годах сажали здесь деревья… В том числе и те, которые сейчас попали под топор.

О масштабах проблемы вырубки «Собеседнику» рассказал руководитель лесной программы Гринпис России, эколог Алексей Ярошенко:

– По нашей оценке, в России незаконно вырубается порядка 20% леса. Но беда заключается не столько в незаконных рубках, сколько в бесхозяйственности. Благодаря Лесному кодексу 2006 года лес у нас рассматривается как природное месторождение бревен, а воспроизводить лес никто почему-то не собирается. 

В основном восстановление леса в России происходит только на бумаге, а в реальности – только пилят, но не сажают. Лес – ресурс, который восстанавливается достаточно долго, даже не 20–30 лет, а больше.

По нашим данным, в среднем по стране реальное восстановление лесов происходит лишь на 3% от вырубаемой площади. Рубят во всех регионах, но особенно страдают хвойные таежные леса, Южная Сибирь и Дальний Восток, откуда древесина идет на экспорт, прежде всего в Китай.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №04-2019 под заголовком «Лес рубят — бабки летят».

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания