Новости дня

18 марта, понедельник













































Бой за дом Булошникова

«Собеседник» №03-2019

фото: Андрей Струнин / "Собеседник"
фото: Андрей Струнин / "Собеседник"

Такого Москва давно не видела: на общественные слушания по поводу сноса исторического особняка – дома купца Булошникова – собралось более 1000 человек. А само обсуждение шло так горячо, что крики и споры были слышны даже на улице. 

Активисты общественной организации «Архнадзор» рассказывают, что о «приговоре» знаменитому дому Булошникова в центре Москвы узнали практически случайно. Еще в ноябре 2018 года московская Градостроительно-земельная комиссия (ГЗК) вынесла решение о сносе старинного 3-этажного дома на Большой Никитской, 17, стр. 1. На его месте власти города разрешили возвести жилой высотный дом. 

Историческая справка

Дом был построен в 1830 году для купца Ф. В. Булошникова. На 1-м этаже была хлебная лавка и служебные помещения, на 2-м – жилые комнаты. К 1883 году здание занимала граверная мастерская Карла Рихау. Затем там расположилось издательство «Мусагет». В доме проживал  заведующий коммерческой частью издательства Викентий Пашуканис. В его квартире неоднократно собирались Андрей Белый, Александр Блок, Вячеслав Иванов, Игорь Северянин, Эллис (Лев Кобылинский), Валерий Брюсов, Зинаида Гиппиус. Сам усадебный участок, на котором расположен дом Булошникова, еще древнее. Это городская усадьба, строившаяся в камне с XVII, возможно – с XVI века, принадлежавшая представителям нескольких аристократических родов.

Двое брянских и брат Дюмина

– В протоколах ГЗК нет никакой секретности, но тем не менее они засекречены, – поясняет сооснователь «Архнадзора» Рустам Рахматуллин. – Сейчас еще ранняя стадия процесса, и его пока можно остановить. Непонятно, как кому-то могло прийти в голову строить высотку в самом центре города, где в округе нет даже ни одной стоянки.

На самом деле этот «кто-то» известен. Заинтересованным лицом в том протоколе обозначено ООО «МейнЭстейт» – структура, принадлежащая Андрею Маталыге, уроженцу города Клинцы Брянской области. Ему принадлежит множество юрлиц, самое интересное среди них – «Лид-Эстейт», прославившееся варварским, по мнению общественников, сносом усадьбы Неклюдовой на Малой Бронной, 15 в 2017 году. Ни протесты местных жителей, ни тот факт, что здание относилось к исторически ценным градоформирующим объектам, не остановило застройщика: усадьба исчезла ровно за один день.

Г-н Маталыга по-своему любит московскую старину. Например, он – владелец части бывшей усадьбы Орловых, что на пересечении Большой Никитской и Романова переулка. Другая часть усадьбы принадлежит структурам его земляка, также уроженца Клинцов, Сергея Мефедова. Маталыга и Мефедов – давние бизнес-партнеры. Последний также инвестировал в строительство дома, который строится на месте уничтоженной усадьбы Неклюдовой. И у Мефедова есть еще один очень интересный партнер, с которым они являются учредителями нескольких юрлиц. Это Артем Дюмин – владелец СК «Олимпийский» и младший брат бывшего охранника Путина, ныне губернатора Тульской области Алексея Дюмина. Градозащитники полагают, что за всем этим стоит именно он.

– Причастность Дюмина тут очевидна, – сказал «Собеседнику» политик и градозащитник Сергей Митрохин. – У нас система кланового олигархического государства, где политика осуществляется только в интересах этих кланов и их коммерческих структур. Граждане к этому государству не имеют никакого отношения. 

Золотые допметры 

– В 2016 году дом дважды менял собственника, – поясняет участник «Архнадзора» Игорь Шихов. – Последним почему-то оказался Маталыга. Есть договор о купле-продаже и одновременно, той же датой, идет договор о выдаче кредита. То есть он дом не просто приобрел, а еще и в кредит. Возможно также, что этот дом выступал в качестве залога при получении кредита. И сейчас он получил его без конкурса именно как собственник.

По словам Игоря Шихова, особняк не нуждается ни в какой реконструкции – он в прекрасном состоянии.

– Реконструкция там прошла в 90-е годы, – рассказывает градозащитник. – Там полностью заменили перекрытия и сделали мансарду, но так аккуратно, что снизу ее практически не видно. А теперь владелец здания хочет получить дополнительные коммерческие метры, чтобы продать их или сдавать, а это можно сделать либо за счет увеличения высотности, либо путем освоения подземного пространства.

И то и другое, заявляет наш собеседник, чрезвычайно опасно для окрестных домов: строительные работы в условиях тесной, складывавшейся веками застройки наверняка приведут к повреждению соседних зданий.

– По соседству есть настоящие памятники, тот же Театр им. Маяковского – прямо через дорогу, – напоминает Шихов. – И консерватория очень сильно опасается строительных работ – у них здание  в не очень хорошем состоянии.

Цифра

159 исторических зданий было снесено при Сергее Собянине в столице за последние 8 лет.

Единогласно против

В середине января в Пресненском районе прошли общественные слушания по поводу планов ГЗК. А накануне депутаты Пресненского района и Сергей Митрохин обратились в департамент культурного наследия с требованием включить дом Булошникова в реестр исторических памятников.

Жители Пресни и просто неравнодушные москвичи, пришедшие задолго до начала слушаний, тщательно отфильтровали проплаченную массовку. Несколько подозрительных личностей, все-таки пробравшихся в зал, были успешно выдворены.

– В любой другой стране, например во Франции, сама постановка вопроса: быть такому дому или нет, превратит чиновника в изгоя, – поделился с «Собеседником» член Союза архитекторов России Никита Шангин. – Потому что это национальный ресурс. Сохранять и беречь его выгодно с точки зрения государства, он приносит стране доход. Мы же у себя имеем строительную монополию, которая не преследует государственные интересы, у нее есть только жажда наживы. Вопрос, который нам предложили на обсуждение, является кощунственным и даже криминальным. 

Не успел президиум огласить регламент, как к нему посыпались претензии от собравшихся. Депутат Мосгордумы Елена Шувалова (КПРФ) потребовала включить в президиум жителей района. Политик Сергей Митрохин призывал сорвать слушания, аргументируя тем, что это единственный способ остановить стройку. Рядовые граждане выражали протест по поводу проекта, а сооснователь «Архнадзора» Рустам Рахматуллин призывал оформить протест в письменном виде. Председательствующий пытался заглушить выступавших, но у него ничего не вышло, поскольку кто-то из соратников Шуваловой принес с собой свой микрофон с динамиком, который выкрутили на полную мощность. В итоге зал практически единогласно проголосовал против проекта, после чего президиум спешно ретировался.

– Конечно, мы все очень надеемся, что мнение жителей Пресни и просто москвичей будет услышано мэрией, – говорит Игорь Шихов. – И либо она совсем откажется от этого проекта, или очень серьезно его пересмотрит. Наша позиция такова: нужно с помощью слушаний остановить изменение Правил землепользования и застройки, а следующим шагом восстановить статус охранной зоны. Тогда здание будет находиться под охраной закона. Это единственный шанс.

Реакция

Результат слушаний и широкий общественный резонанс, похоже, вынудили власти Москвы притормозить процесс. Мэр города Сергей Собянин заявил в своем блоге, что проект реконструкции дома Булошникова на Большой Никитской улице в Москве нуждается в дополнительной экспертизе. «Все доводы и аргументы нужно спокойно проанализировать, провести дополнительную экспертизу и после этого принять взвешенное решение», – написал Собянин.  

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №03-2019 под заголовком «Бой за дом Булошникова».

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания