Новости дня

23 января, среда













































Экоактивист из Челябинска: Будем действовать, потому что хотим жить

«Собеседник» №49-2018

Кадр: ЛИЛИТ & LILIT / YouTube
Кадр: ЛИЛИТ & LILIT / YouTube

12 декабря жители Челябинска штурмом взяли здание мэрии, чтобы обсудить с властями проблему вредных выбросов и густого смога, ставших неотъемлемой частью городской жизни. Людям странным образом повезло: проблема, на которую не обращали внимания федеральные каналы, была озвучена на «России-1». Правда, ведущая заявила, что никаких акций в Челябинске не проводилось, но и это оказалось на руку жителям: о проблеме заговорили независимые СМИ.

О том, что происходит в городе, мы беседуем с активистом, одним из координаторов экодвижения «Челябинск, дыши!» Игорем Кривченко:

— Игорь, насколько мы поняли, Челябинск переживает экологическую катастрофу. Как давно это началось?

— Уже пятый или шестой год в связи с многократно увеличившимися объемами производства металлов, с поднятием в три раза норм ПДК у нас началось сильное отравление города выбросами промышленных предприятий и угольных разрезов. Сейчас у нас, например, горит угольный карьер, травля горожан не прекращается. И последние две недели очень высокий уровень загрязнения: ввели 2-й уровень неблагоприятных метеоусловий для рассеивания выбросов. Над Челябинском очень высокая концентрация вредных веществ.

— А что именно произошло пять лет назад: введены были новые производства или промышленники решили, что очистные сооружения ставить не обязательно?

— Просто упал курс рубля и возникла необходимость продавать как можно больше продукции, соответственно, ее стали изготавливать в больших объемах. А очистка на ряде грязных производств либо отсутствует, либо не включается. Иногда технологически невозможно все это очищать: у нас ряд предприятий находится практически в центре города. Помимо этого там же находится свалка. В этом году ее закрыли и начали рекультивацию, но выбросы с нее продолжаются. Кроме этого, рядом с городом — километрах в десяти — построили новую свалку. На ней не очень много места, и, чтобы вмещалось больше мусора, его по ночам периодически жгут. И когда ветер в сторону города, все это чувствуют. Еще неподалеку большой разрез, который должны были рекультивировать, но этого не произошло. Время от времени там случаются самовозгорания угольных пород, и они дымят. И все это — вокруг одного города.

Когда мы увидели, что 12 декабря состоится общероссийский приемный день и можно будет встретиться со всеми представителями органов власти, пришла идея известить об этом событии как можно больше людей, собраться и задать свои вопросы властям города. Что, собственно, мы и сделали. Пришли. Сначала нас не пускали — хотели заболтать: подождите здесь, подождите там. Но мы настояли. Нас было около ста человек. У всех наболело.

Кадр: соцсети

— И этот штурм мэрии завершился чем-либо позитивным?

— Нас в итоге пустили в актовый зал, и люди задали свои вопросы. И сформировали ряд предложений, в том числе по введению чрезвычайной ситуации и по оснащению различных учреждений системами очистки воздуха. Еще — о снабжении нуждающихся средствами защиты (респираторами и так далее). А также потребовали, чтобы была возможность для эвакуации.

— А о мерах воздействия на промышленников, чтобы они хотя бы элементарные фильтры ставили?

— Ну там, понимаете, на ряде производств есть некоторые виды деятельности, при которых экономически нецелесообразно использовать фильтры и тому подобное.

— Нет, ну понятно, что им зачастую дешевле заплатить штраф, чем ставить дорогие системы очистки, но вы же сами говорите: город умирает.

— Было бы дешевле перенести эти производства в другое место. Где нет людей. Даже Китай сейчас уводит грязные производства от жилых массивов.

— А до этого горожане предпринимали какие-то действия? Письма, митинги, пикеты, что-нибудь?

— Мы начали этим заниматься примерно полтора года назад.

— Всего?

— Знаете, народ у нас очень терпеливый. К тому же всем не до этого: куча своих дел, все на работе устают... Но в какой-то момент случилось очень серьезное загрязнение. То есть дети приезжали с отдыха и уже буквально через день-два начинали кашлять, некоторые с кровью, задыхаться. Горожане начали объединяться, возникли инициативные группы, в том числе и наша.

В первую очередь мы пытаемся заставить те органы, которые у нас имеются, выполнять законодательство. Горожане пишут уже очень давно во все инстанции, начиная от президента и заканчивая местными органами.

— И какая-то реакция есть?

— Из Москвы приходят отписки, все спускается на наш уровень — и так по кругу. Все делается, а тем временем страдает здоровье людей, и невооруженным глазом видно, как природа погибает. В городе умирают деревья, что еще больше усугубляет ситуацию. В советское время в городах любили высаживать голубые ели — они и у нас есть. Ну а поскольку хвойные первыми реагируют на загрязнение воздуха, их у нас скоро не будет. Этим летом по центральным городским магистралям многие деревья стояли вообще без листвы.

У нас очень богатая природа, но ее убивают. Вырубают леса, копают какие-то карьеры, все, что можно выжать из природы — все выжимается. Причем по нашему городу наберется человек сто, которые получают от всего этого профит, а полтора миллиона в Челябинске и пригороде страдают. В общем, мы приняли решение, что нужно обращать на себя внимание.

— Сообщали, что челябинцы объявили бойкот «России-1». А что со всеми остальными госканалами?

— Это не совсем бойкот, скорее просто презрение. Когда на «России-1» Никита Исаев (политик, директор Института актуальной экономики. — Ред.) попытался рассказать, что у нас происходит, и ведущая заявила, что все хорошо, показав пустую площадь [перед администрацией] (в тот момент все люди были уже внутри), мы, конечно, возмутились. И дело даже не в том, что Скабеева делает вид, что никакого штурма мэрии нет — он к тому моменту уже прошел. Главное ведь не в этом, а в том, что люди страдают. Тем более что все здравомыслящие и грамотные люди понимают, что все эти каналы, соловьевы и киселевы об этом не расскажут.

Кроме того, наши местные СМИ обвиняют нас в том, что мы проводим политические акции, что это провокация против власти и так далее, что всё организовано и все подкуплены. Им явно дано указание нас, доведенных до отчаяния простых людей, дискредитировать. А нам больше ничего не осталось, кроме как выйти и начать требовать. Потому что переписываться с чиновниками бесполезно. Безусловно, останавливаться на этом мы не будем. Будем действовать, потому что мы хотим жить.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №49-2018.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания