Новости дня

19 октября, пятница











18 октября, четверг


































Михаил Федотов: В организации доктора Лизы хищений быть не могло

«Собеседник» №31-2018

Михаил Федотов // фото: Kremlin Pool / Global Look Press
Михаил Федотов // фото: Kremlin Pool / Global Look Press

СК возбудил уголовное дело о злоупотреблениях полномочиями в МБОО «Справедливая помощь Доктора Лизы», который был основан погибшей в декабре 2016-го Елизаветой Глинкой. По версии следствия, руководство фонда заключило контракты сразу с двумя юристами на оказание одних и тех же услуг. В итоге фонду был нанесен ущерб в размере 1,79 млн руб.

О том, что же все-таки произошло, «Собеседник» расспросил председателя Попечительского совета фонда, главу СПЧ Михаила Федотова:

— В июне в фонде сменилось руководство. На этом вы, попечители, настаивали еще в апреле. Почему?

— Прежде всего, это не фонд, а международная благотворительная общественная организация (МБОО). Разница колоссальная: здесь всё решает не наблюдательный совет, а общее собрание, которое выбирает из своего состава и правление, и президента, а также формирует попечительский совет. После гибели Лизы МБОО буквально впала в ступор... Хорошо, что появилась Ксения Соколова, близкая подруга погибшей Елизаветы, привела знающего юриста: с ее помощью сделали нормальный устав. Но потом случился конфликт между Соколовой и членом правления Натальей Авиловой (с января вышла из состава правления и создала собственный фонд. — Ред.). В итоге «Справедливая помощь Доктора Лизы» какое-то время фактически была неуправляемой.

— Если исходить из формулировки уголовного дела, получается, прежние руководители уводили деньги из фонда?

— Мы даже не знаем, есть ли такое уголовное дело. СК проводил досудебные проверки в МБОО, но чем они закончились, можно только предполагать.

Я не верю, что здесь могли быть какие-то хищения, злоупотребления, растраты. С другой стороны, по моим представлениям, когда Лизы не стало, на счетах организации было порядка 40 млн руб. Сейчас — всего 14 млн. Хотелось бы понять, что и куда было потрачено. Например, недавно в рассылке Дома трудолюбия «Ной» я прочитал, что они благодарят «Справедливую помощь Доктора Лизы» за помощь в покупке дома и земельного участка. Сейчас новая глава МБОО Татьяна Константинова будет проводить аудит, чтобы все проверить.

— Скандал отразится на работе фонда?

— Думаю, нет: пришла новая команда, в которой люди профессиональны, мотивированы на оказание помощи детям, бездомным, безнадежно больным. Они ориентированы не на пиар или какие-то выгоды, а на помощь нуждающимся.

И я верю в то, что Лиза нам помогает. Это, конечно, уже метафизика... Но я чувствую ее помощь.

— Получается, сейчас работают две благотворительные организации: МБОО «Справедливая помощь Доктора Лизы» — та, которую создала сама Елизавета, и та, которую создала Наталья Авилова?

— Да, есть МБОО «Справедливая помощь Доктора Лизы», которую создала Лиза и есть Фонд «Доктор Лиза» имени Елизаветы Глинки — фонд, созданный Натальей Авиловой. Две благотворительные организации — как два ствола одного дерева. Корни у них общие и этим корнем является Лиза. Поначалу было соперничество между этими организациями, но сейчас уже налажено нормальное сотрудничество.

— Планирует ли «Справедливая помощь Доктора Лизы» расширять свои границы? Соколова рассказывает, что хотела открыть больницу имени Глинки...

— Именем Лизы уже названа детская больница в Чечне, дом престарелых во Владимирской области, приют для бездомных в Москве и так далее. Присвоить имя — это самое простое. Лиза мечтала построить больницу для бедных, в смысле не имеющих полиса ОМС, — для бездомных, для получивших временное убежище, для оказавшихся в трудной жизненной ситуации. У Ксении Соколовой были самые разные предложения на этот счет. Самой замечательной идеей был проект создания больницы для бедных. Но по большому счету у нас все больницы, которые работают по полису ОМС — это всё больницы для бедных: у богатых есть возможность лечиться в коммерческих клиниках или за рубежом. А вот если у человека нет медицинского полиса? Как правило, это люди, которые выброшены на обочину жизни, бездомные, и им, безусловно, необходима медицинская помощь, больница, где бы их лечили без полиса ОМС. Хотя и такие больницы уже появляются.

Лиза действительно мечтала о больнице, где принимали бы бездомных, нищих — в общем, тех, кому никто другой не поможет. Но давайте посмотрим на вещи реально: вы же понимаете, что у пациентов могут быть разные болезни, а создать многопрофильную клинику, где бы пациенты могли лечиться и от онкологии, и от язвы желудка, и от инсульта, и так далее — колоссальная задача, требующая детальной проработки и огромных затрат.

— Почему россияне не всегда доверяют благотворительным организациям? Все дело в мошенниках, которые собирают деньги в интернете?

— Да, к сожалению, мошенники используют даже детские болезни и чистосердечность людей ради своей наживы.

В свое время моя супруга на этом попалась: когда я работал в Париже, на улице к ней подошел мужчина и сказал, что собирает деньги на один очень солидный благотворительный фонд. Она, конечно, дала деньги. Но, как позже оказалось, это была провокация тележурналистов.

Уже вечером в программе одного из французских телеканалов я увидел свою жену. На ее примере представитель фонда рассказывал зрителям: «Мы никогда на улице деньги не собираем! Это мошенники!» Думаю, наши фонды должны популярно объяснять, как именно они собирают деньги, где, кто этим занимается и, конечно, на что именно деньги идут — предоставлять публичные отчеты.

Тем не менее сегодня в России благотворительность находится на достаточно хорошем уровне. Главное — понимать, что с одной стороны, мы помогаем детям, больным, бездомным и так далее, а с другой — мы помогаем себе. Мы сами становимся лучше, когда помогаем другим.

Сейчас нам надо срочно найти 3,5 миллиона рублей на лекарства для маленького Юсифа. В сентябре 2016 года мы с Лизой были в госпитале «Тишрин» в сирийской Латакии. Там мы познакомились с двумя мальчиками, у которых была онкология, и мы пообещали, что поможем привезти их на лечение в Россию. Прежняя команда МБОО больше года вела переписку по поводу этих детей. За это время один мальчик, к сожалению, умер... А Юсифа вместе с его папой и старшим братом нам удалось в июле перевезти в Россию благодаря помощи Минобороны России, за что им огромное спасибо.

Сейчас Юсиф находится в Санкт-Петербурге в клинике имени Раисы Максимовны Горбачевой. Основные расходы по лечению мальчика взял на себя Русфонд. Но для того, чтобы ему можно было сделать пересадку костного мозга (донором будет его старший брат, которого мы тоже привезли в Питер вместе с их отцом), надо, чтобы мальчик вошел в ремиссию. Поэтому требуется дорогостоящее импортное лекарство. Я уверен, что мы найдем эти деньги. С миру по нитке, как говорится...

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №31-2018.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания