Новости дня

12 декабря, среда



































11 декабря, вторник










Жители Кузбасса объявили войну угольным генералам

«Собеседник» №27-2018

Митинги протеста уже докатились до Кемерова // фото: Дмитрий Лелюх
Митинги протеста уже докатились до Кемерова // фото: Дмитрий Лелюх

Добыча угля открытым способом превращает жизнь людей, живущих по соседству, в настоящий «угольный ад» и заставляет их идти на крайние меры.

Не хотим жить на Луне!

Юрия Бондаря из поселка Апанас его соратники называют коротко – Бонд. Но его тезке-супергерою и не снились испытания, как в Кемеровской области.

– 5–7 деревень в прямом смысле слова восстали, и даже больше – развернули настоящую партизанскую войну против угольных генералов, – рассказал «Собеседнику» кемеровский активист Валентин Грушевский.

– Все началось прошлой осенью. На здании администрации появилось объявление о грядущих общественных слушаниях по поводу того, что у нас тут по соседству будет угольный разрез. Что это такое, мы знаем на опыте других деревень. Разработка идет открытым способом. Землю взрывают, выкапывают уголь и потом уезжают, оставляя после себя километры «лунного пейзажа». А пока идет разработка, все вокруг покрывается черной угольной пылью, в речке вместо чистой воды течет угольная жижа. Что такое белый снег, живущие вблизи угольных разрезов забывают, потому что сугробы все с черным налетом.  Поэтому мы все пришли на эти общественные слушания, проголосовали, конечно, против. Но нам ответили: по закону важен факт проведения слушаний, а не согласие людей, – поведал предысторию Юрий Бондарь.

– Когда Тулеев был губернатором, постановления о выделении земель под добычу угля подписывались пачками. В результате вокруг Новокузнецка не осталось ни одного нормального участка. Если посмотреть «Гугл-карты», то со спутника все это выглядит как другая планета, изрезанная кратерами. Добрались даже до городов. В Прокопьевске, Киселевске и Новокузнецке люди просыпаются по ночам от звука взрывов (первый этап угольных разработок), дети пугаются. Штукатурка осыпается, фундаменты домов ведет. Нас уговаривают, что добыча угля – важная статья доходов в бюджет. Но вы поймите, мы этих доходов не видим! Уголь подорожал в два раза. Думаете, мы стали жить в два раза лучше?! Как бы не так, – объясняет эколог и правозащитник из Кемерово Валерий Панаети.

 // фото: Дмитрий Лелюх

Люди ложились под гусеницы экскаваторов

Апанас и шесть окружающих его сел остались одним из последних оазисов в регионе. «Тайга за забором» – это про них. Местные жители обожают это место, дачники едут из города за глотком свежего воздуха. 

– Несмотря на наше несогласие, стали ставить бытовки, подгонять технику, – горячится Бондарь.

Деревенские сначала пошли официальным путем. 

– Мы собрали 20 тысяч подписей под петицией, направили обращения в 17 инстанций. А бытовки только прибавлялись. Тогда мы поняли, что действовать придется активно, – излагает Юрий Бондарь. 

К месту будущих работ потянулись все: и активное население, и старики, и мамаши с колясками, чьим детям здесь еще расти. Российские флаги, голубые береты, камуфляж – многие экипировались, как на войну. Она и начиналась, по сути. 

«Мы не колония, которая не имеет права решать, мы – полноправные хозяева своей земли» – под таким девизом люди собрались в плотное кольцо. Самые смелые заходили в зону будущего взрыва, кто-то даже с детскими колясками: «Взрывайте с нами!» Десяток-полтора человек укладывались перед гусеницами экскаваторов, не давая им проехать ни метра. 

 // фото: Дмитрий Лелюх

– В таких случаях угольщики начинают взрывать и копать по ночам, пока все спят. Но мы устроили круглосуточное дежурство, – рассказывают местные.

На войне как на войне

Нюанс, о котором сегодня сопротивленцы не говорят: была пара моментов обострения, когда даже раздались выстрелы.

– Здесь тайга, оружие какое-никакое есть у всех, а прицелиться и не промазать умеют даже женщины. Народ тут суровый. До смертоубийства, слава Богу, дело не дошло. Но пре-дупредительная пальба была, один человек даже был случайно ранен. 

Лидеров сопротивления – Сергея Шереметьева и Владимира Горенкова – не раз забирали в полицию, выписывали штрафы – по 5 тысяч, но в случае повтора обещали вкатать все 200 тысяч (по закону). Грозились уголовкой. Защитники оборонялись 3-й статьей Конституции, которая гласит, что единственным источником власти является народ и, значит, ему решать судьбу своей земли. 

Местные выяснили, что владелец угольной компании – зарегистрированный в Казахстане чеченец. Здесь его и в глаза не видели, и где в случае чего искать, конечно, непонятно. 

– У меня родня живет рядом с угольным разрезом, так у них в селе пять молодых людей умерли от рака. Доказать причинно-следственную связь невозможно, но мало кто сомневается, что виновата «угольная атмосфера», – настаивает Бондарь.

Не сказать чтобы бизнесмены совсем не шли на контакт. Развесили по селам карты будущих работ. На них не оказалось ни действующей подстанции, ни привычной дороги, местное озеро тоже собирались спустить. Такое «прекрасное будущее» ужаснуло всех. Недовольным предлагали переехать – правда, за 0,5–1 млн рублей компенсации мало что можно купить. Да и где гарантия, что угольные генералы не заявятся и на новое место?

– Угольщики идут напролом: сносят подстанции, дороги, жилые кварталы – все, что мешает им зарабатывать, – возмущается Бондарь. – Нам, конечно, пообещали новую подстанцию, новую дорогу и даже высадку краснокнижных растений на место поврежденных. Но дорога по плану пойдет через соседний район, подстанцию сначала снесут, оставят нас без электричества, а потом, возможно, поставят новую. Про рекультивацию и восстановление уничтоженной флоры вообще странно говорить – это в плане компании стоит на 2038 год! Где будем тогда мы все и будет ли существовать эта компания – большой вопрос, – негодует активист.

«Рекультивация» своими силами // фото: Дмитрий Лелюх

Участок возмущения в Кемеровской области так и называют – «Восставшие деревни». Они не дали перекрасить свой мир в черный цвет. До них это никому в области не удавалось. Экскаваторы перед народным гневом опустили ковши, бытовки с рабочими обезлюдели. «Промежуточная победа», – осторожно радуются местные.

– Возможно, это просто затишье перед выборами – не хотят социального взрыва и боятся негативного настроя избирателей, – полагает Бондарь. – Тем более еще не забыта трагедия всероссийского масштаба – пожар в «Зимней вишне», уход Амана Тулеева с поста, приход нового и.о. губернатора, который пока осторожен. Мы не исключаем, что после выборов укрепившаяся власть может снова забыть о народе и дать отмашку на продолжение работ. Участки пока законсервированы, но до конца проблема не решена. Возможно, нам дали передышку, а после выборов работы опять пойдут в полный рост. Но и мы не будем сидеть сложа руки, а продолжим доказывать: «Оставьте нам нашу землю!»

 // фото: Дмитрий Лелюх

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №27-2018 под заголовком «Протест пошел в разрез».

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания