Новости дня

16 ноября, пятница


































15 ноября, четверг











Миллион для гаврошей: пенсионер из Коми пожертвовал приюту все свои накопления

«Собеседник» №26-2018

В селе Айкино в Коми больше миллиона рублей детскому центру подарил не владелец заводов, газет и пароходов, а обычный пенсионер из соседнего села. Благородный порыв старика поняли не все. 

Всю жизнь по-рахметовски 

Новость о миллионе, подаренном детскому реабилитационному центру «Гаврош» в селе Гам Усть-Вымского района, удивила многих в Коми, и прежде всего социальных работников. 

– Нам часто помогают спонсоры, – рассказывает директор «Гавроша» Надежда Асташкова. – В первую очередь делом, также покупают канцтовары, игрушки, сладости. 

Некоторые перечисляют центру, где живут ребята из неблагополучных семей, небольшие суммы. Поэтому, когда на банковский счет «упали» миллион и двести тысяч рублей, директор не могла не провести расследование, кто же этот щедрый благотворитель. В платежном поручении указывалось: Попов Евгений Васильевич, 1933 года рождения. Один звонок в районную администрацию – и Асташкова была в курсе, что миллион подарил бывший учитель истории, 85-летний житель села Айкино, что в 20 километрах от Гама. 

Директор поблагодарила Евгения Васильевича через местную газету, и скоро о благотворителе заговорили во всей республике. Некоторые отнеслись к истории скептически. Мол, Попов сам нищий, живет один в старом доме без удобств, а отдает последнее казенному учреждению. 

– Я не знаю, стоило ли так всю жизнь по-рахметовски жить, – говорит директор школы в Айкино Тамара Грохольская, бывшая коллега Евгения Попова. 

О нем в школе остались наилучшие воспоминания: начитанный, любящий свой предмет и очень скромный – не только в поведении, но и в быту: учитель ходил в одном и том же костюме, не шиковал.

«У меня всё есть, мне ничего не надо»

Тот самый деревянный дом без удобств Евгения Васильевича стоит в начале села на берегу реки Вычегда. Вид из окон открывается такой, что хоть кино снимай. Попов давно не ходит к реке, он даже на улице не бывает, в хорошую погоду сидит на крыльце. Проблемы с ногами начались два года назад, недавно он перенес инсульт и стал хуже говорить, но мыслит четко. 

– Мой отец был столяром хорошим в Айкино, а мама – дояркой, – начинает разговор Евгений Васильевич. – В войну папа воевал – может, слышали про Синявинские высоты? Вернулся с ранением в ногу, ходил с палкой. 

После школы Евгений Васильевич поступил в пединститут на истфак. Родители снабжали картошкой, так и продержался в городе четыре года. В 21 год пошел преподавать в айкинскую школу и проработал в ней до самой пенсии. До сих пор интересуется краеведением, многое может рассказать об истории края.

Евгений Васильевич все время жил с родителями, никогда не был женат. Говорит, сначала думал, что рано – надо учиться и работать. А потом оказалось, что поздно. По слухам, у школьного учителя была неразделенная любовь, но что там на самом деле случилось, никто не помнит. В 1986 году у Попова умер отец, спустя шесть лет – мать, с тех пор он один. 

– Был у меня кот, спал около ног, но убили его, – вздыхает старик. – Сейчас нет никого. 

Откладывать деньги Евгений Васильевич начал с первой получки, копил, чтобы построить новый дом со всеми удобствами, а потом отказался от цели, но привычка откладывать деньги на сберкнижку сохранилась. 

– Мне отец завещал: живи в моем доме, – говорит Евгений Васильевич. – Он его в 1930 году сам построил. Потом мы с ним перекладывали кирпичный фундамент. Дом не рухлядь какая, стоит ровно. 

Туалет и баня во дворе, воду надо носить из колодца, до которого метров сто, газа нет – отопление печное. Для городских – нищета и прошлый век, для Попова – норма: так до сих пор живут деревенские, у кого нет возможности провести водопровод и газ. Никакого ремонта и новой мебели в доме нет: в углу – икона, доставшаяся Евгению Васильевичу от матери, на столе – ламповый телевизор, покрытый одеялом, на стене – старенькое радио, которое он слушает даже ночью. 

– У меня всё есть, мне ничего не надо, – говорит Попов. – Дров много, у меня раньше целый «пояс» их вокруг дома был, я покупал. Поесть сам готовлю – у меня и печка, и плитка. 

Подарить скопленный за всю жизнь миллион Евгений Васильевич решил, когда прочитал в местной газете «Вперед» заметку о детском реабилитационном центре «Гаврош». Подумал: «гаврошам» с тяжелой судьбой его «гроши» пригодятся. 

«Не брат он мне» 

Директор детского реабилитационного центра Надежда Асташкова на нужду не жалуется: деньги от государства на содержание детей, питание поступают без перебоев. «Гаврош» размещается в добротном здании, которое до 90-х принадлежало совхозу. В нем все блага цивилизации, просторные залы и оборудованные кабинеты. 

На миллион двести в центре купили новую летнюю веранду, морозилку, компьютеры, мебель. Все это у них и так появилось бы со временем, но подарок ускорил процесс. Вместе с детьми Асташкова дважды приезжала к Евгению Васильевичу. Он был очень рад «гаврошам» – купил им мешок конфет, а они вымыли в доме окна и прибрались.

– Дети умные, сообразительные, – говорит Попов. – Я так думаю, они дальше меня пойдут. 

Асташкова с воспитанниками собираются и дальше приезжать к старику. Ему, например, нужно отремонтировать крыльцо. Проблема в том, что Попов не любит принимать помощь. Соцработница у него появилась, только когда стали отказывать ноги. Она носит воду и дрова, покупает продукты. 

– Если ему что-то предложишь, а он скажет «нет», «не надо мне», его уже не переубедить, – рассказывает и. о. главы айкинской сельской администрации Елена Климова. – Хороший он человек, интересный собеседник, но очень упрямый. 

Единственный, к кому Попов без стеснения обращается – это его друг, 80-летний Владимир Каракчеев. Он по просьбе Евгения Васильевича собирал деньги с его шести книжек и оформил перевод.  

– У Попова есть брат в Сыктывкаре. Но они не общаются, Евгений Васильевич ему простить что-то не может, – рассказывает Каракчеев. 

– Не брат он мне, – отрезает пенсионер и дает понять, что эта тема ему неприятна. 

Миллион, подаренный детям, скрасил одиночество пенсионеру, теперь у него чаще бывают гости, которых он с радостью принимает. Все, что может – дойти до двери и снять задвижку. Поколению потребителей и евроремонта не понять: все необходимое у Евгения Васильевича и правда есть. Река и зелень за окном – лучше паркета и мебели из «Икеи». Того, что не сложилось, уже не сложишь, а будущее – это дети, хоть и не свои. 

– Чего я хочу? Да чтобы погода была хорошая, дожди закончились и у нас в Коми урожай был, – говорит меценат.

кстати

Меценаты, от которых не ждали пожертвований

Шестилетний Милан из Петербурга подарил все деньги, которые он накопил на конструктор «Лего», бездомному щенку с простреленными лапами. Благодаря мальчику и другим неравнодушным пес стал ходить. 

Добри Добрев из Софии просил на улицах болгарской столицы милостыню. Позже выяснилось, что все деньги нищий жертвовал болгарским храмам и монастырям. 

Джек Макдональд из Сиэтла всю жизнь ходил в поношенной одежде, пользовался скидочными купонами, ездил на общественном транспорте и производил впечатление бедняка. После его смерти выяснилось, что Джек играл на бирже, каждый год жертвовал детскому центру полмиллиона долларов и в 2013 году завещал 188 миллионов долларов на благотворительность. 

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №26-2018.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания