Новости дня

12 декабря, среда



































11 декабря, вторник










Волонтер проекта, обучающего детей мигрантов: "В споры не вступаю. Зачем?"

«Собеседник» №20-2018

фото: Екатерина Алимова
фото: Екатерина Алимова

22-летняя Ксения Власова из Санкт-Петербурга рассказала «Собеседнику», как и почему стала волонтером.

– Когда мы едем всей нашей интернациональной группой в музей или театр на общественном транспорте, каждый раз вызываем фурор. Я и 13–15 гомонящих детей разных национальностей и возрастов. Кто-то просто косится, кто-то прямо спрашивает: «Это что, все ваши? Кто же их отец?!» «Вьетнамец, узбек, азербайджанец, армянин – всех и не перечислишь!»

В проект «Дети Петербурга», который занимается обучением детей мигрантов русскому языку и культуре, я попала случайно. Знакомая предложила поработать в летнем городском лагере для детей мигрантов. Игры, общение, обучение – месяц пролетел незаметно, и я бы так сразу и не сказала, кто мне за этот месяц понравился больше:  сами дети, любопытные, неугомонные, открытые, интересные, или волонтеры, которые в принципе такие же.

– Возьмешься вести группу в своем районе? – спросили меня. 

Я по образованию не педагог, учусь в Высшей школе экономики на факультете социального анализа. Но таких в проекте оказалось немало. Детям, которые не по своей воле оказались в незнакомой для них стране, важнее помочь адаптироваться, узнать и полюбить этот мир, а правилам их и в школе научат.

Ксения Власова // фото из личного архива

Снегурочка из Таджикистана

Моя коллега-волонтер написала о проекте: 

«Дети Петербурга» – это когда ребенок, еще совсем недавно знавший с десяток русских слов, говорит с такой скоростью, что ты не успеваешь за ним. Когда ты впервые задумываешься о том, что баранке следовало бы быть женой барана. Когда на улице выпал первый в этом году и первый в жизни детей снег и вместо занятия вы играете на улице в снежки. Когда одна из самых красивых Снегурочек, которую ты когда-либо видела, – из Таджикистана.

Когда если ты приходишь позднее чем за 10 минут до начала занятия, тебя встречают радостные крики: «Рая опоздал!», потому что дети уже ждут.

Когда на Новый год хоровод – в три круга, потому что вместо запланированных 25 пришло около 50 детей».

По-моему, лучше и не скажешь.

С мамой за одной партой

Наша группа собирается в районной библиотеке. Я веду занятия по русскому языку по понедельникам. Вообще-то по регламенту это 1,5 часа. Но мы можем засидеться и на 2 часа или уложиться в 1 час, если я вижу, что дети устали или материал слишком сложный.

Уровень у всех разный. Мальчик из Вьетнама пришел к нам меньше месяца назад, но очень быстро наверстывает упущенное. Его, кстати, Федя зовут – папа у него русский, – может, поэтому он так быстро прогрессирует. К брату и сестре из Узбекистана Гуле и Малику сейчас присоединилась их мама – она временно не работает, решила тоже подучить русский и села за парту с детьми. Почему-то именно у мам чаще всего больше проблем с языком, особенно если они не работают или их работа не предполагает общения (уборка, например). Так и получается, что дети начинают говорить более бегло, чем их родители. А вот дед в их семье еще с советских времен русский помнит – тогда он был обязательным для изучения. 

Основной контингент – это дошкольники. В садик им попасть сложно, поэтому многие из них к школе бывают не готовы. Вот к нам и приходят – в основном узнают друг от друга, через сарафанное радио. А еще наши волонтеры раздают листовки у миграционного центра – там всегда огромные толпы и очереди.

– Совсем бесплатно? – спрашивают они, так как привыкли, что приходится платить за свое бесправное положение (полицейским, чиновникам, кому угодно).

фото: Екатерина Алимова

Кикимора в шляпе

Если бы вы знали, как они любят учить стихи на русском языке! Причем, по-моему, им все равно,  Пушкин это или «Робин-Бобин», – главное, что они могут говорить на русском бегло и уверенно, пусть даже этот текст заучивали несколько дней. 

У нас не школа, поэтому большая часть занятий проходит в игровой, а не академической форме. Я для них – Ксения или Ксюша, но на «вы». Сейчас у нас любимая игра – «Шляпа». Закидываем в шляпу карточки со словами, потом тот, кто вытягивает слово, должен его объяснить. Последнее наше любимое слово – «кикимора», две недели уже над ним веселимся. Потом будет еще какое-нибудь, необычное по звучанию. 

Забавно видеть реакцию на русские сказки. Как-то и не задумывалась сама раньше, что Колобок – это катящийся по дороге кусок теста, а детям очень смешно, когда они что-то узнают. Правда, ирландские сказки, которые мы недавно слушали, тоже оказались полны открытий.

Отличница по русскому и армянскому

Для меня они просто дети, как любые другие. Чего-то пока не знают, а что-то могут и взрослым рассказать:  например, как цветет персик, когда собирают мандарины и что хлопок – это растение, а не секция в магазине. 

Прогрессируют все, даже если и двух слов по-русски не знали, когда пришли. Одна наша выпускница-армянка сейчас гордость и отличница в первом классе своей школы. И это не редкость. 

Нас охотно  бесплатно принимают несколько театров и музеев города, потому что наши дети – благодарные зрители и слушатели, им все интересно и в новинку. Недавно прошла выставка рисунков подопечных «Детей Петербурга» – детей из семей трудовых мигрантов. Тема выставки – «Моя будущая профессия». Оказывается, среди наших учеников – будущие гитарист, бизнесмен, таксист, футболист, три повара, артист цирка, строитель, банкир, балерина, учительница математики, врач, домохозяйка и даже две космонавтки! 

У нас около 10 филиалов по городу, 30–40 волонтеров. Находимся в основном в городских библиотеках. Поэтому нас периодически приглашают на годовой отчет разные проверяющие. Мне один раз тоже пришлось держать такой ответ, вроде все прошло удачно. Тем более мы подготовили спектакль и самодельные открытки, поэтому всех расположили к себе. 

Прошел год. Мне нравится. Буду волонтерить, пока на это будет время. Здесь я вижу результат своего труда каждый день и знаю, что делаю полезное дело, которое никто не сделает – у нас просто больше никто не занимается адаптацией детей мигрантов. 

Мне, наверное, повезло с окружением, мне не задают вопросов: «Да зачем тебе это надо?» Скорее реагируют так: «Прикольно! Слушай, я хорошо рисую/ умею петь/ играю на гитаре, вам нужно?» Несколько раз, конечно, сталкивалась с мнением: «А что они вообще сюда приехали? Учить их еще!», но в дискуссии никогда не вступаю. Зачем?

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №20-2018 под заголовком «Не комсомольцы, но добровольцы».

Теги: Миграция

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания