Новости дня

19 июня, вторник













































Жители Дагестана добились награды для лесника, спасшего село от ваххабитов

«Собеседник» №18-2018

Зейнудин Батманов // фото из личного архива семьи
Зейнудин Батманов // фото из личного архива семьи

Лесник, сам предложивший себя в заложники и убитый боевиками, спустя три года посмертно получил звание Героя России.

Односельчане и родные три года добивались награды для лесничего, ценой жизни спасшего село в Дагестане от боевиков. На прошлой неделе вышел указ о присвоении звания Героя России дагестанцу Зейнудину Батманову. «Собеседник» пообщался с родственниками и друзьям­и героя.

 

Из обращения односельчан к президенту:

«Батманов Зейнудин Лукманович был представителем мирной профессии, человеком жизнерадостным, любил людей и свою страну, был главой многодетной семьи. Его, человека справедливого и принципиального, еще в 1987 году в армии наградили медалью «За отличие в воинской службе» II степени. Когда произошла трагедия, ему было всего 48 лет. Не каждый пойдет на такой осознанный шаг – спасти чужие жизни, жертвуя своей, идти ради этого на смерть через пытки от рук извергов, нелюдей в человечьем обличье». 

«Мы не будем бояться!» 

93-летняя Султанханум из дагестанского села Икра перебирает награды мужа-фронтовика и готовит рядом с ними место для Золотой Звезды Героя России своего младшего из семерых детей, Зейнудина. 

– Я так и знала, что он геройски погибнет, мой сын по-другому не мог, – говорит всем бабушка.

Зейнудин Батманов родился в местных краях, главной достопримечательностью которых являются леса. Еще с детства Зейнудин знал лесной массив как свои пять пальцев. Поэтому с профессией определился легко – после армии поступил в лесохозяйственный, потом устроился лесничим в родных местах. Да так 20 лет и проработал. 

Зейнудин Батманов в лесу с детьми и племянниками // фото из личного архива семьи

Зарплата лесничего в Дагестане была 4,5 тысячи рублей. Недавно повысили до 9 тысяч. 

– Мне иногда кажется, он и бесплатно бы работал – работу свою любил. Утром рано выезжал, а возвращался часто за полночь. Обходил лес. Помогал местным – у кого машина застрянет, кому дров заготовить надо. Вся округа его знала и обращалась, – рассказывает «Собеседнику» вдова героя Джамиля.

До 2015 года в этом лесу все было спокойно – люди собирали ягоды, пасли скот, выходили на пикники. Потом, как здесь говорят, завелись «нелюди». Люди стали бояться заходить в лес.

– Расстреляли троих охотников, потом еще несколько убийств. Народ собрался на сход – решать, что делать. Зейнудин тогда выступил: «Это пришлые, мы не будем их бояться. Пусть в наш лес не заходят, хватит их терпеть!» И первым же свои слова и исполнил, – вспоминает его друг Халилбек Халилбеков. 

«Я – человек»

15 мая лесничий Батманов, как обычно, обходил массив. Услышал детский плач и пошел на его звук. На поляне увидел 6 вооруженных автоматами людей и их заложников – молодую семью с 4-месячным ребенком. Мать и отец стояли на коленях, руки за головой. 

По рассказам местных, боевики убеждали молодого человека пойти с ними «на джихад», обещая тогда отпустить жену и ребенка. По другой версии, бандиты собирались расстрелять всех на месте за непокрытую голову и светский вид жен­щины. 

– Зейнудин всегда был душой компании, веселый, балагур, всех мог обаять. Видимо, на это и рассчитывал. Хоть сам и был без оружия, но вступил в переговоры и предложил себя в заложники, а семью отпустить. «А ты кто такой?» – спросили боевики. «Человек», – ответил Зейнудин, – передает диалог Халилбек.

Ваххабиты согласились на рокировку – видимо, представительный седой мужчина показался им лучшим «трофеем».

Молодая семья выбралась из леса и сообщила о произошедшем. Местные быстро собрались, чтобы своими силами отбить земляка у бандитов. Но лес уже оцепили военные и никого даже близко не подпускали. Только через несколько часов нашли труп лесника, а боевиков уже и след простыл. 

«Как я потом буду людям в глаза смотреть?»

Около года никто не знал, что же произошло тогда в лесу.

– Мы поняли только, что Зейнудина пытали – все его тело было сплошной гематомой, колотые и рваные раны, один глаз выбит, четыре пулевых ранения – два в висок и два в сердце, – приводит страшные подробности старший брат погибшего Батман. 

Ровно через год силовикам удалось задержать членов банды, орудовавшей в лесу. На их счету уже были подрыв колонны МВД и несколько убийств. В мобильнике одного из них, 23-летнего Наримана Баширова, нашли запись убийства лесничего.

– Ваххабиты забрали у Зейнудина телефон и нашли в нем номер мобильного начальника полиции Курахского района Абуталиба Фатулаева. Они хотели, чтобы Батманов позвонил и сообщил о якобы найденном в лесу трупе. Так боевики думали заманить в ловушку и уничтожить группу полицейских во главе с начальником. Но Зейнудин на это не согласился даже под пытками: «Как я буду потом людям в глаза смотреть? Лучше убейте меня здесь». Живым бы они его уже точно не отпустили. Я Зейнудину еще НВП в школе преподавал – он точно никогда не стал бы предателем! – уверен Халилбек.

Зейнудин Батманов с племянником Мурадом у Вечного огня в Белоруссии // фото из личного архива семьи

«Мы его убили, но он герой» 

На вопрос, скольких человек спас Зейнудин Батманов, в Икре говорят: да все село. Напрямую обязаны ему жизнью молодая семья из трех человек и еще трое полицейских. Но после громкого убийства боевикам ничего не оставалось, как убраться из этих мест, оставив непокорное село в покое. 

– Они, конечно, планировали еще лить кровь. Говорят, у них были задания и о подрыве, и об убийствах. Но они не ожидали, что встретят такое сопротивление, хоть и от одного отдельно взятого человека, – говорит вдова Джамиля. 

Подвиг лесничего оценили даже его убийцы. Большая часть банды, включая главаря Абу Ясира (Гасана Абдулаева), была уничтожена во время контр­террористической операции. Живым взяли Наримана Баширова, которого обвинили по 16 статьям Уголовного кодекса, включая участие в незаконных формированиях, хранение оружия, убийства, и приговорили к 19 годам колонии строгого режима. Самым знаменитым эпизодом кровавой банды стало убийство лесничего. 

– Мы его убили, но он умер как герой, – признал на допросе даже убийца.

В глазах односельчан Зейнудин Батманов безоговорочно стал героем сразу же в день своей гибели, 15 мая 2015 года, но предстояло еще добиться признания его подвига на официальном уровне. Этот путь занял 3 года. 

Петиция на фейсбуке, которую подписали 6 тысяч человек, обращения к уполномоченному по правам человека, президенту РФ, главе Дагестана годами блуждали в коридорах власти.

Наконец 7 мая этого года Джамиле позвонил брат Зейнудина, которому сообщили из местной администрации – дали Героя, вышел указ! 

– «Не может быть!» – первое, что я подумала, так как большой надежды у нас уже не было, – говорит Джамиля. 

После смерти мужа женщина осталась с четырьмя детьми, двое из которых еще младшие школьники, старший сын учится в аспирантуре. Джамиля работает медсестрой, зарплата 18 тысяч рублей. Двое младших детей получают еще пособия по потере кормильца по 8 тысяч рублей. В семье героя жаловаться не привыкли, но окружающие говорят, что приходится нелегко – и морально, и материально.

– Я пока совершенно ничего не знаю – где и как будет вручение награды и что будет потом, – волнуется Джамиля. А 93-летняя Султанханум уже тоже собирается в дорогу. Чтобы к наградам мужа-фронтовика добавить еще одну – сына, Героя России.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №18-2018 под заголовком «"Хватит терпеть!"».

Теги: Исламизм

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания