Новости дня

23 мая, среда








































22 мая, вторник





Война и мир рядового Ефремова

«Собеседник» №08-2018

Алексей предпочитает держать в оуках швабру, а не АКМ // Фото: из личного архива
Алексей предпочитает держать в оуках швабру, а не АКМ // Фото: из личного архива

На одном конкретном примере Sobesednik.ru узнал, каково сегодня проходить альтернативную гражданскую службу.

Мы живем в одну из самых милитаристских эпох. Редкий выпуск новостей обходится без военных сводок. То бомбят в Сирии, то стреляют в Донбассе. Насмотревшись на «войну всех против всех», кировчанин Алексей ЕФРЕМОВ сознательно выбрал альтернативную гражданскую службу. Правда, за право не брать в руки оружие тоже пришлось повоевать.

Не герой

– Я редко смотрю новости. Сюжеты про войну переключаю с по-моему, у нас с ними перебор. Я с детства не любил играть «в войнушку» и смотреть фильмы про войну. Бабушка мечтала, чтобы я стал кадровым военным, но я всегда знал, что это – точно не мое. 

После школы я поступил в универ, чтобы получить профессию своей мечты – программиста. Но по семейным обстоятельствам пришлось параллельно работать, и в итоге завалил учебу. Пока переживал по поводу отчисления и планировал восстановиться в вузе, свалилась проблема посерьезнее. Армия. Себя с оружием в руках и тем более причиняющим кому-то вред, пусть даже по приказу, я не представляю вообще. Ну не герой я в военном смысле.

В первый раз, когда увидел в глазок сотрудников военкомата, просто не открыл дверь. Но второй раз меня подкараулили на выходе и вручили-таки повестку. Каюсь, я прошел все стадии не желающих служить – от попыток косить от армии до поиска у себя всех возможных и невозможных болячек. Рыл интернет. Но времени было катастрофически мало: 27 сентября мне принесли повестку, а явиться в военкомат нужно было уже 1 октября.

«Права качаешь!»

День «Х» прошел нервно. Еще дома я решил, что самым честным и правильным будет не увиливать от службы, а воспользоваться правом на альтернативную службу. Отдать долг Родине способом, который не противоречит моим убеждениям. Так и написал в заявлении, которое отправил накануне в военкомат по почте.

– Марш на медкомиссию, – указали мне сразу на унылую очередь из призывников. Но я уже был к этому готов – нашел в интернете группу «альтернативщиков», которые делились своим опытом. Вывод был простой: чуть зазеваешься – забреют в ряды вооруженных сил, хочешь ты или не хочешь. А я еще и пропустил все сроки – на альтернативную службу нужно было записываться за полгода! Поэтому мое заявление поначалу не хотели ни принимать, ни рассматривать.

– На медкомиссию не идешь, права качаешь, телефоном пользуешься, а здесь запрещено! – перечислил мне все мои грехи сотрудник военкомата и впаял административное предупреждение. Но новую повестку, уже на весну, я себе отвоевал. 

Семья меня поддержала – мама и даже дедушка, который сам служил в армии. 

«Что сделал Махатма Ганди?»

На повторную явку я шел, вооруженный знаниями и убеждениями, которые изложил в заявлении и приложенной к нему автобиографии. Копии, кстати, на всякий случай отправил губернатору и уполномоченному по правам человека. Написал, что самые жуткие кадры, которые я видел в своей жизни, – военные. Припомнил даже школьного военрука, который вел у нас военную подготовку исключительно в казарменном стиле. Это была такая армия-лайт, но даже в таком виде она мне не понравилась. В конце своей автобиографии я сослался на Махатму Ганди: «После довольно полного ознакомления с его теорией ненасильственного сопротивления (которая заключается в том, что можно добиться любых поставленных целей путем забастовок, бойкота, символических протестов и прочими путями без применения насилия как такового) и анализа всей моей прожитой на данный момент жизни я осознал, что на протяжении всего этого времени мои взгляды развивались как взгляды убежденного пацифиста». 

Все это я изложил военкому, в кабинет которого меня вызвали. Тот выслушал и направил на призывную комиссию. Семь суровых дядек смотрели на меня явно без особого одобрения. 

– Кто такой Махатма Ганди и что он сделал, знаешь хоть? – каверзно спросил меня один.

Я рассказал, что знал.

– Может, ты просто в казарме боишься оставаться, сослуживцев опасаешься? – допытывался другой. 

После чего мне сказали подождать решения в коридоре. Я слышал, как военком совещался с юристом, что делать. Потом вызвал меня и объявил: разрешили!

Война за чистоту 

«Альтернативщики» служат в основном в двух местах – на почте или в больницах. Вакансии есть на сайте Роструда. Можно и самому заявиться на любую из них. Я так и сделал. Думал, с сумкой почтальона управиться будет гораздо проще, чем с автоматом Калашникова. И радостно взялся за новое дело.

Как «молодому и резвому», мне дали самый напряженный участок. «Разнесешь почту – и свободен!» – обнадежили меня в почтовом отделении. На практике я носил и носил письма с 8 утра до 6 вечера, иногда и дольше, 6 дней в неделю. Заработать можно было относительно неплохо – до 20 тысяч рублей, что для службы в армии, конечно, немало. Но через пару месяцев я понял, что на почте упахиваюсь больше, чем мои ровесники в казармах и на плацу. Ушел сам. Дождался официального распределения. Дали. Но с предупреждением: «Если что будет не так, твоя альтернативная служба очень быстро закончится и превратится в реальную!»

Вторым местом службы стала небольшая больница у нас в городе. Меня отправили туда санитаром, но объяснили, что фактически я буду «на подхвате» – отвечать за уборку, ну и помогать, где потребуется.

Армейские будни «альтернативщика» Ефремова
Армейские будни «альтернативщика» Ефремова // Фото: из личного архива

Коллектив у нас преимущественно женский. Относятся ко мне хорошо, можно сказать, даже по-матерински. Часы работы – с 7 до 15. Я прикреплен к отделению неврологии, большинство пациентов – после инсультов. Я помогаю тяжелобольным, когда нужно, в транспортировке, сопровождении на процедуры. За мной закреплена уборка коридора и пары помещений – слежу за чистотой. 

Плюс «альтернативы» еще и в том, что там платят зарплату, хоть и маленькую. У меня выходит 11 тысяч рублей в месяц. И полдня я свободен. Использую это время для самообразования по своей будущей специальности программиста – планирую продолжить учебу. 

В альтернативной службе многое зависит от места – как повезет с распределением. Ну это как в армии. Есть части получше, а есть, где служить проблемнее. Я своей службой доволен и ни капли не жалею. 

Персонал и больные знают, что я таким образом служу в армии. Многие в первый раз видят «альтернативщика», часто спрашивают, как да что. Даже советуются, как отправить на «альтернативу» детей или внуков. Пока есть свободное время, я пошел в волонтеры группы «В контакте» «За альтернативную гражданскую службу (АГС)» – делюсь своим опытом, отвечаю на вопросы таких же будущих «альтернативщиков», как я. Просто помню, как мне самому не хватало информации, разумных советов и поддержки в свое время. 

Прошло уже 10 месяцев. До дембеля мне осталось 11 месяцев. 14 января 2019 года – последний день моей «войны» за чистоту в больнице. И я рад, что она идет без потерь. 

Цифра

289 призывников в России получили право пройти альтернативную гражданскую службу во время последнего осеннего призыва.
Генштаб РФ.

Справка

В январе Минтруд подготовил проект обновленного перечня профессий для «альтернативщиков». К няне, акушеру, массажисту, артисту балета и прочим мирным специальностям добавились курьер, лебедчик, эмалировщик и ветеринар.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №08-2018.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания