Новости дня

22 июля, воскресенье




21 июля, суббота




























20 июля, пятница













Убил, выпил – на волю. Что ждет пожизненно осужденного после выхода из тюрьмы

«Собеседник» №08-2018

Делать «ласточку» в колониях больше не заставляют // Фото: Global Look Press
Делать «ласточку» в колониях больше не заставляют // Фото: Global Look Press

Из колонии для пожизненно заключенных «Полярная сова» на Ямале освободился убийца-рецидивист Анвар Масалимов. Раньше считалось, что выход с зоны для таких заказан. Теперь другие «смертники» тоже ждут «дня открытых дверей».

Первый раз не считается

Всю прошлую неделю СМИ смаковали новость: «По Москве разгуливает убийца-рецидивист», «Маньяк Анвар Масалимов вышел по УДО». Но на поверку Масалимов – не маньяк, освободился не по УДО и не факт, что находится сейчас в Москве. Но суть не меняется:  из колонии для пожизненно осужденных, или «пыжиков», как их еще называют на тюремном сленге, вышел человек, который должен был остаться в ней навсегда. 

Информация об освобождении просочилась недавно, хотя Анвар Масалимов покинул колонию «Полярная сова» на Ямале еще в 2016 году, перед законом он чист. Вологодский областной суд, куда он обратился с жалобой, переквалифицировал его приговор. 

– Масалимов был осужден в 1991 году, когда еще действовал старый Уголовный кодекс, – объясняет пресс-секретарь Вологодского областного суда Лариса Новолодская. – Там была в том числе статья, которая учитывала повторное убийство, то есть рецидив преступления. И в тот момент наказание за рецидив было очень суровое. При вынесении второго приговора суд учел первое убийство, за которое тот полностью отсидел и вышел на свободу, причем не был на УДО, когда совершил второе убийство, и приговорил к расстрелу.

Кого и при каких обстоятельствах Масалимов убил в первый раз, неизвестно, Вологодский областной суд приговором по первому уголовному делу не располагает. Но про второе много подробностей. Оно случилось в селе Комсомольск Томской области, где Масалимов поселился после освобождения. Рецидивист напал на старика, у которого снимал угол: будучи пьяным, задушил, расчленил тело и спрятал куски в выгребной яме.

– Он не маньяк, не мучил свою жертву, а расчленил тело уже после смерти, чтобы спрятать улики, – словно оправдывается пресс-секретарь, но от этих слов мурашки по коже.

Спустя 7 лет после приговора, которые Масалимов в ожидании расстрела провел в вологодской колонии №5 для пожизненно заключенных, известной как «Вологодский пятак», вышел ельцинский указ, который заменил смертную казнь на пожизненное заключение.

Больной на пороге храма

Переквалификация приговора – это не УДО, когда человек обязан отмечаться в правоохранительных органах и не может покидать территорию своего населенного пункта. Масалимова не взяли под административный контроль, и где он сейчас, никто не знает.

Покидая колонию, он указал адрес, по которому «выбыл»: улица Генерала Дорохова, 17. По нему находится храм Димитрия Ростовского в столичном районе Очаково. Ничем не примечательный, посреди промзоны.

– Я был удивлен, когда он к нам пришел, – рассказывает отец Андрей, к которому Масалимов обратился за помощью. – У нас не реабилитационный центр, нам просто некуда его устроить, и взять на себя ответственность за пожизненно заключенного мы не можем.

По словам отца Андрея, Анвар Масалимов писал до этого ему письма, обычные, какие пишут заключенные, просил помочь продуктами и лекарствами: «Они же там выживают». Как говорится, ничего личного, душу сиделец «Полярной совы» не раскрывал. Все, что знает отец Андрей: у Масалимова были большие проблемы со здоровьем, и когда он появился на пороге храма, то выглядел как очень больной и истощенный человек.

– Сомневаюсь, что в таком состоянии он может кому-то причинить вред, – говорит отец Андрей. – Я даже не уверен, что он жив.

В разговоре со священником немногословный и замкнутый гость обмолвился, что будет пытаться отсудить компенсацию у государства за то, что пересидел. Отец Андрей развел руками: «чего сейчас судиться-то», но не исключает, что дело, вероятно, не в жажде «справедливости», а в том, что Масалимову скорее всего не на что жить. До Уфы, где живет его старшая родная сестра Дамира – ей уже 75 лет – он шел пешком.

Племянница Масалимова Регина соглашается на интервью, но потом дает задний ход. Пишет, что хватит их мучить, «младшие дети в курсе, вы думаете, это приятно???» По ее словам, сотрудники одного паблика обманом взяли у ее мамы интервью. В нем женщина рассказала, как брат совершил второе убийство – якобы из-за того, что убитый старик уничтожил семейные снимки Анвара. По ее словам, первое время после возвращения брат много мылся и курил. Ушел от них в конце 2017 года после семейной ссоры, она дала Анвару адрес социального приюта в Уфе и больше не видела.

Дамира Масалимова говорила, что ищет брата, но Регина дала нам понять, что все не так просто, рады дяде Анвару в семье будут не все. И хотя Масалимов, совершивший два убийства, – рецидивист, а не маньяк и родственники за грехи друг друга не отвечают, для семьи эта история стала черной меткой.

Выход есть

«Полярная сова», где провел большую часть срока Анвар Масалимов, считается одной из самых жестких – наряду с «Белым лебедем» и «Черным дельфином». Там сидят маньяк Пичушкин и бывший майор Денис Евсюков, устроивший бойню в московском супермаркете.

– Там лютый режим, это ад на земле. Там существуют, а не живут. За малейшее неповиновение – пытки, – говорит правозащитник Владимир Осечкин.

В таких условиях многие «пыжики», по словам правозащитника, ради звонка матери, котлеты из дома, небольшого послабления в режиме на одну неделю готовы подписывать протоколы допросов и сознаваться в любых убийствах, показывая на нужного операм человека как на заказчика. Подтверждение этому – дело сотрудника колонии Юрия Сандрыкина, осужденного на 3,5 года за превышение служебных полномочий. Тюремщик заставлял маньяков и насильников сознаваться в преступлениях, которые они не совершали, и таким образом «раскрыл» убийство Анны Политковской.

Но в последнее время в колонии многое изменилось. Вероника Королёва, жена террориста Николая Королёва, осужденного за взрыв на Черкизовском рынке, говорит: режим стал несколько мягче, о пытках не слышно, профилактические избиения не проводятся. Правда, бытовые условия, по ее словам, по-прежнему экстремальные: банный день – один раз в неделю и на помывку дают 15 минут, еда скудная, а в ларьке толком ничего не закажешь. 

И если в России новость про уникальное освобождение просто обсуждают, то в «Полярной сове» она номер один. Об Анваре Масалимове зэки до этого не слышали. Скорее всего он сидел в одиночной камере: зэк может выразить такое желание. Тем временем по поселку Харп ходит слух, что отцу майора Евсюкова удалось перевести сына в колонию поближе к Москве. Такие просьбы от него были, он даже обращался в Европейский суд по правам человека. Но дело в другом: «пыжики» после выхода на свободу Масалимова воспряли духом, они надеются, что их приговоры тоже пересмотрят.

– В последнее время изменилось отношение сотрудников колонии, – отмечает Вероника Королёва. – Раньше считалось, что у пожизненно заключенных путевка в один конец, а теперь, оказывается, они могут выйти и начать писать жалобы.

– Не выйдут, – режет свою правду Алексей Розов, экс-начальник вологодской колонии №5, в которой в 90-х годах Масалимов ждал казни. Розов, кстати, тоже не помнит рецидивиста, вероятно, и там Анвар вел себя тихо и незаметно.

Розов основывается на сложившейся практике: по закону заключенный после 25 лет в колонии, если в течение 3 лет не нарушал режим, может подавать на УДО, но никто из начальников колоний не берет на себя смелость подписывать освобождение опасным убийцам и насильникам, которые завтра могут взяться за старое. Механизм УДО для пожизненно заключенных в России, к счастью для тех, кто находится по другую сторону решетки, не отработан, а пересмотр приговора – случай крайне редкий.

– Я одного понять не могу: почему Масалимова, который убил дважды, освободили, а милиционера из Мордовии, по которому доказано, что его оговорили и он не был главарем банды, держат, хотя даже пенсию милицейскую вернули? – спрашивает непонятно кого Розов.

Контрольный звонок

«Решение странное»

Прокомментировать прецедент мы попросили Армена Восканяна, руководителя юридической фирмы «Центр Правосудия»:

– Суд переквалифицировал статью 102 УК РСФСР (умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, с квалифицирующими признаками: совершенное с особой жестокостью, способом, опасным для жизни многих людей, особо опасным рецидивистом, за которое было назначено высшее наказание в виде смертной казни) на статью 103 УК РСФСР (умышленное убийство, совершенное без отягчающих обстоятельств) и назначил наказание, не превышающее десяти лет лишения свободы. Решение странное. Рецидив преступления никуда не делся, как и отягчающие обстоятельства убийства. В настоящем УК эти моменты также учитываются.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Собеседник 2019г
подписка -20%!