Новости дня

24 июня, воскресенье

















23 июня, суббота















22 июня, пятница













Стражей порядка – на бойню? Полицейских лошадей отправляют на колбасу

«Собеседник» №05-2018

Фото: личный архив Марины Батуриной
Фото: личный архив Марины Батуриной

В декабре 2017-го стало известно о 35 полицейских лошадях, отправляемых на убой. Sobesednik.ru разбирался в ситуации. 

Подобное творится ежегодно. Кавалеристы уже не раз пытались спасти жизнь своим напарникам, вот и в этот раз забили тревогу.

Подкованный патруль

– Несколько лет назад был футбольный матч «Зенит» – «Локомотив», – вспоминает бывший сотрудник Первого оперативного полка полиции ГУ МВД РФ по Москве Мария Батурина. – Когда начался матч, нам разрешили отдохнуть до окончания игры. Когда часть лошадей была уже заведена в коневозку, мы увидели, что по Черкизовскому мосту идет толпа фанатов, и поступила команда «по коням». Мы с коллегами поскакали туда: к этому моменту фанаты достали арматуру, битые бутылки… А ведь лошадь в первую очередь закрывает собой всадника и принимает удар на себя! В общем, нам удалось загнать нарушителей порядка в ближайший торговый центр, перекрыть все выходы. Из ТЦ фанатов вывел уже ОМОН.

И таких историй у Марии без малого за 10 лет службы накопилось много: она пришла в полицию в 2004-м из конного спорта и уделяла своему напарнику – орловскому серому скакуну Броску – и другим лошадям все свое время… И деньги.

– Последние три года службы я работала в РКС (ремонт конского состава): там мы обучали новых скакунов работать с людьми, рассекать толпу, правильно вести себя при взрыве… Бывало, нарушители пытались скинуть всадника с коня – так что защищать кавалериста мы коней тоже учили, – рассказывает Мария. – Не знаю ни одного сотрудника, который бы не любил свою лошадь: были и тяжелые времена, и мы покупали опилки, лекарства и все необходимое за свой счет. Некоторые и сейчас подковывают коней на свои деньги: все хорошие ковали давно уволились из полка.

Друзей – на мясо?

В 2014-м Мария закончила службу и при увольнении уже знала: скоро Бросок пойдет под списание, мол, отслужил свое. Даже договорилась выкупить его, нашла организацию, которая бы смогла участвовать в торгах (физлица не имеют на это права), и начала собирать деньги – лошадь могла обойтись где-то в 65 тыс. руб. Но руководство полка распорядилось иначе: продало лошадей без торгов.

– Мне позвонили коллеги, сообщили: списанных лошадей (порядка 18), в том числе и моего Броска, просто затолкали в коневозку и увезли... Тем, кто в теме, сразу стало понятно, куда:  на убой. Ведь боевых рабочих животных таким образом во-зить запрещено: лошадям там не на что опереться, при любом торможении они падают, многие живыми и здоровыми вряд ли доедут. В самые большие коневозки помещается 9 коней… Значит, к покупателю привезли уже фактически мясо… – с содроганием рассказывает Батурина.

Некоторые сотрудники сразу же поехали за коневозкой: одна кавалеристка к этому моменту даже квартиру заложила под выкуп коня. 

Мария узнала, кто купил лошадей, ей даже дали телефон секретаря организации. 

– Я звонила, пыталась выкупить Броска, – рассказывает Батурина. – Однажды секретарь сказала: «Две серые лошади – ваш Бросок и еще один – понравились хозяину. Значит, на мясо не пойдут».

Три месяца Мария бомбила охотхозяйство звонками с просьбой либо продать ей Броска, либо разрешить ей бесплатно ухаживать за рысаком – у него больные почки, и были нужны уколы. Вскоре секретарь перестала брать трубку...

Батурина в своей беде не одинока: одна из коллег нашла своего коня на сайте объявлений о продаже и даже выкупила скакуна, но… конь у временного хозяина содержался в жутких условиях и спасти его не удалось – умер через неделю…

Даже если лошади непригодны к службе, зачем отправлять их на сырье?
Даже если лошади непригодны к службе, зачем отправлять их на сырье?

И вот снова «расстрельный» список. Кавалеристы намерены бороться за жизни лошадей – опубликовали петицию, пишут письма, запросы, требуют одного: лишь бы им дали поучаствовать в торгах.

– Я со многими коллегами до сих пор общаюсь: всех, кто подписал петицию, всех, кто ее репостит в интернете, начали запугивать. Кого-то премии лишили, – рассказывает Мария. – Но люди все равно хотят выкупить напарников.

«Движимое имущество»

На обращение адвоката кавалеристов из полиции пришел ответ: «В настоящее время проведена выбраковка 35 голов лошадей, которые по своим возрастным параметрам и неустранимым порокам не могут быть использованы в строевой службе и подлежат выбраковке в 2017 г.».

В том же письме выбраковку оправдывают тем, что срок «эффективной эксплуатации» служебной лошади в городских условиях составляет 7 лет. Причем в связи с задержкой списания коней, часть из которых проработали в МВД более 7 лет, 10 из них уже пали.

Оправдание странное. Удивительно, что лошади (в т.ч. молодые) оказались в столь неработоспособном состоянии, как уверяет руководство полка, ведь к подбору скакунов тут подходят с тщательной конкретикой.

Так, в июне прошлого года Московское ГУ МВД объявило тендер на покупку 10 лошадей. На службе хотели видеть молодых (от 3 до 5 лет) серых или красно-серых скакунов орловской породы. Согласно критериям закупки, были нужны лошади от 162 до 165 см высоты в холке, с длиной туловища от 159 до 161 см и обхватом груди от 185 до 189 см. У них должны быть тонкие, сухие ноги, обхват пясти не менее 20 см и не более 20,3 см. И – без клинических и физиологических отклонений.

Вне конкуренции

После того как общественность узнала о регулярных продажах полицейских скакунов на бойню, да еще и с юридическими нарушениями, МВД все же решило это исправить. Но – лишь формально.

29 декабря 2017-го на сайте госзакупок появился документ о проведении электронного аукциона: Центральное окружное управление материально-технического снабжения МВД России через интернет выбирало организацию (посредника. – Ред.), которая будет сама определять покупателей «высвобождаемого движимого имущества (т.е. лошадей. – Ред.), находящегося в оперативном управлении органов внутренних дел РФ».

Таким образом МВД решило снять с себя ответственность за то, на какую именно бойню отправятся лошади.

На позицию громоотвода и посредника, согласно документам, претендовали двое – ООО «Триксель-Н» и ИП Антипенко Анастас Александрович. Тендер выиграла компания «Триксель-Н».

Но по сути в конкурсе участвовал один и тот же человек: согласно открытым данным, гендиректором ООО «Триксель-Н» является Антипенко Анастас Александрович, чье одноименное ИП тоже было участником аукциона.

И это еще не всё. Согласно данным ЕГРИП, Антипенко закрыл ИП еще в апреле 2016-го. Но в результате именно он теперь будет определять дальнейшую судьбу скакунов.

– Мы все ждем аукциона, чтобы выкупить лошадей. Всех выкупим – для каждого коня нашелся покупатель и хозяин, – переживает Мария. – Я тоже куплю – самого молодого по кличке Парад: ему 10 лет, выбраковали, потому что у него бельмо. Но его изначально купили таким, я помню, как его обучала. Даже конюшню нашла, где он будет стоять. Только бы дали выкупить…

Огорчать Батурину и ее бывших коллег совсем не хочется, но, похоже, шансов сохранить скакунам жизнь немного: лошади уже были проданы, и едва ли в МВД на этот раз всё сделают по закону.

Хотя, казалось бы, какая им разница,  куда пойдет списанная лошадь – в конюшню или на скотобойню?! Или все же есть финансовый интерес в этой кровавой лошадиной круговерти?

Справка

Отряды конной полиции появились в России еще в 1802-м и существуют по сей день. В Москве находится одно из самых крупнейших подразделений в Европе – Первый оперативный полк полиции.

В задачу полицейских и их скакунов входит патрулирование парков, где автомобили или мотоциклы проехать не могут, а также  центральных улиц столицы. Они следят за правопорядком и во время массовых мероприятий – на концертах или футбольных матчах.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №05-2018 под заголовком «Стражей порядка – на бойню».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания