Новости дня

24 февраля, суббота







23 февраля, пятница















22 февраля, четверг























Арест имущества до суда – произвол или правопорядок?


Global Look Press
Global Look Press

Конституционный суд РФ допустил возможность ареста имущества и без санкции суда.

Так следует из постановления суда от 11 января 2018 года, вынесенного в ответ на жалобу подмосковной компании «Синклит». 

Это предприятие лишилось возможности использовать оборудование общей стоимостью 30 миллионов рублей в связи с уголовным делом, возбуждённым в феврале 2016 года по статье 171.1 (производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт товаров и продукции без маркировки). При этом никому из представителей компании обвинения не предъявили.

Организация, чье имущество было арестовано, обратилась в суд. По мнению заявителя, тем самым допускается чрезмерное усмотрение уполномоченных органов при изъятии ими вещественных доказательств по уголовным делам. Кроме того, отсутствует эффективный судебный контроль за таким изъятием, призванный обеспечить права собственников изымаемого имущества. 

Суд в целом перечислил права собственников и отдал им должное. Вместе с тем суд подчеркнул, что это «не умаляет право государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для контроля за использованием собственности согласно общим интересам». 

По мнению суда, изъятие предметов и документов, подлежащих признанию вещественными доказательствами, применяется в целях обеспечения процесса доказывания и «само по себе не может расцениваться как нарушение конституционных прав и свобод, в том числе как нарушение права собственности».

Еще есть довольно декларативный посыл – «федеральный законодатель обязан установить, а суды – применять надлежащий правовой механизм, позволяющий эффективно защищать, в том числе в судебном порядке, интересы лиц, право собственности которых ограничивается в связи с изъятием принадлежащего им имущества в качестве вещественного доказательства по уголовным делам, тем более когда они в этих уголовных делах не являются подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за действия подозреваемых, обвиняемых». 

Как? Здесь суд ссылается на пункт 1 Правил хранения, учета и передачи вещественных доказательств по уголовным делам: «Во всяком случае условия хранения, учета и передачи вещественных доказательств должны исключать их подмену, повреждение, порчу, ухудшение или утрату их индивидуальных признаков и свойств, а также обеспечивать их безопасность». 

И вывод – положение о том, что изъятие в ходе досудебного производства и арест вещественных доказательств (деньги, ценности и иное имущество), включая электронные носители информации, признано Конституционным судом не противоречащим Конституции. Но с двумя оговорками. Первое – вещественные доказательства не должны изыматься у их собственников или владельцев, если обеспечение их сохранности и проведение с ними необходимых следственных действий, а равно предотвращение их использования для совершения преступлений не требуют (с учетом их особенностей и иных обстоятельств конкретного дела) такого изъятия.

Второе – после проведения с такими вещественными доказательствами необходимых следственных действий, потребовавших изъятия, они незамедлительно возвращаются собственнику или владельцу на ответственное хранение. 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания