Новости дня

21 июня, четверг













































Маленькая пенсия заставила "Дон Кихота саратовского" открыть свой бизнес

«Собеседник» №47-2017

Юрий Карамзин // Стоп-кадр YouTube
Юрий Карамзин // Стоп-кадр YouTube

Юрий Карамзин из села Лох мог бы и не дожить до своих лет, если бы маленькая пенсия не заставила его уехать в деревню.

Дом с бассейном 

В селе Лох, или Лох-Анд­желес, как его в шутку называют местные, отродясь не видали туристов, пока тут не появился Юрий Карамзин. Хотя место колоритное: вокруг живописные холмы и пещеры, овеянные легендами, в самом селе – восстановленная старая водяная мельница. Да и сами жители тоже не лохи, а работящие и неравнодушные люди, которые в свое время сумели привлечь к селу внимание губернатора и получили грант на реконструкцию той самой мельницы.

63-летнего Карамзина проще всего найти по прозвищам – Дон Кихот или Испанец. На первого он и правда похож – седыми волосами и бородкой клинышком, а с Испанией у него связана особая история, авантюрная.

В Испании Юрий Карамзин жил, пока не вышел на пенсию. Уехал в 1999 году, до этого поработав в самых разных сферах – от повара до фрезеровщика. Говорит, в России тогда все было настолько плохо, что просто хотелось бежать куда глаза глядят. 

– Мы сели с друзьями в машину и поехали, – рассказывает он, как оказался на Пиренейском полуострове. – Ребята вернулись, а я, поскольку деньги на поездку занимал, остался. 

Поначалу было тяжко: Карамзин не знал языка, ночевал в палатках и ел один хлеб. Потом познакомился с саратовскими мигрантами и устроился сборщиком цитрусовых. В Испании мандарины и апельсины собирают с мая по октябрь, работают приезжие и зачастую нелегально. Со временем Карамзин стал получать достойную зарплату, перевез в Испанию жену и двух сыновей. В последние годы испанского периода он вполне легально занимался установкой солнечных батарей.

– Получал 1700 евро, – вспоминает Карамзин. – Дом с четырьмя спальнями, гостиной и бассейном снимал у знакомого за 250 евро. Ни на что не жаловался. 

Ближе к пенсии Юрий Александрович вдруг загрустил:

– С годами понимаешь, что это не твоя страна, любить ее так, как испанцы любят, ты не можешь, твоя родина – это Р­оссия.

Больше всего он тосковал по старенькой маме, которая осталась одна в Саратове и переезжать на берег испанский не хотела. Однажды Юрий Александрович и его жена просто купили билеты в Москву в один конец. Но с мамой Карамзин так и не увиделся:

– За десять дней до нашего приезда она умерла. Подняла швейную машинку, оторвался тромб.

«Может, в живых меня уже не было бы»

Обратно в Испанию Карамзин не поехал. В Саратове устроился директором турбазы, к делу подошел с привычной ответственностью европейца и с работников требовал, чтобы дурака не валяли. Получалось не очень.

– Я объяснял, что если у них зарплата почасовая, то они должны все эти восемь часов работать, – говорит он. – Если не нравится, то нечего было соглашаться на такие условия. Никаких результатов это не дало, а я получил инфаркт. 

Дальше – больницы и таблетки. Когда Юрий Александрович выходил на заслуженный отдых, получил врачебный наказ правильно питаться и как можно больше двигаться, а еще пенсию – 4 тысячи рублей. После 1700 евро – как обухом по голове. 

– Я все время говорю: «Спасибо пенсии родной, что я пока еще живой». Если бы не эти 4 тысячи, я бы ничего делать не стал и, может, в живых меня уже не было бы. У нас мужчины в роду рано умирали, не дожив до 60 лет. 

Дом Испанца – одна из достопримечательностей села
Дом Испанца – одна из достопримечательностей села
// Стоп-кадр YouTube

Карамзины затеяли новый переезд – на этот раз из города в деревню, где и воздух чище, и жизнь дешевле. Старший сын купил родителям дом в селе Лох, в сотне километров от Саратова. Юрий Александрович обустроил его своими руками не хуже, чем в Европах: подвел газ, водопровод, построил туалет с душевой, даже теплые полы сделал. 

Пенсионеры разбили огород, а чтобы на столе было еще и домашнее молоко, задумали завести коз.

– Козье молоко пахучее, я такое не могу пить, – рассказывает Испанец. – Но я вычитал, что есть такая альпийская порода коз, у которых молоко без запаха.

В Альпы за козами ехать не пришлось – восемь красавиц Юрий Александрович купил в Самарской области. Карамзин построил для коз сарай – теплый, с водопроводом, и началась деревенская жизнь саратовского «идальго». 

– С козами гуляю каждый день, – рассказывает он. – Два часа утром и два часа вечером. Не хожу только в сильный ливень, когда корка ледяная образуется и когда снега выпадает много. Сам я никогда не стал бы столько гулять, а козам нужно.

Из лишнего молока Карамзин придумал делать сыр. Так совпало, что, когда Карамзины переехали в Лох, село стало раскручиваться как туристическое. Местные воссоздали водяную мельницу, и в Лох по выходным зачастили гости. А им, понятно, нужно не только гулять-смотреть, но и есть. А еще – сувенир купить. Вот тут-то Карамзину и пригодились козы, а также помощь испанской снохи.

– В ее семье делали мягкий сыр, – рассказывает он. – Особых вложений он не требовал. Я ей позвонил, она рассказала рецепт.

По словам Карамзина, он примеряет цену сыра на себя: если сам может позволить себе купить хотя бы одну баночку в месяц, значит, и другие тоже могут. Подчеркивает: это не бизнес, прибыли немного, козам нужно покупать корм. Всё для души и для здоровья.

Сад неправильных скульптур

Теперь туристы не просто приходят заморить червячка и купить сыр от Испанца, но и остаются послушать его рассказы, посмотреть на его длинноухих коз и погулять по его второму дому в испанском стиле. Его Карамзин построил, продав четырехкомнатную квартиру в Саратове, для своих сыновей, которые тоже вернулись на р­одину.

Неправильные скульптуры – еще одна приманка для туристов
Неправильные скульптуры – еще одна приманка для туристов
// Стоп-кадр YouTube

На фасаде этого дома – ветряная мельница.

– Меня же Дон Кихотом называют, надо легенду поддерживать, – смеется Карамзин. – А кто такой Дон Кихот? Это лох! Самый главный лох на планете! 

Главный «лох» саратовского села на свою же параллель не обижается: Дон Кихот Сервантеса – романтик и мечтатель, на таких не только испанская земля держится. Карамзин тоже много мечтает. Правда, с результатами. Они интересны не только ему, но и окружающим. В своем дворе, например, он устроил сад неправильных скульптур под стать испанскому дому – на дорожках сидят грустящий ангел, Будда, русалка… Объясняет:

– «Неправильных»  – потому что я никогда скульптуре не о­бучался.

Испанец вынашивает идею построить кухню со стеклянной стенкой, чтобы туристы могли наблюдать за процессом приготовления еды, и поставить там испанскую печь орно, чтобы делать испанский аналог пиццы со своим сыром. Хочет сделать это не для себя, а для внука, который учится на повара и которому скоро понадобится работа. 

О солнечной Испании саратовский Дон Кихот часто вспоминает в беседах с туристами, но о возвращении не жалеет. Кстати, пенсия, которая дала ему «пинок», выросла до 7 тысяч рублей.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №47-2017 под заголовком «Дон Кихот саратовский».

Теги: Пенсии

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания