Новости дня

16 декабря, суббота



15 декабря, пятница







































14 декабря, четверг



"Они нас все равно выживут". Как центр для мигрантов изменил жизнь в Новой Москве

«Собеседник» №45-2017

Через ММЦ проходят тысячи мигрантов. Через деревню тоже // Фото: Андрей Струнин / «Собеседник»

Sobesednik.ru побывал в деревне Сахарово Новой Москвы, ставшей центром притяжения для приезжающих в столицу мигрантов.

Москва за Подольском 

На автобусной остановке у метро «Аннино» по утрам собирается толпа мигрантов. Подходит автобус «МЦ-1», и все они выстраиваются в очередь. «Поехали на такси! 150 рублей!» – машут с парковки. Вдоль очереди снуют люди с рекламными листовками контор, которые помогают со сбором документов для миграционной службы. 

Такую картину у метро «Аннино» можно наблюдать уже два года – с тех пор как в 2015 году в новомосковском Сахарово открылся многофункциональный миграционный центр (ММЦ). До этого за разрешением на временное проживание или за видом на жительство надо было идти в районные отделения УФМС и стоять там сутками в очередях. Теперь все действо перенеслось за 60 км от Большой Москвы,  в Новую, за вполне себе подмосковный Подольск. 

Несмотря на надпись «экспресс», автобус идет до Сахарово 2 часа и останавливается в конце деревни у здания из стекла и бетона. Перед ним два кордона охраны. Охранники пропускают таджиков, узбеков и киргизов – их тут больше всех, меня тормозят просьбой показать паспорт, а увидев бордовую книжку с золотым гербом, разворачивают. Россияне могут попасть в ММЦ только по вопросам отказа от гражданства. 

Уроженец Таджикистана Хасан – россиянин уже 10 лет. В Сахарово привез земляков, которые оформляют патенты.

– Когда центр открылся, тут ужас творился, – рассказывает он. – Люди в очередях сознание теряли. А сейчас полтора часа простоял – и подал документы.

Рассказ Хасана мрачно слушает мужчина славянской внешности, который представляется Юрием Петровским из Одессы.

– Скоро начну писать жалобы, – злится он. – С июня пытаюсь оформить российское гражданство. Мало того что я с севера Москвы добираюсь по три часа, так тут сплошная бюрократия. 

Юрия бесит, что по телевизору вещают о простоте, с которой украинцы получают российские паспорта. Его родители были гражданами СССР, сестра живет в Москве, сам он окончил советский вуз и работает в российской компании. Все, что осталось, говорит он, – это подтвердить знание русского языка, и с этим нет никаких проблем, но комиссия несколько раз откладывалась.

«Была супердеревня» 

Мигранты покидают территорию центра стайками, сворачивают за угол на Варшавку – там магазин. Шоссе делит Сахарово на две части. По обе стороны за металлическими заборами частные дома – деревянные и каменные особняки. В советские времена Сахарово было мелкой деревушкой, где на совхозных полях сеяли пшеницу и гречиху. В начале нулевых московские предприниматели настроили тут коттеджей, и Сахарово превратилось во вполне приличное новодачное место. Жили, говорят местные, тихо – даже скандалов не было. А потом построили миграционный центр и «жить стало невозможно».

Сейчас тут постоянно живут около 70 человек, но ни ФАПа, ни полиции, ни даже почты нет. Только небарского вида магазин, популярный у мигрантов. Там продавщица пытается объяснить таджику, что поменять пакет семечек на другой не может, тот недоволен.

– Нет у нас проблем от мигрантов, – пожимает она плечами. – Сами подумайте, кто станет отсюда уезжать? Тут же лес, ягоды, грибы, пруд, экология.

Объявления о продаже домов и земли висят годами
Объявления о продаже домов и земли висят годами
// Фото: Андрей Струнин / «Собеседник»

Но многочисленные вывески «Продается дом» свидетельствуют об обратном. Выясняется: продавщица в Сахарово не живет – ездит из соседней деревни. Раньше магазин работал только летом, а теперь тут с раннего утра до поздней ночи поток покупателей. Сахаровцы открыли еще один секрет: в доме есть второй вход, там бюро переводов и школа для мигрантов.

– Не надо тут стоять, отойдите, – просит крепкий мужчина средних лет других, остановившихся у магазина на перекур.

Это Андрей Даниленко, житель соседнего дома. Он местный уже в третьем поколении. Пока возводили здание ММЦ, Андрей зарабатывал на стройке. Теперь не рад. Говорит, ощущает себя в центре Азии, кругом  чужие лица, ругань и мусор. До поножовщины между сахаровскими и мигрантами еще не доходило, но обстановка напряженная.

– Думаю, лет через пять они нас все равно выживут, – говорит он. 

На другом конце деревни у частного дома паркуется молодой мужчина. 

– Была же супердеревня – тихо и спокойно, а сделали помойку! – кипятится Артур. 

У него двое детей, с которыми он ездит гулять в соседнее село Вороново, потому что отпускать их на улицу в Сахарово боится.

– Автобусами и маршрутками всю дорогу убили, – продолжает он. – Проложили асфальтированную дорожку, чтобы мигранты ходили. Но почему так близко к домам?

Артур и хотел бы продать дом и уехать, но по меркам Подмосковья жилье здесь стоит копейки, да и желающих купить нет. 

Местный Андрей Даниленко мигрантам не рад
Местный Андрей Даниленко мигрантам не рад
// Фото: Андрей Струнин / «Собеседник»

«Жри свое сало» 

На остановке в сторону Москвы переминаются два мигранта. На лавочке сидит пенсионерка Надежда Афанасьевна, бывшая сельская учительница математики. У нее к «понаехавшим» свои претензии.

– Автобус никогда не ходит по расписанию, а они,  пока его ждут, все углы наши обоссут – туалетов-то нет, – вздыхает она. – Воровства стало больше. Ко мне забрались, выставили окна, всё переворошили, забрали харчи. Вызвала полицию, а следователь говорит: «Как я его найду, у меня в день в округе по пять домов обносят». 

Сын Надежды Афанасьевны на работу ездит на машине. У него свой повод для недовольства. Бомбилы, которые приво-зят мигрантов в Сахарово, бросают авто у домов, перегораживая дорогу, и поди их потом найди.

Другая местная жительница, Валентина Куленкова, решила однажды «покачать права», заставить «экономного» гостя убрать машину от своего дома.

– Кричит с акцентом: «Жри свое сало, русская свинья!» – вспоминает она. – Разбежался и со всей силой ударил в ворота, погнул. 

Валентина Васильевна давно забыла про местные прелести – ягоды и грибы, которые нахваливала продавщица в магазине. Говорит, летом мигранты часто остаются ночевать за огородами и в лесу – жарят сосиски, там же справляют естественные потребности.

«Почему для нас ничего не хотят делать?!»

Вскоре после того, как в Сахарово появился ММЦ, жители создали инициативную группу. С тех пор регулярно пишут письма и ходят на приемы к чиновникам с просьбой вернуть им если не прежнюю жизнь, то хотя бы порядок. Они предлагают конкретное решение проблем. 

Каждый день через Сахарово проходят минимум тысяча мигрантов. Но прямым рейсом до миграционного центра пользуются немногие – он стоит в три раза дороже, чем обычный рейсовый автобус, который останавливается в соседних населенных пунктах. После этого люди идут через все Сахарово. Местные обращались в ГУП «Мосгортранс», просили, чтобы автобусы заезжали в деревню прямо к ММЦ, но им отказали. 

Предлагали сахаровские обнести деревню или сам центр щитами, и вопрос, говорят, обсуждался в префектуре – с нулевым эффектом. Не строят им и опорный пункт полиции. Объясняют: «Денег нет». Сахаровские в это не верят. 

– Почему для нас ничего не хотят делать?! – возмущается пенсионерка Надежда Афанасьевна. – Получается, для мигрантов – всё, а для нас – ничего. У нас нет канализации, газ только на одной стороне деревни и то у богатых, фонари не горят. Камеры видеонаблюдения и те не могут поставить.

Сахаровские москвичи не претендуют на столичный комфорт. Их главная и обоснованная претензия к властям – безопасность. Если чиновники решили собрать тысячи мигрантов в одном месте, должны были позаботиться хотя бы об этом. А так получается: в Большой Москве проблему решили, а в Новой – создали.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №45-2017 под заголовком «Несладко что-то в Сахарово...».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания