Новости дня

21 октября, суббота























20 октября, пятница





















День знаний о Курбан-байраме: как это было


Как в Москве прошел главный мусульманский праздник, который в этом году выпал на 1 сентября – день школьных линеек.

Зеленый день календаря

Уже в первые минуты после открытия московской подземки, в 5:30 утра, в вагонах метро было необычно многолюдно.

– Просьба по возможности добираться в объезд, – объявляет машинист. Но разношерстная толпа создает плотный поток буквально на всех подъездах к главной соборной мечети Москвы на проспекте Мира. По разным оценкам, в праздновании Курбан-байрама в Москве приняли участие от 200 до 300 тысяч человек – это традиционно одно из самых массовых мероприятий мегаполиса.

Высокие войлочные киргизские шапки, узбекские халаты, тюбетейки всех возможных расцветок, а чаще джинсы, олимпийки с надписями «Рибок» или «Найк» и бейсболки – весь московский мусульманский интернационал тянулся в то утро в сторону мечети. Кто-то сосредоточенно крутил бусины четок, настраиваясь на важную молитву, кто-то фоткал себя и людской поток на телефон.

– Все на Курбан-байрам? – обращается в центре станции женщина с двумя кошелками к плотному ряду полицейских с касками в руках. Полицейские по инструкции вежливо улыбаются, но в дискуссию не вступают.

– Скоро вся Москва будет мусульманская! – то ли пожалела, то ли просто констатировала тетушка и пошла в другую сторону.

На улице – несколько десятков автозаков, сотни полицейских, омоновцев и росгвардейцев, заграждения, рамки – ясно было, что в этот особый день мышь не проскочит. Но как-то нарисовались доморощенные бизнесмены, которые трясли ковриками для намаза по 150 рублей или их суперэкономвариантом – большими черными полиэтиленовыми пакетами по 10 рублей. Все желающие никогда не умещаются в мечети – большинство молятся прямо на асфальте прилегающих улиц.

– В этом году, учитывая 1 сентября, мы открыли мечеть раньше, в 3:30 утра, – сообщили Sobesednik.ru накануне в Духовном управлении мусульман России. И к 6 часам утра внутри на молельном ковре уже не осталось вакантных мест. К восьми обещали всё закончить и разойтись.

В 7 утра все подходы к мечети были уже заперты людской массой. Москва еще спит. Клерк с большим золотым крестом на груди прошмыгнул в свой офис, а из-за ограды ближайшего храма с любопытством смотрит на происходящее старичок – вот и вся публика. Молящиеся расположились на расстоянии расстеленного коврика друг от друга. Из динамиков муфтий зачитывает поздравления для мусульман от президента, премьер-министра и спикера Госдумы и плавно переходит к традиционной проповеди о том, что совершаемые в мире злодеяния должны быть осуждены от имени религии, а жизнь, честь и имущество других людей – неприкосновенны.

Девушкам тут не место

С верующими больше контактируют волонтеры от мечети в зеленых накидках, владеющие языками основной части присутствующих – киргизским, узбекским, таджикским.

– Будьте добры, перейдите, пожалуйста, за ограждение, девушкам здесь нельзя находиться, – вежливо обращается ко мне молодой волонтер. – Люди просят, не положено...

– Я на работе! А люди пусть молятся, а не на девушек смотрят, – пререкаюсь я, хотя, конечно, знаю, что по канонам ислама женщины во время молитвы должны находиться отдельно от мужчин.

Через 5 минут подходит старший над волонтерами – с той же просьбой. Но за меня вступается полицейский: говорит, что журналист имеет свои права и вообще ничьих чувств не оскорбляет, закон не нарушает. Волонтеры вздыхают и отходят – «диалог цивилизаций» завершился в нашу пользу. Но через пару минут я все-таки отхожу: как ни крути, но договариваться и уступать – нужный и почти утерянный навык в современном мире. Кажется, всем стало легче – конфликт не назрел.

За оградой стоит дедок с палочкой. Иван Васильевич, местный житель. Говорит, гуляет здесь каждое утро для моциона.

– Не мешает вам? – киваю в сторону толпы.

– Нет, это же один раз в год. Курбан-байрам у мусульман – как Пасха у православных. Помолятся и разойдутся. А мне даже интересно, постою, послушаю, – веротерпимо отвечает дед и добавляет весело: – Но их все-таки – до фига!

В целом, по моим прикидкам, численный перевес – все же в пользу понимающих. Мы толерантнее, чем это принято считать.

Восток – дело тонкое

После проповеди – коллективная молитва. Фотографы и операторы ТВ фиксируют синхронность действий – впечатляет и картинка, и масштаб. Под последние молитвенные аккорды молящиеся обнимаются и начинают расходиться. Волонтеры выдохнули от напряжения и готовы пообщаться.

Самый благодушный из них – киргиз Колчебек. Он работает дворником у метро «Щелковская». Живет 10 лет в Москве, говорит, все ему нравится. Включая и зарплату 25 тысяч рублей, на которую он еще умудряется снимать жилье в столице. Но жена тоже работает. В Киргизию возвращаться не хотят.

Колчебек, как и большинство присутствующих, заранее купил барана. Ну как купил – дал денег другу, тот «знает места». Баран уже дожидается в Подмосковье, на одной из площадок, где власти разрешили в этом году провести ритуал.

– Сам зарежу, – говорит Колчебек. – Барашка килограмм на 40–45, 8 тысяч стоит. Часть мяса себе возьму, родне надо, на работе угощу. Мне сегодня выходной дали, такой день! – улыбается киргизский дворник.

Узбек Алтын (в переводе – «золото») оправдывает свое имя и щерится четырьмя передними золотыми зубами. Вообще он, говорит, работает практически без выходных – трудится электромонтажником на одной из «строек века» – парка «Зарядье» в центре столицы. Получает 45 тысяч рублей, 5 из них отдает за комнату в общежитии, которую снимает вместе с тремя соплеменниками. Чтобы попасть на утреннюю молитву, отработал в ночную смену. Но днем собирается хорошо отдохнуть – всей компанией едут в подмосковное Софрино, где из жертвенного барана будут готовить шашлык, плов, шурпу. Традиционно угощают софринских дачников, с которыми уже не первый год знакомы, а бабульки в ответ несут им свои соленья.

К 8 утра светская Москва уже продрала глаза, менеджеры перебежками добираются до работы, мельком бросая взгляды на восточный базар, в который на несколько часов превратился центр столицы.

Ближайшая к мечети школа отменила линейку 1 сентября. По пустынному школьному дворику гуляет только охранник.

– Первоклашкам праздник подпортили! Хотелось, наверное, как все, с цветами, за руку с родителями, – сокрушается бабуля с собачкой из соседнего с мечетью дома, жалуясь заодно и на «Ташкент каждую пятницу» на ее улице, когда верующие приезжают на коллективный намаз. Но я так понимаю, это дежурное ворчание рассерженных горожан на верующих, неверующих, автомобилистов, пешеходов и всех, кто подвернулся.

– Учеба с 4 сентября – это круто! – гогочут подростки с ее же двора. – А там 4 числа случайно никакого байрама не намечено?

А что празднуют?

Курбан-байрам – один из главных мусульманских праздников. Переводится как «праздник жертвоприношения» (курбан – жертва, байрам – праздник). Дата праздника – плавающая, так как зависит от лунного цикла.

В этот день мусульмане должны молиться, праздновать, желательно накормить или одарить нуждающихся. Часто для этих целей используется мясо жертвенных животных, ритуально зарезанных именно в этот день, – барана, коровы, верблюда.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания