Новости дня

24 октября, вторник













23 октября, понедельник































Отец сбитого "пьяного мальчика": Предлагают деньги – сколько попрошу


Sobesednik.ru спросил у Романа Шимко – отца насмерть сбитого "пьяного мальчика", есть ли надежда на справедливый суд.

Начался суд над автоледи, насмерть сбившей 6-летнего мальчика из Балашихи, в крови которого эксперты якобы обнаружили алкоголь. Родители погибшего мальчика подали против Ольги Алисовой иск на 10 миллионов.

– Ясно, что суд продлится долго. Будут вызывать свидетелей, на этой неделе – моего отца, который был с Алёшей в тот день, – говорит Роман Шимко.

– Предъявите суду немецкую экспертизу, которая, по вашим словам, доказала, что алкоголя не было?

– Пока дело расследует Следственный комитет. И у них есть те же самые волосы, которые бабушка срезала у Алёши после ДТП и которые мы передали в Германию. Мы знаем, что СК уже назначил экспертизу, так что ждем результатов. Немцы дали результат через 2 недели, СК занимается месяц.

– Вопрос об эксгумации рассматриваете?

– Делать эксгумацию, чтобы ответить на вопрос, был ли в крови алкоголь, не вижу смысла – все и так это знают. А делать эксгумацию, чтобы доказать, что в экспертизе описаны не все повреждения, которые ребенок получил в ДТП, возможно. Эксперт пишет о разрыве селезенки, но не упоминает о переломе ребер, из-за которых селезенка и пострадала. Так вот, если не хватит доказательной базы против таких экспертов, я не исключаю, что будет эксгумация.

– Вы работаете в государственной Росгвардии и сейчас обвиняете представителей других госструктур. На вас не пытаются давить?

– Я не обвиняю госструктуры – ни Минздрав (скорая приехала через 6 минут), ни МВД, многих оперов которого я знаю. У меня вопросы к двум конкретным представителям – врачу Аксеновой, которая делала анализ, и эксперту Клейменову, который проходит как свидетель. Что касается моих непосредственных коллег по Росгвардии, то все всё понимают: меня отпускают, когда нужно, интересуются, нужна ли помощь, тут давления нет. Еще на прошлой неделе со мной встречался один областной чиновник, спрашивал, какая моя цель, устроит ли меня денежная компенсация – любая, какую назову, отставка эксперта Клейменова и публичное опровержение «пьяной» экспертизы. Но я с таким раскладом не согласился.

– Вам нужно уголовное наказание виновных, а не денежная компенсация?

– Нужна правда. А денежную компенсацию, если ее отправят, например, на лечение онкобольного ребенка, – я возьму. Для меня это будет моральная компенсация.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания