Новости дня

21 октября, суббота

















20 октября, пятница



























Как и почему горел Ростов. Специальный репортаж "Собеседника"


Корреспондент Sobesednik.ru побывала на месте пожара в Ростове-на-Дону и попыталась выяснить причину возгорания.

16+

Засекреченная «Говнярка»

Потерять дом со всем нажитым имуществом – настоящая трагедия, которую познали порядка пятисот ростовчан 21 августа: в час дня загорелся целый жилой район, который местные жители называют «Говняркой».

Сначала запылало на юге квартала – с Чувашского переулка, а затем загорелись дома на улицах Седова и Красных Зорь. Весь этот район находится в историческом центре Ростова-на-Дону.

Даже спустя сутки, после того как потушили пожар, к сгоревшим домам сотрудники полиции пускали только бывших жильцов. И то только после долгих уговоров.

Когда я подошла к одной из сгоревших улиц с фотоаппаратом, сотрудник Росгвардии резко отсек: «Фотографировать нельзя. Это приказ». Такая закрытость меня удивила: фотографировать нельзя было нигде и ничего.

Пока я пыталась объяснить правоохранителю, что он незаконно препятствует работе журналиста, в наш спор вмешались сами погорельцы:

– Что значит – нельзя фотографировать? – начал возмущаться мужчина. – Это наши дома! Пусть она всем расскажет, что тут на самом деле творится: что все бездействовали, что воды в гидрантах не было, что нас решили просто сжечь!

Ни кола ни двора

О том, что пожар закончили тушить, официально сообщили еще днем во вторник, 22 августа. Хотя на самом деле отдельные дома горели еще и в ночь на среду.

– Мы жили в доме с мужем, двумя детьми, братом мужа, его супругой и родителями, – рассказывает Sobesednik.ru пострадавшая Анник (имя изменено). – Когда все произошло, мы были в отпуске: забрали родителей и детей из Грузии и поехали на море... А потом нам позвонили знакомые и сообщили, что нашего дома больше нет, по телевизору мы увидели, как его пытаются потушить. Пришлось срочно выезжать: приехали, а наш дом все еще тушат. А там было все: две машины, деньги, золото, документы, учебники (мы наших двойняшек в первый класс собирали), бытовая техника...

По словам женщины, как раз техники в доме было много – они ее закупали для своей квартиры, которую приобрели аж 4 года назад, но никак не могут в нее въехать – дом до сих пор не сдан. Теперь все, что у них осталось – оплавленная кастрюля и пара колец, которые ее супруг нашел на пепелище.

Еще одна пострадавшая – пенсионерка Алла – пока живет у подруги. Она не знает, как дальше жить: соглашаться на комнатку в общежитии или крохотную квартирку на окраине она не хочет, но крыша над головой нужна.

– Выплатили пока 20 тысяч из городского бюджета и 30 тысяч – из областного. Копейки. Да, сейчас власти рассказывают, что нас расселят, но вы же понимаете, куда нас отправят – подальше от центра, в дешевые квартирки, – убеждена Алла. – А между прочим, наша земля стоит дорого. Когда мы спросили у губернатора, что будет дальше, он пространно ответил, мол, что есть генплан, согласно которому этот район будет застроен.

Горело точечно

Один из тех, кто в тот день потерял свой дом на улице Седова – Дмитрий Чеботарев. Во время пожара он с супругой и 10-месячным сыном были дома.

– Все происходило очень быстро. Сначала я почувствовал запах гари, вышел на улицу и увидел дым: это как раз горела улица недалеко от нас – где начался пожар, – рассказывает Дмитрий. – Как будто началась война: клубы дыма, что-то взрывается, люди бегали в панике, помогали друг другу тушить...

По словам Дмитрия, приехали только три пожарные машины. И то две – без воды.

– Жильцы пытались сами тушить дома – и свои, и соседские. Полиция приехала быстро, тоже пыталась помочь, – вспоминает Чеботарев. – Но многие просто не могли справиться с огнем: вода почему-то была отключена... Мой дом загорелся с крыши, и я побежал тушить. Пока я был на крыше, я видел, что дома горят в совершенно разных концах нашей улицы – было несколько очагов пожара. Это не могло быть случайностью.

Когда Дмитрий понял, что спасти свое жилье не удастся, было уже поздно: дом был захвачен огнем и оставалось только одно – прыгать прямо с крыши.

Сейчас семья Чеботарева живет у родителей. Остались без денег, одежды, детской коляски и кроватки. Облегчают ситуацию только пункты гуманитарной помощи, куда неравнодушные ростовчане и волонтеры привозят и продукты, и одежду.

Впрочем, хорошо, что пожар был днем в будни, когда все на работе, а не ночью – иначе люди могли потерять не только имущество.

Официально во время ЧП погиб один человек, но сколько на самом деле – никто не знает.

– Видишь этот дом? – показывает мне один из силовиков. – Из него вынесли труп инвалида.

– Только один погибший? – спрашиваю я.

– Ничего ей не говори, – перебил второй сотрудник.

– Ну, в общем, больше одного, – заключил первый.

К слову, об этом говорят и сами погорельцы.

Выкурили – это факт

Версию случайного возгорания местные жители отметают сразу, и на это есть целый ряд объективных причин.

Во-первых, дома начинали гореть с разных концов улиц.

Второй неоспоримый факт, доказывающий, что пожар устроили намеренно – то, что многоэтажные дома, дворы с сухой травой, расположенные между сгоревшими улочками, остались нетронутыми. Если бы огонь с одной улицы на другую перекинуло ветром, то пострадали бы и эти многоэтажки.

Третье доказательство: жители «Говнярки» получали реальные угрозы от представителей строительной компании, которая хотела получить землю за бесценок и начать строить на этом участке.

– Мы жили в доме с мамой и сестрой. У нас был участок 2 га, – рассказывает мне Алексей, с которым мы встретились у центра оказания помощи пострадавшим. – Это точно был поджог. К моей маме как-то приходил мужчина (якобы от строительной компании) и предлагал выкупить землю за копейки, а получив отказ, сказал, что они эту землю все равно отберут. Просто выкурят. Ну вот, как видите, выкурили!

С «интересными» предложениями и угрозами приходили, конечно, не ко всем, но весть о том, что по району ходят «черные риелторы», быстро разнеслась по соседям, поэтому каждый погорелец знает, что потерял свой дом не случайно.

Однако СК РФ по Ростовской области возбудил дело по статье «Халатность», обвиняя органы исполнительной власти, коммунальщиков и тех, кто не обеспечил пожарную безопасность.

Земельный вопрос по-ростовски

На этот лакомый кусок земли в свое время зарились сразу несколько строительных компаний. Впрочем, по городу ходят слухи о том, что директор одной из них после пожара срочно покинул Россию.

Кстати, этот пожар в «Говнярке» далеко не первый:

– У нас пару недель назад дом горел, до этого было еще три пожара, – говорит один из погорельцев. – Кстати, дома горели как раз после прихода «риелторов». Власти не верили, что нас поджигают, или они просто покрывали беззаконие... Видимо, в этот раз тот, кто решил нас сжечь, просто не рассчитал, что сгорит все.

– Я поставлю палатку и буду жить там, где еще неделю назад был наш дом! – заявил другой молодой человек, который жил здесь вместе с бабушкой. – Мы не дадим застроить нашу землю.

На самом деле решение земельного вопроса путем «выкуривания» людей (в буквальном смысле) для Ростова-на-Дону – вполне обыденная история.

Число таких случаев за несколько лет даже посчитать сложно. Так, по словам ростовчан, в свое время периодически горел Западный район города, где земля ненамного дешевле, чем в центре.

Самое страшное, что об этом власти города знают, но не очень-то пытаются решать проблему. Тем самым покрывая беспредел.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания