Новости дня

15 декабря, пятница








































14 декабря, четверг





Демограф Анатолий Антонов: Никто не будет рожать ради пособий

«Собеседник» №26-2017

Роддом // Global Look Press

Где в представлениях общества о демографических проблемах России правда, а где – мифы, читайте на Sobesednik.ru.

Чтобы Россия вышла из демографического кризиса, в половине семей должно быть по трое детей. Достижим ли этот идеал в нынешних условиях, почему маткапитал перестал работать и всегда ли дело в деньгах, рассказывает крупнейший российский демограф Анатолий Антонов, заведующий кафедрой социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ.

«Всё сводят к деньгам»

– На прямой линии Владимир Путин сказал, что рождаемость у нас растет быстрее, чем в Европе. Профессор, разве она вообще растет?

– Она падает уже второй год.

– Это, кажется, ожидаемо?

– Да, в ближайшие годы хвастать правительству будет нечем. С чем был связан рост рождаемости? В 2007 году появился материнский капитал, и под влиянием этого стали рожать вообще все, кто был способен. Но дальше рожать будет некому. Те, кому положено – это поколение 90-х, их мало. Так что примерно до 2030 года рождаемость повышаться не будет.

– Несмотря на меры, которые правительство готовит к октябрю? Там, кстати, всё про деньги: обсуждается продление материнского капитала, доплаты тем, кто до 30 лет родил второго ребенка, и т.д.

– Они думают: мы дадим больше денег – и сразу все начнут рожать. Нынешняя демографическая политика вульгарно экономически зацикленная.

– А как не зацикливаться, если у нас только официально 22 млн бедных и с появлением детей семьи богаче обычно не становятся?

– Да, при рождении детей экономика семьи ухудшается. И от государства надо брать каждую копейку, которую оно дает. Но причина низкой рождаемости не только в бедности. Ну увеличили вы пособие. Увеличится ли от этого потребность в детях? Нет. Если у вас потребность в двух детях, вам больше не надо. Даже с маткапиталом, даже с пособиями.

– Выходит, расчет «легче финансово – больше детей» не работает?

– Давайте опять вспомним 90-е. Все говорят, что тогда была сверхнизкая рождаемость из-за шока – страна развалилась, было плохо. Всё грубо свели к экономике. Но я как социолог знаю, что существует скрытая переменная: при росте доходов в несколько раз быстрее растет уровень притязаний. И чем больше разрыв, тем хуже для рождаемости. Так вот, те годы были революцией притязаний. Открылось окно в мир, долгое время наглухо заклеенное газетой «Правда» и журналом «Коммунист». Люди увидели, что есть другой мир. В СССР жили неплохо, но все были бедны – даже члены ЦК. Любой средней руки богач сегодня имеет больше, чем советский функционер. Кстати, демографический кризис начался не в перестройку, а еще при Брежневе. Но уровень притязаний в СССР был очень низок, а в 90-е рванул вверх. Люди стремились зарабатывать, хотели смотреть мир, а не рожать детей. И так не только у нас. Таково нынешнее устройство всего мира.

«Капитализм всегда против семьи»

– То есть никто и нигде не хочет рожать много? Почему?

– Потому что капитализм антисемеен и антидетен по своей сути. Еще Адам Смит писал, что при капитализме работник с одним ребенком и работник с десятью детьми будут получать одинаковую зарплату. Итог – во всех развитых странах 2/3 семей однодетны. Мы живем в ужасное время ухода с исторической сцены семейной цивилизации. И это главная причина низкой рождаемости. Появляются идеи, как это исправить. Американский футуролог Элвин Тоффлер, например, в своей книге нарисовал счастливую картинку про общество будущего: там, как некогда в сельской семье, родители и дети живут, учатся, работают вместе – только не в поле, а дома на компьютерах. Но Тоффлер – мечтатель, а нам нужно думать, что реально можно сделать сейчас в условиях антисемейной экономики. Нам нужно вернуть человека в семью, чтобы он туда не только спать приходил.

– Какие есть идеи?

– Развивать домашнее образование, например. Мать работает дома: сначала она – директор домашнего детского сада, получает среднюю зарплату. Потом она учит детей дома по программам, которые разрабатывают учителя.

– А если мать не хочет среднюю зарплату как директор домашнего детсада, а хочет высокую – как руководитель компании?

– Ее право. Нельзя в демографической политике ничего навязывать. Она должна быть политикой свободного выбора. Не хочешь иметь детей – не имей. Но если хочешь пятерых – прекрасно, вот тебе возможности. Я уверен, что отец и мать могут научить ребенка, по сути, всему, что нужно. Дети их любят и им верят. Так же оно веками было – через любовь. Не было бы любви, мы бы с вами сейчас не обсуждали, что делать с демографией.

«Запреты – это не про демографию»

– Сомнительно, что вернуть детей на верхушку притязаний поможет запрет бесплатных абортов или налог на малодетность.

– Это вообще не про демографию, а про пополнение казны. Как только кончаются деньги, начинается песня про запрет абортов, про платные разводы и обложение налогом малодетных семей. Только при чем тут демография? Не лезьте не в свои дела! Вообще-то люди, у которых много детей, тоже делают аборты. Мы проводили исследование среди москвичек младше 35 лет с 2 детьми: 15–17 процентов практикуют секс каждый день. Среди трехдетных этот процент еще выше. Учитывая несовершенство контрацепции, абортов в таком случае не избежать. Просто есть стереотип культурности, который заставляет скрывать это: у интеллигентных людей вроде как не бывает проколов. Кроме того, если вы что-то запрещаете, надо заранее представлять, что будет дальше. Будет рост материнской и младенческой смертности, а коэффициент рождаемости упадет еще ниже.

– В чем вообще главная ошибка тех, кто «дорабатывает» демографическую политику?

– Власти опираются на людей, которые сегодня состоят в браке. А это в корне неправильно, потому что завтра они уже никого не родят. Нужно ориентироваться на нынешних подростков и детей. Надо вписать детей прежде всего в их уровень притязаний.

– Но как?

– Вот в этом и цель грамотной демографической политики. Чтобы у нас 50 процентов семей стали трехдетными, нам надо охмурять в этом направлении все население с утра до вечера. Цинично, но нужен пиар многодетности, и тут телевидение, конечно, эффективнее всего. Причем с точки зрения социальной психологии чем более идиотской является пропаганда, тем лучше она работает. Люди почему вообще вступают в брак и рожают детей? Потому что это норма. Никто не хочет выглядеть ненормальным. Посмотрите, например, на тех, кто придумывает жестокие, антидетные законы, – они же все на словах за семью, за детей!

– Пропаганда многодетности разбивается о реальное положение дел, когда новый ребенок в семье – шаг в сторону бедности. Разве возможно совсем списать со счетов экономический вопрос?

– Нет, конечно. Каждый год институт семьи поставляет полтора миллиона единиц новой рабочей силы. 18 лет родители кормили, одевали, учили, воспитывали этих мужчин и женщин, теперь они идут работать и платить налоги. Верните семье эти затраты! Государство руководствуется средневековым патернализмом: для него все – вассалы. Но семья – не вассал, а государство – не хозяин. Оно должно расплачиваться с семьей, потому что без этих ежегодных полутора миллионов государственная машина остановится. Оно должно инвестировать в каждого ребенка – или сразу при рождении, или платить ежегодно до 18 лет. Но – по рыночным ценам. Знаете, с чего начинался материнский капитал? C нашего предложения в 2004 году выплачивать 50 тысяч долларов за четвертого ребенка – «живьем», на покупку жилья. Осталось то, что осталось: сейчас это выплата в 7 тысяч долларов, которая неспособна решить ни жилищную проблему в семье, ни демографическую в стране. Если хотите реальных результатов, нужно подходить к вопросу грамотно, а не за счет копеечных пособий. Вот сейчас затеяли реновацию. Почему не проводить ее в рамках политики трехдетности?

– Каким образом?

– Живут, допустим, в двушке семья с ребенком и бабушка. Им обещают метр за метр. А они, может быть, родили бы еще детей, так почему не простимулировать, дав им отдельную квартиру или четырехкомнатную, если хотят жить с бабушкой? А планировки в новом жилье? Они же все рассчитаны на холостяцкий образ жизни! Мы упорно строим квартиры-общежития. У нас сама семья – как социалистическое общежитие, как проходной двор. Попробуй войди в Думу без пропуска. А в семью, в ее дом может прийти кто угодно – любой рядовой полицейский. Где статус семьи? Где неприкосновенность? Где дом-крепость? Пока не будет этого, никакие деньги нашей демографии не помогут.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания