Новости дня

18 октября, среда








































17 октября, вторник



Геннадий Гудков о легализации телохранителей: МВД может снова "кинуть"


Экс-депутат Госдумы Геннадий Гудков рассказал о подводных камнях нового закона о частной охране.

29 мая газета «Известия» написала о том, что в Госдуме разрабатываются законопроекты «О частной охранной деятельности» и «О частной детективной деятельности», призванные легализовать статус телохранителей и частных охранников, а также расширить полномочия частных детективов. Инициатива обсуждается в Торгово-промышленной палате РФ, ФАС, Росгвардии и МВД. В нижней палате парламента отметили, что, согласно новому закону, стать телохранителем сможет лишь тот, кто не менее трех лет проработал в оперативных или следственных подразделениях и получил соответствующую подготовку.

Своим мнением по поводу нового закона с Sobesednik.ru поделился экс-депутат Госдумы и бывший владелец сети частных охранных предприятий Геннадий Гудков. Выразив надежду на успешное принятие закона, бывший парламентарий, однако, напомнил о возможных трудностях со стороны МВД, которое много лет противилось легализации частного охранного бизнеса.

— Этот вопрос имеет даже чуть больший возраст, чем действующая индустрия безопасности, — рассказал экс-депутат. —Собственно говоря, с этого вопроса она и начиналась, потому что вопрос о телохранителях появился раньше, чем появился закон о безопасности, поскольку криминальный характер бизнеса не оставлял никакого выбора. МВД было всегда категорическим противником этого вопроса [легализации частной охраны — прим. ред.]. Более того, в определенные моменты истории МВД само пыталось получить эксклюзивное право на личную охрану. Это началось еще при [Анатолии] Куликове, который был тогда министром, затем была еще одна попытка, но потом от нее, слава богу, МВД отказалось — видимо, опасаясь каких-то скандалов, — и этот вопрос был надолго снят. Рынок услуг личной безопасности существует уже более 25 лет, и по умолчанию это называется «охрана личной собственности лица, которое пользуется услугами телохранителя».

В каких случаях сегодня прибегают к услугам частных охранников?

— Если у вас дорогая ручка, ценные бумаги в вашем портмоне или куча денег, которую вы носите в карманах, вас уже можно охранять — но не вас лично, а имущество. Но отличить в этом случае имущество от личности практически невозможно, поэтому де-факто деятельность телохранителей с применением оружия по охране собственности была легализована, на это закрывали глаза. Но охранное сообщество всегда хотело легализовать эту возможность.

Какие попытки предпринимались для этого на законодательном уровне?

— Я был одним из последних авторов законодательной инициативы, направленной на легализацию телохранителей. Причем мы предлагали сделать ее отдельной кастой, наиболее подготовленной и выполняющей наиболее высокие квалификационные требования. Но МВД, как всегда, «кинуло» охранное сообщество, пообещав разменять новую редакцию закона об охранной деятельности на легализацию телохранителя. «Кинуло» надолго: «кидок» произошел где-то в 2010 году. Договоренности были нагло нарушены: за спиной охранного сообщества МВД провело отрицательный отзыв правительства на этот законопроект, одним из авторов которого я был, и на долгие годы — как вы видите, на семь лет — этот закон был с повестки снят.

— Стоит ли надеяться, что сейчас закон все-таки примут?

— Вы знаете, еще не факт, что он пройдет. Я очень надеюсь, что позиции все-таки согласованы. Во всем мире частный телохранитель — именно частный. Если государственные телохранители не предусмотрены на коммерческой основе только в рамках защиты свидетелей, специально охраняемых государством лиц, то некий призыв к зарабатыванию денег на охране лиц не предусмотрен в мире нигде — может быть, разве что в Северной Корее, но это не очень хороший образец для нашей страны.

Естественно, если сейчас произошли какие-то сдвиги в сознании должностных лиц, то, как говорится, слава богу. Только я боюсь, что эти сдвиги в сознании должностных лиц, многие из которых изрядно коррумпированы, могут привести к тому, что сама идея, прекрасная идея, может быть извращена какими-то избыточными требованиями, условиями. У меня есть подозрение, что просто так, без боя МВД свои позиции не сдаст.

Авторы законопроекта предлагают расширить полномочия частных детективов: им хотят разрешить официально запрашивать документы у полиции и встречаться с фигурантами уголовных дел. Что вы об этом думаете?

— Они и сейчас [это] прекрасно делают в рамках журналистской корочки, которой они, как правило, прикрывают свою работу. На сегодняшний день частных детективов в России практически не осталось: их держат в кадровых агентствах крупных компаний для того, чтобы легально что-то допроверить. А вообще реально детективы работают за пределами этого закона. Как правило, они прикрываются журналистскими удостоверениями каких-то редакций. Это дает им гораздо больше полномочий и не требует от них никакой отчетности, то есть они маскируют свою деятельность под закон о СМИ. Поэтому это надо делать, но надо смотреть на условия, на которых это может быть сделано.

Еще раз подчеркиваю: безобразное регулирование правовой деятельности частного детектива привело к исчезновению легальной профессии. Частных детективов сейчас практически нет, потому что головной боли много, прав никаких, отчетности куча — а зачем и кому это нужно?

— Чем вообще отличается частный детектив от обычного?

— Они работают как журналисты и прекрасно справляются с маскировкой своей деятельности. Отличить журналистское расследование от частного детективного крайне сложно. Так как оружие и полномочия для его применения им не дают больше, чем обычному гражданину, детективы предпочитают не рисковать своим спокойствием, благополучием и независимостью от назойливых государственных проверок, поэтому работают как журналисты. А детективы, которых по всей стране существует, по-моему, 180–200, наняты специально в рамках крупных кадровых агентств, которые занимаются легальной проверкой легально полученной информации от тех, кто претендует на те или иные должности.

— В Госдуме, в частности, заявили, что получить статус телохранителя сможет по новому закону только тот, кто прошел профессиональную подготовку и имеет как минимум трехлетний стаж работы в оперативных или следственных органах.

— Это полная глупость! Потому что в оперативных и следственных органах никакой подготовки телохранителей не дают.

Более того, хотите нанять плохого телохранителя — возьмите бывшего оперативника или следователя: он вас угробит в ситуации, когда нормальный телохранитель может спасти. Подготовка телохранителя — это отдельная задача. Профессионально с этой задачей работает только Федеральная служба охраны и частные агентства. Во всем мире подготовка телохранителей — это дело рук частных специальных центров и школ. Никакой особой подготовкой оперативники и следователи не обладают.

Я чувствую, что это будет сделано в рамках каких-то неприемлемых условий. Если это право [на осуществление частной охранной деятельности] будет даваться только этой категории лиц, мы вообще потеряем всю школу телохранителей. А она у нас неплохая, потому что есть ФСО, которая «штампует» в достаточно большом количестве людей, которые ежегодно могут вставать в ряды телохранителей. Отдавать приоритет «операм» и следователям — это глубочайшая ошибка, — убежден Геннадий Гудков.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания