Новости дня

22 октября, воскресенье





21 октября, суббота






















20 октября, пятница

















От тюрьмы не зарекайся. Как сидят знаменитые арестанты


В российских СИЗО сегодня сидит рекордное число известных арестантов. Sobesednik.ru выяснил, каково им за решеткой.

С Канар – на нары

Знаменитое путинское «Где посадки?» было услышано, выполнено и даже перевыполнено.

– В 7 утра в регион прибыли четверо сотрудников известной структуры (ФСБ. – Ред.), надели на губернатора наручники и посадили его на самолет до Москвы. Тихо и достаточно неожиданно, – рассказал Sobesednik.ru об аресте главы Удмуртии Соловьева политолог, проректор Ижевского государственного технического университета Александр Балицкий.

Прямо из губернаторского кресла глава Удмуртии Александр Соловьев попал «на карантин» в СИЗО «Лефортово». Прохладная камера, без холодильника и ТВ, из всей обстановки – шконка, железная миска и чайник. Из одежды – черная роба, фуфайка, шапка-ушанка, сапоги-кирзачи. Неудивительно, что во время первых выездов в суд бывший глава региона выглядел подавленным и просился под домашний арест, ссылаясь на преклонный возраст (Соловьеву 66 лет, и у него удалена одна почка). Сейчас отставника-арестанта перевели в обычную двухместную камеру.

– Карантин длится 10 дней и является настоящим шоком для тех, кто впервые оказался в таких местах, особенно это касается людей, привыкших к комфортным бытовым условиям, – рассказал член Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Александр Бачу.

Сейчас адаптацию на карантине проходит коллега Соловьева, бывший глава Марий Эл Леонид Маркелов. При встрече с правозащитниками он жаловался на нехватку даже туалетной бумаги, нижнего белья (выдан один комплект за неделю), отсутствие доступа к своим личным вещам.

– «Лефортово» – это изолятор ФСБ, он считается самым суровым по условиям содержания. Раньше в него свозили самых злостных преступников – убийц, террористов, а «политических», чиновников и прочих вип-сидельцев отправляли в «Матросскую Тишину» (особый блок 99/1). В народе его прозвали «кремлевский централ» – еще со времен, когда в нем сидели путчисты. Но в последнее время подследственных мэров и губернаторов чаще направляют в «Лефортово», где нет горячей воды, из крана идет просто ледяная, туалет не огорожен даже шторкой, а унитаз в большинстве камер – это просто пожарные ведра с отрезанным днищем, – рассказал Sobesednik.ru правозащитник Дмитрий Пискунов.

Большинство посетителей и постояльцев «Лефортово» считают, что суровые условия в изоляторе поддерживаются сознательно, так как служат негласным «воспитательным моментом» и дополнительным способом воздействия для получения показаний от «коррупционеров и взяточников».

Белых курит сигары, а Полонский собирается в президенты

Бывший губернатор Кировской области Никита Белых осваивался долго, но, видимо, уже смог приспособиться к новым условиям своей жизни.

– Сейчас Белых содержится в камере с одним сокамерником, которому вменяют экономическую статью, – рассказал Sobesednik.ru член ОНК Иван Мельников. – Я был у них на прошлой неделе с обходом: в камере много конфет, сигары, которые курит Белых, много книг. Их водят на прогулку на 1 час, перебежками, чтобы не было контактов с другими заключенными.

– Во время обхода в одной из камер я встретил отца известного полковника Захарченко, – поделился с Sobesednik.ru Александр Бачу. – Он не произвел на меня впечатление миллиардера, как о нем пишут: обычный пожилой человек со своими болячками. Очень старается держаться и уверен, что его взяли как заложника – чтобы воздействовать на сына.

Сам полковник Захарченко, как говорят правозащитники, до сих пор находится в подавленном состоянии после а­реста.

Сравнительно лучше себя чувствуют сидельцы «кремлевского централа» – СИЗО-1: мэр Владивостока занимается йогой прямо в камере, а бизнесмен Сергей Полонский делится с правозащитниками планами баллотироваться в президенты.

– Я пришел с обходом в камеру Полонского, когда у него был день рождения. Бизнесмен угостил меня куском торта и чашкой кофе, которые составляли скромное тюремное застолье, – рассказал Sobesednik.ru Дмитрий Пискунов. – Он много говорит, строит планы, в том числе и президентские. Обеды, насколько я понял, ему передают с воли, но в СИЗО-1 это не запрещено.

– За неимением другой реализации Полонский во время наших визитов начинает выстраивать работу правозащитников, больше сам задает вопросов, чем отвечает, раздает указания, как и что делать. Говорит об уголовной реформе – надо закрыть все СИЗО, а арестантов выпустить на волю со следящими браслетами. Неординарная, в общем, личность, – вспомнил Александр Бачу.

57-летний сахалинский экс-губернатор Александр Хорошавин в изоляции много читает и совершенствует физическую форму – тренируется до пота, а главной его просьбой к администрации изолятора было повесить турник в прогулочном дворике, чтобы можно было подтягиваться на свежем воздухе.

Другой старожил СИЗО – Вячеслав Гайзер – также старается не падать духом, хотя один из проходящих по его делу был найден мертвым в камере, по версии следствия, совершил суицид.

– Очень много сидят за экономические преступления, и часто поводом служит передел собственности, – считает Бачу. – Пока человек в камере, дербанят его компании. В одной из камер «особого» изолятора я встретил арестанта, который рассказал, что участвовал в предвыборной кампании Трампа, а на родине сел за госизмену.

Навальный просил кукурузные палочки и семечки

На недавнем юридическом форуме прозвучали факты: 100 лет назад в царской России в тюрьмах и изоляторах находились 140 тысяч человек, сегодня – 700 тысяч. И маховик правоохранительной машины не собирается останавливаться: недавно пошли слухи, что на Рублевке строится изолятор повышенной комфортности с нарами для «олигархов». ФСИН эту информацию опровергла, но нехватку «посадочных» мест в принципе не отрицала.

– Сегодня все московские изоляторы перенаселены – какие на 20, какие на 30, а какие и на все 50%, – подтверждает Иван Мельников. – Всего в «тюремной» Москве 8 СИЗО, из них 2 – федерального подчинения («Лефортово» и «Матросская Тишина»). Еще есть 3 спец­приемника. Спецприемники подчиняются МВД и предназначены для тех, кто отбывает наказание по административным статьям. Например, там сидели те, кто проходил по «делу 26 марта», включая оппозиционера Алексея Навального. Но на всех задержанных не хватило мест, поэтому им выделили отдельный этаж в изоляторе временного содержания на Петровке.

Спецприемники – это изоля­торы-лайт, больше похожие на недорогие хостелы, чем на тюрьмы.

– Питание очень хорошее, – похвалил недавний главный арестант спецприемника в Мневниках Алексей Навальный.

– Навальный ни на что по большому счету не жаловался, время с сокамерниками они коротали за настольными играми, которые там разрешены. Навальный обыгрывал в «Монополию» двоих своих сокамерников, осужденных по «водительским» статьям (вождение без прав или в нетрезвом виде). На судебном заседании оппозиционер сказал, что ему не хватает кукурузных палочек «Кузя» и семечек. В следующий наш приход в его камере было штук 20 пакетов этого «Кузи», а сам Алексей сидел на кровати и грыз семечки. Волонтеры оперативно снабдили его всем, что он хотел, и администрация не препятствовала.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания