Новости дня

17 октября, вторник











































Мария Арбатова: Наше правительство – это мужская баня


Мария Арбатова рассказала Sobesednik.ru о том, чего хотят современные последовательницы Цеткин, Арманд и Коллонтай.

В этом году «женский день» растянулся на целый месяц. Начало общественному обсуждению феминизма положили активистки, которые провели акцию у стен Кремля. Они вышли под лозунгом: «200 лет мужчины у власти. Долой!»

Следом прокатились выступления феминисток и в других городах. В некоторых, как в Екатеринбурге, они состоялись впервые в новейшей истории.

О политике

– В обыденном представлении феминистка – это женщина, которая обидится, если ей уступить место в метро. Как вам такая ассоциация?

– Слово «феминистка» в России связано с моей работой в ток-шоу «Я сама» (выходило в эфир в 90-е гг. – Ред.) и c тем, что я настояла, чтобы меня так называли. Люди того времени были твердо уверены, что феминистка – это лесбиянка и мужененавистница. Что мужья у меня пиаровские, а дети детдомовские. И вообще – что я переделанный мужик. Теперь считается, что феминистка – это женщина, которой нельзя помочь нести сумку и открывать дверь. В этом смысле мы все-таки можем отмечать положительную динамику (смеется).

Но знаете, я сама не люблю, когда мне открывают дверь, и терпеть не могу, когда целуют руку. Я человек брезгливый и сразу убираю руки за спину.

Тем не менее играется не эта игра, а большая. Потому что женщина в патриархальном обществе не подпущена вовсе не к сумке. Она не подпущена к делению бюджета и принятию решений по жизни страны.

– Если возьмем недавний соцопрос ВЦИОМа, увидим, что многие женщины сами не готовы голосовать за женщину-кандидата.

– Это липа. Идет подготовка к перевыборам Путина, потому и стали вешать фальшаки. А еще в прошлом и позапрошлом годах респонденты, отвечая на правильно поставленный вопрос, говорили, что для них гендерная принадлежность президента не принципиальна. Другой вопрос, что создан милитаризованный образ президента: он скачет на лошади, летает со стерхами, плавает и прыгает.

Но правда, что сегодня нет и женщин – политических тяжеловесов, которые могли бы пойти на выборы не для того даже, чтобы победить, а хотя бы сделать хороший пиар. Каждый раз они просто играют роль. Помимо 2000 года, когда первой женщиной-кандидатом была Элла Памфилова.

Однако и мужчин-то маловато. Опять пойдут все эти пахнущие нафталином Явлинские, Зюгановы, Жириновские.

– Некоторые феминистки предлагают установить минимальный процент женщин-кандидатов в партийных списках на парламентских выборах. Но не приведет ли это просто к тому, что политики мужского пола будут выдвигать своих жен и секретарш?

– Вы говорите о квотах, этот принцип давно принят и работает во всем цивилизованном мире. Но дело в том, что сейчас этот вопрос в Госдуме не стоит. Недавно мы с Оксаной Пушкиной (депутат от «Единой России». – Ред.) как раз проговаривали, кто из женщин в Думе может ориентироваться на женскую политику. Какое-то представительство женщин там есть. Однако в результате бойцов оказалось не так-то много.

При этом блестяще выступают люди, которых не привыкли ассоциировать с женской темой. Это коммунисты Сергей Шаргунов, Валерий Рашкин, Олег Смолин. Замечательный Олег Шеин из «Справедливой России». В Сов­Феде есть еще Антон Беляков.

Список цивилизованных людей не привязан к полу. Более того, Россия – практически единственная страна, в которой в позапрошлом веке именно мужчины-интеллигенты боролись за высшее образование для женщин, за право разводиться, наследовать. За равенство борются не только те, кто в юбках, но и те, кто созрел.

О работе

– В Свердловской области феминистки провели пикет, на котором потребовали возможности получить профессию столяра – как символ реализации женских прав на тяжкий труд. У многих это вызывает недоумение.

– Россия является страной, достаточно отсталой в области гендерного равноправия. Такие позорные вещи, как список из 500 запрещенных для женщин профессий, до сих пор существуют. Государство не считает женщину полноценной гражданкой. Я помню, как в Санкт-Петербурге шли суды, когда девушка хотела водить поезд метро. Только что какой-то адмирал (Виктор Кочемазов. – Ред.) заявил, что женщины не будут служить на подводных лодках. Совершенно оскорбительная история. Люди должны сами решать, какую профессию предпочесть.

– Профсоюзы отмечают, что одинаковый труд женщин и мужчин в России в среднем оплачивается неодинаково. Как это можно урегулировать? Есть ли какой-то мировой опыт?

– Существует скандинавский опыт. А лучше всего это делается в Швеции, где работают комиссии по равноправию. Каждая государственная контора и частная фирма, где работают не меньше 6 человек, представляет комиссии сведения о доходах. И там следят, чтобы зарплаты мужчин, женщин, инвалидов, ВИЧ-инфицированных, мигрантов были равны.

Но главное, конечно, – решение проблемы, которую феминистки во всем мире называют «стеклянный потолок и липкий пол». Когда ты не можешь оттолкнуться снизу, потому что общество говорит: ты должна быть беременной и на кухне. И потолок наверху не пускает. Если посмотрите любое заседание нашего правительства, увидите просто какую-то мужскую баню, в которой на капельку видны Голикова, Скворцова, Васильева.

Но проблема зарплат и женщин-управленцев потихоньку решится, маховик запущен. Гораздо опаснее сегодня все инициативы, предлагаемые РПЦ. Теперь церковь собирает подписи за запрещение абортов. Это нарушение прав человека.

О будущем

– Как всему этому противостоять?

– Были отдельные театрализованные акции, которые государству – как слону дробинка. Вот если бы вышли на площадь одних женщин тысяч 20, тогда власти быстренько бы задумались. Все-таки это электорат, а впереди – выборы.

– Тем не менее акций феминисток стало заметно больше. Но много и споров вокруг них, в том числе и внутри самого движения.

– В российском женском движении сейчас – пестрая молодежная палитра. Существовал колоссальный провал между феминистками первого разлива моего поколения и 30–40-летними. Поэтому у людей, которые сегодня выходят с феминистскими знаменами, прервана культурная преемственность. Они бесконечно рассказывают мне, что мы – мамонты и нас пора с корабля современности убрать. Что у них новые методы и новое понимание. Хотя здесь, как в таблице умножения – ни одно новое поколение ничего нового не придумает.

Но вся эта залихватская палитра радует, несмотря на свою несбалансированность. Мне легко, как старухе Изергиль, в свои почти 60 лет рассказывать, как правильно. Но и в их возрасте тоже было сложно слушать это от западных феминисток, которые приезжали и учили уму-разуму. Я тоже говорила: не лезьте, у нас свой путь...

Кстати

Суд Петербурга 20 марта рассмотрел дела о правонарушениях в отношении трех из 14 девушек, задержанных на акции феминисток. Ольге Трифоновой, Марии Коносовой и Вере Горячих назначены штрафы.

Одна из феминисток подверглась травле со стороны руководства ее вуза и общежития. Грозятся исключить ее из университета.

В Международный женский день петербургские девушки совершили прогулку по Невскому проспекту до Дворцовой площади. Они скандировали лозунги: «Умри, умри, умри, патриархат», «Мое тело – мое дело», «Все люди – сестры». Акцию разогнала полиция.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания