Новости дня

19 октября, четверг






































18 октября, среда





Вопрос дня. Почему россияне взрывают друг друга?


Второй взрыв самодельной бомбы за месяц. Sobesednik.ru узнал, почему россияне в бытовых конфликтах прибегают к террору.

13 апреля в Санкт-Петербурге — городе, который недавно подвергся атаке террористов, — на Васильевском острове в руках у 17-летнего подростка взорвался пакет. Данные в СМИ расходятся: по информации одних, молодой человек случайно поднял пакет, другие пишут, что рядом с подростком лежали химические реактивы, которые используют при создании самодельных бомб.

На минувшей неделе в центре Ростова-на-Дону злоумышленник подбросил взрывчатку, внешне похожую на фонарик, к зданию лицея. От взрыва пострадал сторож: он потерял кисть руки и был госпитализирован в тяжелом состоянии. Как оказалось позднее, злоумышленник спланировал взрыв из-за ревности.

Sobesednik.ru спросил у эксперта по безопасности, доцента кафедры политологии и социологии РЭУ им. Плеханова Александра Перенджиева, почему россияне начинают взрывать друг друга, не будучи связаны с террористическими организациями, и так ли просто обычному человеку собрать бомбу:

— Я думаю, что непросто, — сказал Перенджиев. — На самом деле требуются определенные механизмы, условия для их изготовления, то есть просто каким-то шурупом, напильником в домашних условиях это вряд ли можно сделать. Здесь меня другой момент настораживает: говорят, что это (взрыв в Ростове и на Васильевском острове в Питере — прим. Sobesednik.ru) общеуголовные моменты, не связанные с терроризмом. Но дело в том, что терроризм как раз и связан с незаконным обращением оружия. Я понимаю, что сюда можно отнести организованную преступность, но взрывчатые вещества в общеуголовных преступлениях почти не используются, больше используются для террористических актов. Поэтому я полагаю, что, чтобы не нагнетать паники, нам все эти случаи представляют как не имеющие отношения к террористической деятельности.

— А на самом деле?

— Есть действительно терроризм как политика террора, направленная на власть, на общество, запугивание, чтобы добиваться каких-то политических целей. А есть терроризирование — здесь тоже применяется террор, но не в целях каких-то политических, а в целях криминального характера, для получения каких-то выгод, прежде всего экономических. Так что если только с этой точки зрения смотреть, то да, это разные события. Но все они имеют отношение к понятию «террористическая угроза».

То есть терроризирование — это первая стадия развития террористической угрозы, терроризм — вторая. Третьей является террористическая война. Из этих стадий надо исходить. То, что мы с вами обсуждаем, относится к террористической угрозе, но к терроризированию, не к терроризму.

— Вы сказали, чтобы обычному человеку довольно трудно сделать самодельную бомбу. Тем не менее, сообщения о таких взрывах в последнее время поступают довольно часто. Получается, наши спецслужбы плохо работают, если упускают тех, кто покупает принадлежности для бомбы?

— Я думаю, что дело не в том, плохо или хорошо работают спецслужбы. Терроризм и терроризирование связаны с таким понятием, как теневая экономика. С терроризмом можно бороться. Но надо противодействовать теневой экономике. Например, «пакет Яровой» направлен не против терроризма как такового, а против теневой экономики в большей степени.

Здесь речь должна идти об этом: спецслужбы ловят террористов, но есть другие службы, которые как бы не относятся к борьбе с терроризмом. Если они будут работать должным образом... Тот же пресловутый департамент борьбы с экономическими преступлениями в МВД. Мы вспомним, что там глава департамента сам недавно оказался задержан по обвинению в коррупции, полковник Захарченко.

Поэтому нужно наводить порядок в других структурах. Многие думают, что коррупция — это так себе. Или что теневая экономика — там наживаются люди и все. Нет, теневая экономика и коррупция имеют прямое отношение к террористической угрозе. Именно из-за этого [компоненты для самодельных бомб] могут попадать к обычным людям, через теневую экономику. Сектор купли-продажи, [сектор] производства не всегда могут попадать в поле зрения спецслужб, но могут и должны попадать в поле зрения тех, кто контролирует теневую и криминальную экономику. Теневая экономика, к сожалению, серьезно у нас щупальца раскинула, и коррупция тоже.

— Если взять, например, ситуацию в Ростове, то как можно объяснить, что обычный человек решил прибегнуть к тому, что вы назвали терроризированием, сделать бомбу? Обычно для решения бытовых конфликтов используют куда более простые и не такие опасные, в первую очередь для самого злоумышленника, способы.

— Когда мы говорим о терроризме, о том, чтобы с ним бороться, мы забываем, что прежде, чем стать терроризмом, он вырастает из терроризирования. Сам метод террора находится в системе человеческих взаимоотношений. Люди любят друг друга запугивать, это система взаимоотношений. А потом мы удивляемся, откуда терроризм. Терроризм вырастает из системы взаимоотношений. Вот отсюда появляется терроризирование — то есть попытка не только запугать, но и жестко в такой форме отомстить, — заключил Александр Перенджиев в разговоре с Sobesednik.ru.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания