Новости дня

23 октября, понедельник



































22 октября, воскресенье









Алексей Кортнев: "Питер, мы с тобой!" – это и есть нормальный патриотизм


Алексей Кортнев рассказал Sobesednik.ru, как прошел концерт «Питер, мы с тобой!» в Москве, на котором он выступал.

6 апреля на Манежной площади в столице прошла акция памяти жертв теракта в петербургском метро. Мероприятие получило название «Питер, мы с тобой!» и состояло из двух частей – митинг-концерта и возложения цветов к стеле «Город-герой Ленинград» в Александровском саду. На сцене выступили Ольга Кормухина, победитель проекта «Голос. Дети-3» Даниил Плужников, Валерия, Алексей Кортнев и Александр Ф. Скляр.

Власти согласовали акцию в кратчайшие сроки. Как объяснили в департаменте региональной безопасности и противодействия коррупции Москвы, отсутствие бюрократических проволочек было связано с тем, что мероприятие не носило политического характера и не подпадало под действие закона о митингах. Несмотря на заявленную аполитичность акции, над толпой на Манежной площади реяли флаги партий, представленных в Госдуме, и «Национально-освободительного движения», известного своими скандальными акциями против представителей оппозиции; представители последнего также раздавали листовки.

По официальным данным, в акции приняли участие 50 тысяч человек. За день до митинга, как писал Sobesednik.ru, поступила информация, что москвичам предлагали по 400 рублей за посещение концерта. Некоторые посетители мероприятия признавались журналистам, что пришли на него «в добровольно-принудительном порядке» по просьбе руководства. Кроме того, сообщалось, что администрация президента якобы рекомендовала регионам провести в апреле антитеррористические митинги, особенно там, где прошли антикоррупционные акции 26 марта.

Лидер группы «Несчастный случай» Алексей Кортнев поделился с Sobesednik.ru своими впечатлениями от выступления на траурном митинге:

– В одном из комментариев Вы сказали, что теракт в Питере стал для Вас шоком. А чем стало для Вас выступление на этом концерте?

– Это выражение своей позиции. Мне кажется, те люди, которые там собрались, отдали дань памяти и скорби жертвам. Слава богу, что это не было превращено ни в какую политическую акцию. Это можно назвать гражданской панихидой, и эта панихида прошла достойно.

– Вам тяжело было выступать?

– Не могу сказать, что тяжело, хотя когда люди запели со мной «Город над вольной Невой», горло сжималось. Ну это понятно: ты начинаешь очень переживать такие моменты, особенно когда чувствуешь некое единение с тысячами людей, которые на тебя смотрят. Это более ответственно, чем выступление на каком-нибудь другом концерте.

– Концерт был организован стремительно. Как так получилось, что вы смогли принять в нём участие?

– Это время было свободно. Мне позвонили с «Нашего радио», которое выступало одним из организаторов концерта, спросили: «Лёш, ты можешь в это время выступить?» У нас вчера был вечерний концерт, который начинался часов в девять вечера, но я прекрасно успел и туда, и туда.

– Вы не сомневались, участвовать или не участвовать?

– Нет, не сомневался.

– Вы говорили и сейчас говорите, что люди, пришедшие на концерт, были искренни. И я не сомневаюсь, что выражать сочувствие – это естественно. Но была информация, что людям предлагали деньги за посещение концерта, что их освобождали от работы, чтобы они туда пришли. СМИ писали, что администрация президента рекомендовала регионам устроить такие митинги. Как вы всё это воспринимаете?

– Я не знаю, правда это или нет. Если это правда – ну что ж... В каком-то смысле таким образом государство стимулирует, что ли, своих граждан проявить в общем-то человеческие чувства, очень верные. Освободить от работы – в этой ситуации вполне благородный жест. Предлагать деньги – это уже действительно излишне, это выглядит некрасиво. А вот отпустить бюджетников с работы – я бы отпустил своих сотрудников, если бы у меня были сотрудники, которые должны сидеть на работе. Я не вижу в этом дурного ничего.

– Никакого казённого привкуса это мероприятие, с вашей точки зрения, не имело?

– То, что я увидел вчера со сцены, не имело никакого казённого привкуса. Ну и какой привкус оно могло иметь? Передо мной стоял десяток тысяч человек со скорбным выражением на лице, никто не радовался, не аплодировал, не танцевал, не выпивал. Это не была гулянка, это было скорбное шествие. Как бы оно ни было организовано, мне по большому счёту всё равно, потому что оно вполне соответствовало тем чувствам, которые я испытывал, выступая там – не за деньги и по собственной воле, а не по принуждению аппарата президента.

– В одном из интервью Вы сказали: «Очень тревожно, что это [теракт в Петербурге] случилось сразу после массовых протестных выступлений против коррупции. И, конечно, здесь прослеживается такая странная коннотация». Что вы имели в виду?

– Я имел в виду, что этот террористический акт прогремел сразу после скандальных историй с шествиями, организованными ФБК. Я не знаю просто, что это за совпадение такое странное. И совпадение ли это. Но я думаю, что этого никто не знает.

– То есть в голову приходят всякие конспирологические версии?

– Ну, приходят конспирологические версии, они всегда приходили, согласитесь, и всегда озвучивались, когда у нас что-то взрывалось, падало и так далее. Больно уж скверное, пугающее совпадение. Тем более мы знаем, что это первый теракт в Ленинграде.

– Ваш клип «Патриот» наделал много шуму, после этого вас записали чуть ли не в оппозиционеры. А тут некоторые могли удивиться, увидев Вас на концерте, который, опять же, по мнению некоторых, имел привкус казёнщины. Нет ли тут какого-то противоречия с вашей стороны?

– Нет тут никакого противоречия. Я и являюсь умеренным оппозиционером, просто я не призываю к свержению власти насильственными методами, занимаю такую достаточно нейтральную позицию. Что касается клипа «Патриот» и моего отношения к патриотизму, то я считаю, что как раз выступление на этом митинге имеет отношение к истинному патриотизму, к истинной любви к своей родине, к своему народу, который шокирован, который пострадал, который оскорблён этим терактом. Вот это вот нормальный совершенно патриотизм, а не скакать с флагом, не ехать в Европу вслед за сборной России по футболу и не устраивать там дебош. Патриотизм патриотизму рознь. Я считаю себя и своих коллег по группе, своих друзей как раз патриотами.

– А как вы оцениваете поступок Андрея Макаревича, не отменившего концерт в день теракта? Его в непатриотизме обвинили.

– И мы не стали отменять концерт. Да это идиоты – люди, которые подобное говорят.

У меня эта история началась, когда убили Влада Листьева больше 20 лет назад. В этот день он должен был прийти на спектакль Студенческого театра МГУ. И мы в первый раз тогда имели длинную-длинную, жаркую дискуссию о том, отменять спектакль или нет. И сказали друг другу, что те люди, которые таким образом запугивают, пытаются закошмарить целую нацию, не должны видеть успешные плоды своей деятельности. Нет, мы будем играть. Мы всё равно скажем о том, как мы скорбим, мы скажем, как мы к этому относимся. Но мы скажем об этом именно со сцены. И Андрей Вадимович [Макаревич] сделал тоже самое.

Я вас уверяю, что по стране в этот день прошло несколько тысяч концертов. Но привязались почему-то только к Макаревичу. Вернее, понятно почему: его выбрали мишенью для травли, и не более того. Ну я говорю: мы тоже играли концерт в Центральном доме художника на Крымском валу. Публичный концерт, на него пришло 560 человек. Эти 560 человек встали, у нас была минута молчания, а потом мы два с лишним часа пели только печальные, трагичные, можно сказать, песни. Это был концерт памяти этих жертв. Мне кажется, это достойный ответ на теракт, а вот отмена концерта была бы недостойным ответом.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания