Новости дня

13 декабря, среда































12 декабря, вторник














Вопрос дня: Как работают рамки в метро


"Безопасность состоит из деталей, а на эти детали не обращали внимание" // Стоп-кадр YouTube

Эксперт по безопасности рассказал Sobesednik.ru, зачем нужны и как работают рамки металлоискателей в метро.

Вопрос об эффективности работы систем безопасности метрополитена встал ребром после теракта в петербургской подземке, в результате которого, по последним данным, 14 человек погибли и 73 пострадали. Не исключено, что трагедия произошла не только из-за возможной халатности спецслужб, о которой в интервью Sobesednik.ru рассказал бывший сотрудник ФСБ, но и из-за недосмотра работников службы безопасности метрополитена, которые следили за показаниями металлодетекторов на входе в метро Петербурга. Версию об их халатности, по данным СМИ, рассматривают следователи.

Между тем представители партий «Справедливая Россия» и «Яблоко» потребовали от губернатора Санкт-Петербурга Георгия Полтавченко отчитаться о средствах, вложенных в систему безопасности метрополитена. Известно, что в 2015 году питерские власти потратили около 60 миллионов рублей на закупку арочных металлодетекторов. Парламентарии просят предоставить им информацию об эффективности 325 таких детекторов, установленных в подземке, и сообщить, сколько терактов удалось предотвратить с их помощью. Отметим, что один металлодектор стоит около 200 тысяч рублей.

Об эффективности металлодетекторов в метро Sobesednik.ru поговорил с руководителем общественного движения «За безопасность» Дмитрием Курдесовым:

– Денег на металлоискатели тратится много, а польза от них, кажется, многим неочевидна.

– Это ваше обывательское мнение, что пользы нету. Когда последний раз вы слышали новости о стрельбе в метро? Никогда. Рамки металлоискателей нужны для того, чтобы в метро не попадало оружие. Рамка реагирует на металл и свою функцию выполняет достаточно хорошо. Это превентивная мера: человек, который хочет совершить в метро преступные деяния, туда с оружием не пойдёт, потому что там стоят рамки и есть вероятность – хоть какая-то вероятность, – что рамка сработает и сотрудники полиции его схватят.

Но он [террорист] прекрасно понимает, что рамка металлоискателя не сработает на любое взрывчатое безоболочное вещество, не имеющее металлической оболочки. Пластит – это обычный кусок мыла, который не пищит на рамке. Газоанализаторов никаких не стоит, поэтому можно спокойно пронести взрывчатку, что и получилось в Петербурге.

– Бомба террориста в Петербурге была начинена шариками для подшипников. Почему они не запищали?

– В той бомбе, которая сработала, было не так много их. Рамка металлоискателя настроена на определённый объём металла, скоплённого в одном месте. 30-40 шариков – это не такое большое скопление металла, чтобы рамка адекватно сработала. Она не может понять, что это оружие. Рамка – это инструмент охраны, она сама не ловит, не обезвреживает, она просто сигнализирует. Есть второй инструмент – это человек, которые должен реагировать на эту рамку.

Для специалистов по безопасности, которые организовывают охрану метрополитена, рамка должна восприниматься как инструмент технический, а человек – как инструмент живой. Это должно работать как единый механизм охраны. Но живой человек не может 24 часа смотреть на эту рамку и реагировать. Он будет реагировать 15–30 минут, потом ему психологически потребуется поменять обстановку. Поэтому людей нужно менять.

Мы наблюдаем, что на сегодняшний день в метро сократили число сотрудников полиции. На станциях, на перронах до теракта в Петербурге не было патрулей. Создали комнату отдыха для сотрудников охраны метрополитена. В итоге они отдыхают. Надо создавать условия работы, а не отдыха.

Безопасность состоит из деталей, а на эти детали не обращали внимание. Пренебрежение этими деталями сыграло с нами злую шутку. Неужели нам нужно заплатить такую цену – 14 погибших, десятки раненых, – чтобы мы наконец задумались об этих деталях? А не так, что деньги потратили, рамки поставили – и всё. Рамки – это хорошо, но нужно совершенствовать всю систему охраны, где и рамка как инструмент работает, и человек как инструмент работает.

Собака – тоже инструмент. Невозможно всё метро опутать колючей проволокой и запустить туда собак. Но собака нужна, если обнаружили какую-то сумку. Это инструмент, которым нужно пользоваться. Если вы берёте гаечный ключ, вы же не скажете: «Ключ, сам крути», – и вы же не будете гаечным ключом откручивать лампочку? Если понаставить собак в метро, чтобы они на всех лаяли, то в метро никто не будет спускаться. Надо ко всему рационально подходить и каждым инструментом пользоваться по предназначению: рамка – для оружия, собака – для обнаружения пакетов и так далее.

– Нужно увеличивать число сотрудников безопасности в метро?

– Необязательно. Нужно навести порядок с теми сотрудниками, которые есть на сегодняшний день. Их работу нужно систематизировать.

Например, есть видеонаблюдение, там сидит человек и смотрит. Но неинтересный чёрно-белый фильм вы долго смотреть не будете. Вы посмотрите его минут 10–15, а потом будете отвлекаться. Это психология, мы живые люди. Поэтому через 15 минут этого человека нужно сменить на другого. 15 минут постоял на одной рамке, 15 минут – на другой, 15 минут походил по перрону, 15 минут посидел перед монитором. И таким образом будет создана ещё и видимая охрана: злоумышленник постоянно должен видеть полицейских, пищащие рамки и движение, тогда он откажется от своих намерений, потому что у него нет гарантии на 100-процентное исполнение. Чтобы свершился теракт, нужно совпадение трёх факторов – кто, где и когда. А если мы строим систему безопасности и исключаем хотя бы один из этих факторов, то трагедия не случится.

– Для предотвращения терактов достаточно тех инструментов, как вы говорите, которые уже имеются?

– Абсолютно достаточно, они работают. Главное – грамотно подходить к этому. Автомобиль создан из деталей, из инструментов. Руль – инструмент управления, нужно грамотно управлять автомобилем.

– Мэру Лондона приписывают фразу «Теракт – это неотъемлемая часть жизни мегаполиса». Согласны с таким утверждением?

– Теракт может произойти и в глубокой деревне, и в лесу. Это не говорит о том, что это неотъемлемая часть этой деревни или этого леса. Нет, абсолютно с этим не согласен. Мы живём в такое время, когда преступники используют изощрённые способы терактов, включая грузовые автомобили, то есть те способы, о которых мы раньше и не знали. Наша задача – приспосабливаться к этому, идти на шаг впереди, предугадывать возможные способы совершения теракта. Смириться с терактами нельзя, нужно сплотиться против терроризма и побороть его.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания