Новости дня

19 октября, четверг


























18 октября, среда

















Петербуржец сделал в глубинке бизнес на русских гуслях


Петербуржец уехал в глубинку, наладил выпуск русских гуслей и преуспел, узнал Sobesednik.ru.

Вот моя деревня

28-летний Сергей Горчаков – бывший автомеханик и продавец автомобилей. Городской житель, который создал производство в деревенской глухомани.

– С детства мотался в Тверскую область, село Пушкино, где у бабушки были участок и дом. Однажды, уже будучи взрослым, приехал отдохнуть, да так и решил остаться. Сначала подвизался на халтурах – отделкой, потом копал коллекторы и колодцы. Скоро заметил, что у нас неплохо идет пчеловодство, стал делать ульи на заказ, и тоже пошло, до сих пор делаем, – рассказывает новоиспеченный деревенский житель.

А вот с гуслями, можно сказать, случайно вышло.

– На одном из мероприятий увидел музыкальный инструмент – гитара не гитара, балалайка не балалайка. Это были гусли. Стало интересно, рассмотрел их поближе, дай, думаю, и себе такую штуку сделаю. Столярничать я умею, вот свой первый инструмент, можно сказать, на коленке своими руками и собрал, с самого что ни на есть нуля, – говорит Сергей.

Технология создания гуслей кажется простой. В доске (в первом случае у Сергея это было какое-то старье) выдалбливается полость и устанавливается дека со струнами.

«Прикинь, Серега гусли сделал! А еще можешь?» – Деревенский маркетинг заработал сам собой, даже усилий не понадобилось.

– Гусли тогда в диковинку были. Их делали отдельные мастера и просили большие по сельским меркам деньги – тысяч 15 за инструмент. Я понял, что обойти их можно только за счет ценового преимущества. Как новичок, выставил цену в разы ниже – 2000 рублей! – раскрывает главный свой секрет мастер.

Пришлось глубже изучить технологию. Интернет, книжки, старинные чертежи.

– Съездил к мастерам – благо недалеко, все у нас, в Тверской области, – рассказал Сергей.

Горчаков невольно оказался в тренде – как раз пошла мода на патриотизм и русские традиции.

– Гусли покупают. Кто – как актуальный музыкальный инструмент, на котором можно наиграть и простейшую народную песню, и, скажем, «Нирвану». Кто – как сувенир. Матрешки, ушанки, балалайки уже немного поднадоели, а гусли – это свежо и неожиданно, – поделился гусляр, который и сам может наиграть простую мелодию на своем инструменте. Говорит, освоить гусли в несколько раз проще, чем гитару: в течение дня каждый человек способен разучить простейший наигрыш – ту же барыню. – Несколько человек к нам обращались по советам врачей, которые рекомендовали больным ДЦП и а­утизмом тренировать моторику с помощью игры на гуслях.

Спрос пошел, и Сергей понял, что одному не справиться.

Сегодня у Горчакова работают уже 10 мастеров, художница по росписи инструмента, несколько швей, которые делают чехлы и ремешки для гуслей.

– Ко мне в деревню ездят работники даже из города. Бывший охранник, сварщик, машинист тепловоза, завязавший алкоголик. В свободное время даже один полицейский приходит подработать, и у него хорошо получается, – перечислил гусельных дел мастер.

Мировое производство – в глубинке

Для работы нужно было помещение. Горчаков с другом собрал в своем собственном дворе деревянный корпус мастерской – 90 квадратных метров. Через какое-то время понадобилась еще одна мастерская, построенная по тому же типу, но попросторнее – 150 метров, где установлены простейшие инструменты: фрезер, шлифовальный, строгальный станки.

– Дело новое, поэтому какие-то усовершенствования придумывали сами в процессе работы. Например, устройство для размотки струн, разные шаблоны. Сегодня мы делаем до 150 гуслей в месяц. Без преувеличения можно сказать, что в селе Пушкино находится крупнейшее в мире гусельное производство, – хвалится Сергей.

Конкуренты есть. По подсчетам Сергея, производством старинного инструмента сейчас занимается около 100 точек – от частных мастеров до мини-артелей. Но Горчаков поставил дело на поток.

– В гуслях главное – хорошее, «гусельное» дерево с резонирующими свойствами – ольха, ель, кедр. Инструменты подороже делаем из клёна. Отличными свойствами обладает старая доска, но ее найти сложнее. Обычную доску везем из Тверской области, Подмосковья, Горного Алтая, резонансную деку покупаем в Краснодаре, ближе нет, – перечислил Сергей.

Струны тверские гусельники заказывают в Германии – своего производства в России нет. Самый ходовой и недорогой инструмент, 9-струнный, стоит у Горчакова 3900 рублей. Но струн, говорит хозяин мастерской, в русских гуслях может быть разное количество – от 3 до 17.

– Звукоизвлечение – самое важное, тут у нас есть свои секреты: глубина дна, толщина деки, даже количество слоев лака – все влияет на звук, но это понимаешь с опытом, – объясняет Горчаков. Его гусли есть у главного коммуниста Геннадия Зюганова (мастер подарил ему инструмент на ярмарке), у тверского губернатора и целой плеяды артистов и чиновников. Медцентрам и детдомам Сергей инструменты дарит.

Сегодня с одного инструмента команда мастеров получает примерно 30% прибыли, бо´ль­шая часть которой идет на развитие и расширение. Несмотря на патриотическую направленность производства, грантов или льготных кредитов Горчаков, говорит, не получал ни разу. Сейчас ищет инвестора, который вложился бы в перспективный проект. В планах – производство инструментов премиум-класса, а также развитие нового направления – изготовление балалаек.

– Странно, но больше всего балалаек в мире сейчас делают китайцы. Им все равно, что делать. Узна´ют про гусли – будут выпускать гусли. Хотим потеснить их на этом рынке. Посмотрим тогда, – говорит Горчаков, – чья возьмет.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания