Новости дня

21 октября, суббота












20 октября, пятница
































В Архангельске заключенному за голодовку выставили счет на 50 тысяч


В Архангельске заключенного заставили заплатить за отказ от бесплатной еды, узнал Sobesednik.ru.

Таким образом, создан прецедент, который может лишить осужденных последнего способа защиты своих прав.

Устраивать голодовки в местах лишения свободы оказалось затратно. Андрея Крекова, который таким образом добивался прекращения издевательств со стороны сотрудников колонии-поселения, суд обязал... компенсировать тюремщикам материальный вред. Как такой фантасмагоричный сюжет вдруг стал возможным, разбирался Sobesednik.ru.

Плати и не ешь

В общей сложности 50 533 рубля должен заплатить заключенный Андрей Креков за свою голодовку. Такое решение в феврале принял суд Октябрьского района Архангельска. Он квалифицировал действия осужденного как «умышленное причинение вреда своему здоровью» и обязал того возместить 29 тысяч рублей, израсходованных ФСИН на медицинскую помощь. Еще Креков должен заплатить за бензин и за «услуги» конвоиров, стороживших его в больнице.

– Это просто бред. Довести человека до голодовки, а потом еще и деньги взыскивать! К тому же суд не учел, что у Крекова есть действующий полис ОМС и медицинские услуги должны быть ему предоставлены бесплатно. Мы будем добиваться пересмотра дела в вышестоящей инстанции, – сказал «Собеседнику» координатор движения «Русь сидящая» Алексей Ф­едяров.

Затратную голодовку Креков объявлял в прошлом году против предвзятого отношения к себе сотрудников колонии и жестких условий содержания. Он отказывался от еды почти месяц и при росте 185 см похудел до 54 кг. После того как уровень глюкозы у осужденного упал до критических показателей, врачи приняли решение о госпитализации.

Отказ от еды в российских СИЗО и колониях в знак протеста – дело нередкое, однако никто из опрошенных Sobesednik.ru правозащитников не вспомнил, чтобы раньше это приводило к выставлению счета. Пресс-секретарь УФСИН по Архангельской области Лариса Знатных не смогла однозначно ответить на наш вопрос, подавались ли раньше ее управлением аналогичные иски и планируется ли это делать в будущем.

– Работа в этом направлении ведется. В любом случае заключенные по закону должны компенсировать причиненный колонии материальный вред. – Таким комментарием ограничилась Знатных.

К Крекову, по его утверждению, сотрудники колонии-поселения №3 придирались и по любому поводу сажали в штрафной изолятор. Он в долгу не оставался: написал на администрацию несколько десятков жалоб в разные инстанции. Жаловаться есть на что, уверяет юрист Алексей Федяров. Например, его клиенту не выдали одеяло, и он вынужден был мерзнуть. Или уже после отбоя сотрудники колонии каждый час совершали обход и намеренно светили осужденному фонариком в лицо, не давая спать.

Да и вряд ли у Крекова могли сложиться хорошие отношения с представителями ФСИН: слишком часто в своей жизни он конфликтовал с людьми в форме. Свой срок Креков, кстати, отбывает за применение насилия в отношении сотрудника полиции. И по данной статье УК привлекался уже трижды. Правда, раньше до реального лишения свободы дело не доходило.

Жертва бывает кусачей

Эта история началась в Архангельске в ночь с 25 на 26 июля 2014 года. Тогда Крекова задержали полицейские – якобы по причине нахождения на улице в состоянии опьянения – и доставили в отделение, где у него произошли разногласия с сотрудниками. Итогом разногласий стали 87 зафиксированных медиками повреждений на теле задержанного – кровоподтеки и ссадины.

– Когда его выпустили из полиции и он пришел домой, на нем живого места не было. Даже не знала, с какой стороны к нему подойти, – вспоминает супруга Андрея Виктория Крекова.

После избиения Креков, работавший юрисконсультом в коммерческой фирме, написал заявление в Следственный комитет. Однако уголовное дело завели не на полицейских, а на него самого. Оказалось, что он укусил одного из задерживавших его сотрудников «за левую ногу в области бедра».

Хватка у Крекова оказалась что надо: будучи закованным в наручники, он якобы умудрился через форменные брюки укусить полицейского до крови и причинить тому физическую боль. За что и поплатился 2 годами и 8 месяцами свободы – к такому сроку его в июле 2015 года приговорил архангельский суд.

Версию следствия Алексей Федяров находит смешной. Однако признает, что характер у 36-летнего Андрея сложный:

– Он сутяжник. Там, где нужно промолчать, делать этого не будет. Некоторые считают, что провоцирует. Но это не повод его фактически убивать.

Состояние здоровья у Крекова серьезно ухудшилось, физически он практически иссяк, продолжает Федяров. Однако после очередного возвращения из больницы его снова поместили в ШИЗО на 15 суток.

«Прекрасная колония»

Дозвониться до начальника архангельской колонии-поселения №3 Ивана Футчика мне не удалось. На мою просьбу, размещенную в соцсети «В контакте», прокомментировать ситуацию он также не откликнулся. Однако на его защиту встала председатель Общественной наблюдательной комиссии Архангельской области Елена Ермолина.

– Знаю я этого Крекова и все дело его знаю. Мы с ним встречались. Только гадости от него услышала. У него отношение к людям: «все дураки». А прав его никто не нарушает. В колонии прекрасные условия. Он сам нарушает все что можно, – заявила глава ОНК «Собеседнику».

Виктория Крекова с такой оценкой исправительного учреждения, где отбывает наказание ее муж, не согласна:

– Специально над ним издеваются, все время сажают в ШИЗО. Один раз дали три срока подряд: два – по пятнадцать, один – десять суток. Больше месяца не виделись. Столько грязи на него выливают.

По словам жены заключенного, он занял принципиальную позицию и не боится вступать в конфликт с сотрудниками в первую очередь потому, что считает себя несправедливо осужденным.

– Если бы изначально он попал в тюрьму за действительно что-то преступное, то вел бы себя спокойно, – уверена Виктория. – А сейчас он добивается правды, по каждому поводу пишет жалобы. Я, конечно, переживаю, так как каждое его заявление оборачивается против него. Сейчас могут ужесточить режим содержания и отправить в колонию общего режима.

Сидеть Крекову осталось чуть больше года. Дома его ждет маленькая дочка. На досрочное освобождение из-за большого числа формальных нарушений ему рассчитывать не приходится. А на днях суд отказался заменить срок в колонии на исправительные работы. Так что пока дохода, из которого можно было бы выплачивать 50 штрафных тысяч, у осужденного Крекова нет.

Игорь Каляпин, председатель Комитета по предотвращению п­ыток:

– Конечно, голодовка – это нарушение правил внутреннего распорядка колонии. И я знаю много примеров, когда за это наказывали. Можно подвергнуть дисциплинарным взысканиям, лишить передач, свиданий. Но взыскивать ущерб, на мой взгляд, неправомерно. Такое в голову не приходило ни в ГУЛАГе при Сталине, ни при Хрущеве, ни при Брежневе. И ведь это не просто фантазия сбрендившего начальника ФСИН, но и подтверждено решением суда! Значит, и с ним что-то не в порядке.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания