Новости дня

13 декабря, среда































12 декабря, вторник














Как в Чечне всем миром выселяют родственников террористов

«Собеседник» №5-2017

Этих людей выселяют из села Пригородное // Стоп-кадр YouTube

Sobesednik.ru попытался разобраться в ситуации нового обострения репрессий в Чеченской Республике.

Отец за сына отвечает

Худой старик стоит, опершись всем телом на палку. Видно, что только она помогает ему устоять на слабых ногах. За его спиной – несколько молодых мужчин в позе футболистов, готовящихся к пробитию штрафного. Но накал страстей поболее, чем на самом статусном матче. Кажется, на площади собралось все село Пригородное Чеченской Республики. Микрофон ходит по рукам. Говорят по-чеченски, но смысл понятен и без перевода – по гневной интонации, по рубящим жестам рук и по взмахам в сторону границы села. Вон! Долой! Уезжайте! Старик остается все время невозмутимым, у молодых раздуваются ноздри и краснеют щеки. О чем они думают, неизвестно – они все время молчат. Все, кроме старика, смотрят в пол – буквально все 40 минут не поднимают глаз.

Такие собрания – здесь их называют «сходы» – прошли почти по всем селам и городам Чечни. Вопрос обсуждается самый насущный – выселение родственников боевиков из республики. И родная мать, и троюродный дядя, и престарелая бабушка – все сегодня в Чечне отвечают за дела своих родственников. Чеченский котел снова понемногу закипает.

Три поколения «ответчиков», вышедших на сход в Пригородном, – это родственники предполагаемого боевика Зелимхана Бахарчиева, который, как считается, воюет в Сирии. Что не мешает ему оттуда вербовать единомышленников в Чечне. По сети WhatsApp летят проповеди, видеоролики и призывы. Результат агитации уже не заставил себя ждать. За последние 1,5 месяца в республике прошло 8 столкновений боевиков и силовиков. Убиты с той и другой стороны около десятка человек – полицейские, два бойца Рос-гвардии, террористы. Самая дерзкая вылазка ставила целью покушение на Рамзана Кадырова и даже нападение на военную базу в Хасавюрте.

– В конце 2016 года началась видимая активизация подполья. Стали себя проявлять «спящие ячейки ИГ» (запрещенного в России. – Ред.) – это те, кто вернулся из Сирии, увидев, что там не так уж все хорошо, как им представлялось, а также те, кто был завербован здесь как раз на случай выступлений по приказу сирийских командиров, – рассказал «Собеседнику» председатель совета «Мемориала» Олег Орлов.

Как раз после декабрьско-январских стычек начались массовые задержания, аресты, а позже – и городские сходы с дальнейшим выселением целых семей.

В селе Янди дома «виноватых» сожгли / Стоп-кадр YouTube

Око за око

Цоци-Юрт – небольшое село. Две главные улицы носят имена Ахмата Кадырова и Рамзана Кадырова. Цоци-Юрт – важное село, от него рукой подать до Центороя – укрепленной и строго охраняемой вотчины Рамзана Кадырова. Цоци-Юрт зачищают раз в 5 лет. В правоохранительных органах считают, что здесь располагается гнездо наиболее непримиримых врагов Кадырова. Главного из них, самопровозглашенного эмира Шамиля Мускиева, уничтожили еще в 2006 году, отрезали голову и водрузили ее на трубу. Жуткая «скульптура» простояла «в назидание всем» 2 дня. Незаконно, но действенно, неофициально говорят в правоохранительных органах республики.

На 12 лет село Цоци-Юрт исчезло из криминальной хроники. Но не из памяти власти – на прошлой неделе сход постановил выселить всех Мускиевых из села. Основание – арест 26-летнего отпрыска Мускиевых, Махмы, которого подозревают в участии в нападении на силовиков. В этот же день глава рода, приговоренный к выселению в 24 часа, попал в больницу с инфарктом.

Жители Цоци-Юрта, как и большинства чеченских населенных пунктов, официально едины. За «особое мнение» здесь можно дорого заплатить – кровью.

– Такие сходы всегда организовываются властями. На них приезжают помощники Кадырова, муллы из Духовного управления мусульман, они и ведут собрания. Большинство жителей считают по-другому, но молчат. Родители не должны отвечать за поступки взрослых детей! Поди-ка удержи 20-летнего кавказца, который решил уйти из дома в лес. Они что, разрешения спрашивают? И такого наказания, как «выселение», в законе нет! Куда идти, ехать семьям, лишившимся крыши над головой и работы? – возмущается один из односельчан по имени Султан.

– У меня взрослые 20-летние сыновья. Стыдно, нехорошо, но я заглядываю в их телефоны и почту. И каждый день говорю: не дай бог ты встанешь не на тот путь! Если молодой человек знает, чем его поступок может обернуться для семьи, он крепко подумает, подставлять всех или нет. Кого-то это может удержать от вступления на кровавый путь. У меня есть знакомый, у которого троюродный племянник ушел в лес. Он говорит: знал бы – лично приковал бы его к батарее наручниками! – рассказала «Собеседнику» чеченская правозащитница Хеда Саратова.

Закон и порядок

Выселять родных боевиков, уничтожать их дома – это не наше ноу-хау. «Патент» принадлежит Израилю. Там это называют «коллективной ответственностью» за преступления и действуют без оглядки на общественность. У нас несколько лет назад тоже хотели узаконить эту норму через Госдуму, но в итоге ограничились лишь материальным наказанием: родственники боевиков лишаются соцвыплат, их банковские счета могут быть арестованы как потенциальные источники финансирования терроризма.

Получается, процедура сейчас нигде не прописана. Но практика уже сложилась.

– Мы прибыли в село Янди Ачхой-Мартановского района на пепелище четырех домов, – рассказал «Собеседнику» старший сводной группы Комитета против пыток Сергей Бабинец, ставший свидетелем одного из первых выселений. – По рассказам местных жителей, было так: в село въехали 14–15 машин с людьми в военной форме, но без опознавательных знаков. Автомобили были разные: и «Тойоты Камри», и «Лады Приоры». Эти люди в камуфляже велели вый­ти на улицу жителям четырех домов, не дав им времени даже толком собраться, затем облили их дома бензином и подожгли. При этом, как говорят жители, поджигатели не представлялись, не предъявляли никаких документов, никак не объясняли своих действий. Как мы поняли, идти выселенцам некуда, достатка в этих семьях нет. Очевидно, их кто-то приютил на время, но что будет с ними дальше – непонятно.

Сейчас костры «инквизиции ХХI века» уже почти нигде не горят – выселенцы, зная, чем может закончиться, уезжают сами, после первого же предупреждения. По данным Комитета против пыток, уже более 50 семей не по своей воле покинули родину.

– Кто – к родным, кто – в Россию, мыкаются, пытаются найти заработок, – говорит Олег Орлов. – После страшного ДТП в Чечне, в котором по вине пьяного водителя погибли 5 человек, включая детей, из республики выселили несколько десятков человек – всех родственников убийцы. Когда по прошествии времени один из них попытался по-тихому вернуться, его избили. Причем сделали это полицейские. Сторонники выселений кивают на адаты – народные обычаи. Мол, у нас так было заведено тыщу лет. Но забывают, что тогда не было других законов, была только саморегуляция. Но сегодня этот метод наказания применяется в условиях абсолютной власти и мощного силового аппарата, которому простой человек не может ничего противопоставить. Не говоря уже о том, что лишение крыши над головой прямо противоречит Конституции.

Так работает или нет на кавказской земле «израильский вариант»? После первой волны выселений казалось, что да. Наступило затишье, Чечня гордо назвала себя самым спокойным регионом страны, и все постарались забыть о цене, которая заплачена за мир. Но в конце 2016 года маховик закрутился по новой: стрельба, похороны, выселения, кое-где на сходах уже прозвучали слова «кровная месть», которую объявляют жертвы своим обидчикам. И о спокойствии здесь уже снова только мечтают.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания