Новости дня

18 октября, среда







































17 октября, вторник




Жених из МЛС, или К чему приводят любовные письма из тюрьмы

Женщина по имени Арина поделилась с Sobesednik.ru своей трагической историей отношений с зэком.

Недавно в вашем журнале прочла объявление в рубрике «Он и она: клуб знакомств», где молодой человек возмущался, что девушки не пишут тем, кто находится в МЛС. Так искренне он расписал все доводы, так трогательно рассказал о своей проблеме, аж сердце заныло, но... Я бы ему поверила, если бы у меня не было похожей истории, правда, 23 года назад. Четверть века почти прошла, а меня и сегодня бросает в дрожь от той «любви». Уверена, у каждого своя история и наверняка есть добрые и светлые случаи. Однако хочу предупредить девчонок и женщин, которые, отчаявшись или поддавшись жалости, начнут отношения с тем, кто сидит за решеткой. Будьте осторожны. Мне некому было подсказать, поэтому я и попалась в сети умного и опытного зэка. Расскажу все по порядку.

В меня поверил только учитель литературы

Мне тогда было 36 лет, одинокая, ни семьи, ни детей, ни подруг. Красотой я никогда не блистала, растила меня мама в строгости, одевала в то, что перешивала из своей одежды. Обувь часто перепадала от кого-то, я все время за кем-то донашивала. В классе меня не то чтобы не любили, скорее не замечали. Девочки собирались стайками, делились секретиками, но стоило мне подойти ближе, все замолкали. Мальчишки не обращали на меня внимания. Даже вспомнить страшно – я мечтала, что кто-то из одноклассников дернет меня за косичку или отберет портфель. Но ничего подобного со мной не случалось.

В средней школе я отдалилась от одноклассников, с тихим смирением ходила в школу, которую не любила. Учителя меня нечасто вызывали к доске, уж очень тихо и медленно я что-то лепетала. Поэтому оценки мне выставляли больше по письменным работам. И в старших классах почти ничего не изменилось, я – серая троечница – старалась держаться в стороне. Никто, кроме учителя литературы, и не знал, как я люблю стихи, как мне нравится математика и что я неплохо разбираюсь в химии. Николай Иванович тоже отличался от других педагогов, он был тихий, степенный и старенький. С ним я могла говорить обо всем, он пришел в школу, когда я заканчивала девятый класс. И вскоре для меня не было человека его дороже, маме всегда было не до меня, она много работала. Николай Иванович однажды водил меня в парк, купил ванильное мороженое, и только в тот момент я почувствовала себя человеком! Я не никто! Я тоже человек!

Не знаю, что было бы дальше, если бы Николай Иванович не умер. Перед смертью он написал письмо, и в нем были строчки обо мне: «Арина, ты умная девушка и должна поступить в институт, я завещаю тебе 1000 рублей на обучение». В то время это были огромные деньги, таких моя мама никогда и не видела.

Даже перед смертью у него душа болела за меня. Мы с мамой долго плакали, постоянно ходили на его могилу. Мне его очень не хватало, но благодаря ему я смогла поступить в вуз на экономиста.

Я жила от письма до письма

Я так увлеклась учебой, что всё вокруг меня почти не интересовало, по привычке не общалась с одногруппниками. И опять была в одиночестве. Диплом я получила красный, легко устроилась на работу, сделала карьеру. Ведь у меня не было личной жизни, и все свое время я отдавала работе. Шли годы, я жила с мамой, у меня были кое-какие сбережения, мы не голодали, и я была вполне счастлива. Беда пришла неожиданно: моя мама попала в аварию и скончалась.

Господи! Что это были за черные дни! Я не знала, что делать! Мне ничего было не нужно, как робот ходила на работу. Ночью возвращалась в пустую квартиру, садилась в мамино кресло и смотрела в пустоту или читала газеты. И в одной я наткнулась на объявление мужчины из МЛС. Он писал, что ему неважны внешность и возраст, главное, чтобы душа была. Вот мое спасение, подумала я и откликнулась. Началась бурная переписка. Я жила от письма до письма, он словно читал мои мысли, испытывал мои чувства. Я посылала ему посылки, он присылал мне изделия ручной работы из дерева. Очень красивые. Мы мечтали о семье, думали, как будем счастливы в моей квартирке.

«Так ты еще девка?!»

Прошло два с половиной года, и этот час настал! Он приехал! Мужественный, сильный, молчаливый. Я накрыла стол, и началась наша новая жизнь!

Я думала, что скоро он устроится на работу, мы будем ездить на дачу, заведем детей. Однако мой мужчина не спешил искать себе заработок. После первой ночи он усмехнулся: «Так ты еще девка?!» О наших беседах в письмах он и не вспоминал, иногда пропадал куда-то дня на три-четыре, возвращался веселый, дарил мне подарок.

– Опять кисляк? – спрашивал он. – Чем опять ее величество недовольно? Да если бы не я, ты бы бабой никогда не стала! До 36 лет никто на тебя не залез! Ты мне руки целовать должна. Чего молчишь, страшилище?

– Ты мне в письмах совсем другое писал, – почему-то отважилась ответить я.

– В письмах? – Он засмеялся, закашлялся. – Это не я, это тебе один великий писака за пачку сигарет ваял! Он всем бабам писал! А твои письма, говорил, ему особенно нравились.

Тут я поняла, что это совсем не тот человек и что нам надо расстаться. Он размахнулся и ударил меня. Сильно, я почувствовала, как из разбитой губы полилась кровь. Потом еще, еще, я упала, он стал бить ногами, я старалась скрутиться в клубок... Очнулась только в больнице – соседи, услышав крики, вызвали скорую и милицию.

– Как себя чувствуете? – с состраданием спросил врач. – Беременность спасти не удалось, мне очень жаль. У вас, надеюсь, уже есть дети?

Своих детей я иметь уже не смогла.

К счастью, своего «любимого» я больше никогда не видела. Его посадили, я переехала в другой город, устроилась на работу. Знаю, что есть в МЛС и хорошие люди, но, девушки, прошу вас, не летите как мотыльки на огонь, обожжете крылышки. Фото свои не высылаю – боюсь мести, фамилию и город не указываю по тем же причинам.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания