Новости дня

22 октября, воскресенье


































21 октября, суббота










Пенсионер из Владимира завещал все, что нажил, двум роддомам и дому ребенка


Два владимирских роддома и местный дом ребенка получили неожиданное наследство, узнал Sobesednik.ru.

Перед смертью обычный пенсионер Виктор Зуев завещал детским учреждениям все свои накопления – почти 2 миллиона рублей.

«Рука не поднялась выбросить»

Виктор Сергеевич Зуев умер три года назад. Ему был 91 год, никого из близких у него не осталось – он пережил не только жену, но и сына. Старик жил один в двухкомнатной хрущевке на улице Полины Осипенко и был не очень общительным.

О завещанных миллионах узнали случайно. Квартира Виктора Зуева не была приватизирована и после его смерти отошла городу. У властей руки до нее дошли лишь в апреле этого года: в двушке начали делать ремонт для будущих жильцов и рабочие стали вывозить из нее то, что осталось после Виктора Сергеевича. Несколько КАМАЗов вещей уехали на свалку: все было ветхое, новыми оказались только две стиральные машины «Волна», забитые макаронами – старик делал запасы на черный день.

– Мой муж Андрей нашел на антресолях старый фотоальбом, – рассказывает Елена Зверева, муж которой работал в строительной бригаде, приводившей квартиру старика в порядок. – Говорит, рука не поднялась выбросить. Внутри лежал пожелтевший от времени листок, который оказался завещанием. Муж мне позвонил, я сказала: «Вези, будем разбираться».

Елена думала, что завещание – просто листок без подписей и печатей, старики часто составляют такие, выражая последнюю волю. Но перед ней оказался полноценный документ – завещательное распоряжение по вкладу на бланке Сбербанка с печатью и подписью сотрудника банка. Такой может оформить любой вкладчик, а наследник – получить потом деньги со счета при условии, если в течение полугода после смерти завещателя обратится с таким распоряжением в банк. Бумага сообщала, что свои права на счет Виктор Сергеевич Зуев передает родильному дому №2 города Владимира. Сумма указана не была, бланк датирован 2008 годом.

– Я три недели была в раздумьях, что делать, – вспоминает Зуева. – Сроки вступления в наследство прошли. Я не знала, о каких деньгах идет речь – может, на счете всего несколько рублей, роддом мог знать о завещании и уже получить деньги.

В конце апреля Елена отнесла бумагу в тот самый роддом №2. Говорит, заместитель главного врача долго не могла взять в толк, чего от нее хотят, а когда поняла, что некий Зуев завещал деньги роддому, разволновалась: «Это сколько же кроваток можно купить!» Однако по запросу роддома о сумме банк не выдал информации – она считается конфиденциальной.

– Ирина Михайловна (Кирюхина, главный врач роддома №2. – Авт.) решила, что, даже если там всего несколько рублей, мы все равно будем судиться, потому что такова была воля этого человека, – говорит юрист роддома №2 Ольга Ратникова.

Уже в суде выяснилось, что на счете покойного старика было 704 тысячи рублей. Кроме того, существует еще два завещательных распоряжения, согласно которым другому роддому – №1 – причитается еще 1,1 млн рублей, а Владимирскому дому ребенка – 170 тысяч. Недавно суды закончились, и наследники вступили в свои права.

«Он закалку войной прошел»

Руководство роддома №2 выяснило, кем был Зуев. Оказалось, до выхода на пенсию Виктор Сергеевич работал на заводе «Электроприбор», где возглавлял опытно-конструкторское бюро и лабораторию. В 1950-х годах он разрабатывал модель радиостанции для связи с космическими аппаратами и после первого полета Гагарина в космос получил медаль «За трудовую доблесть».

– В 1953 году Зуев попал в наше ОКБ, которое располагалось на ГАЗе, из Москвы, – рассказывает Владимир Попков, который был у Виктора Сергеевича в подчинении. – Он хромал на одну ногу, ходил на протезе. Мы все знали, что он ветеран войны.

Ногу Виктор Зуев потерял в 1945-м, за месяц до окончания войны. На передовую он попал из Бердянска, сразу после школы. Мечтал быть летчиком, но после демобилизации пошел учиться в Московский энергетический институт. В 1956 году его ОКБ с Горьковского автозавода, вспоминает Попков, перевели во Владимир, где Зуев остался на всю жизнь. Он женился, в семье родился сын, которого назвали Сергеем – в честь деда.

– В смысле работы Зуев был очень упрямый, – продолжает Владимир Александрович. – На заводе его очень уважали и за деловые качества, и как участника войны, даже начальство его побаивалось, потому что он от своего мнения не отступался.

Попков говорит, что Виктор Сергеевич никогда не принимал участия в праздниках, не употреблял спиртного и к себе был очень требователен:

– Он закалку войной прошел. В морозы ходил без перчаток. Говорил: «Подумаешь, я привык».

На пенсию Виктор Сергеевич вышел поздно.

«Ему не хватало внуков»

В пятиэтажке на улице Полины Осипенко до недавнего времени не знали, что их умерший сосед до пенсии был большим заводским начальником. Сам он никогда об этом не рассказывал. По словам соседей, после смерти жены Виктор Сергеевич жил вместе с сыном, который работал в прокуратуре.

– У Сергея не складывалась личная жизнь, – говорит Зинаида Зиновьева, живущая в том же доме. – Он был влюблен в свою соседку, но она вышла замуж за другого, а у него после этого начались проблемы с алкоголем.

Как говорят в доме, у сына и отца были сложные отношения, Виктор Сергеевич часто на него жаловался. И пережил сына всего на год – Сергея сбила машина. С этого времени пенсионер стал сдавать.

– Он был очень закаленный, – рассказывает Зинаида Ивановна. – Зимой выходил на незастекленный балкон голый по пояс, делал зарядку.

Соседи знали, что старик остался один, и старались помочь. Многие приносили продукты с огорода и домашнюю еду. Самые теплые отношения у Виктора Сергеевича сложились с семьей Захаровых, которые снимали квартиру напротив.

– Он очень любил играть с моей Сонечкой, – вспоминает Карина Захарова. – Ей тогда было три года. Приносил ей фломастеры, она ему рисовала. Видно было, что ему не хватало внуков, семьи. В квартире у него было грязно, горячей воды не было. Мы с мужем поставили ему колонку, заменили сантехнику. Он разрешил нам пользоваться его гаражом.

Однако, когда Карина намекнула старику про квартиру, он ответил ей однозначно: «Вставайте в очередь». Считал, говорит она, что все нужно делать по правилам, хотел, чтобы его жилье досталось очередникам – врачам или учителям, и часто повторял: «Все, что взял от государства, ему и верну». Желающих унаследовать зуевские квадратные метры было много: в доме говорят, что к нему ходили какие-то странные люди, но Виктор Сергеевич не пускал чужих на порог, особо назойливых мог послать матом. О том, что у пенсионера могли быть большие сбережения, никто в доме не догадывался.

Похоронили за счет государства

– Зуевы жили всегда скромно, – рассказывает Зинаида Зиновьева. – У них был «Запорожец», но на нем никто не ездил. Виктор Сергеевич ничего себе не покупал. Мы повесили у него над дверью звезду, а он смеялся: «Увидят, что здесь живет ветеран, подумают, что у меня миллионы, и обворуют».

Почему еще при живом сыне старик завещал все нажитое чужим детям, останется загадкой. В городе тем временем ходят слухи, что у Зуева в Болгарии был второй сын. Однако соседи уверены: это миф.

– Мне о нем сказал полицейский, когда умер Виктор Сергеевич, – говорит Зиновьева. – Мол, вот пусть и хоронит. Но с чего он взял, что есть второй сын, мы не знаем. Виктор Сергеевич никогда о нем не говорил.

Фронтовика похоронили соцслужба и Министерство обороны. Виктор Сергеевич лежит рядом с сыном на загородном кладбище. Елена и Андрей Зверевы, которые помогли его воле не остаться на пожелтевшем листке, собираются разыскать его могилу.

– Вроде бы чужой человек и так мало мы о нем знаем, – говорит Елена, – но вспоминаем каждый день. Главное, чтобы его деньги действительно достались детям.

В роддоме №2 пообещали, что на завещанные стариком 704 тысячи купят анализатор газов крови, который очень нужен. Дом ребенка на полученные в наследство 170 тысяч хочет закупить компьютеры, на которые у бюджета денег нет.

– Виктор Сергеевич был настоящим советским человеком, – говорят соседи. – Считал, что поступает правильно, отдавая все государству.

Виктор Сергеевич Зуев свое обещание сдержал. Дело теперь за государством.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания