Новости дня

23 ноября, четверг













22 ноября, среда
































"50 человек в масках приходят и всё крушат". Как "зачищают" берег Ялты


Александр Стрекалин и Мила Селямиева // Кадр YouTube

Супруга бизнесмена-самоубийцы Александра Стрекалина рассказала Sobesednik.ru, как «кошмарят» ялтинский предпринимателей.

Ранее Sobesednik.ru писал о 75-летнем ялтинском вице-мэре и заслуженном строителе Крыма Александре Стрекалине, который в сентябре покончил с собой после сноса его кафе «Хоттабыч» на Приморском пляже Ялты. Местные власти утверждают, что кафе Стрекалина работало без разрешительных документов, однако рабочая группа ялтинских депутатов, изучив более 100 документов, пришла к выводу, что заведение снесли незаконно. После трагедии в Ялте следователи возбудили уголовное дело по статье «Доведение до самоубийства».

Sobesednik.ru публикует интервью с вдовой Стрекалина Милой Селямиевой, которая 11 ноября приедет на пресс-конференцию в редакцию еженедельника «Собеседник», чтобы подробно рассказать о ходе следствия и проблемах своей семьи:

– Мы имеем законное основание там стоять, но эту точку отдали уже на 25 лет, – сказала супруга погибшего бизнесмена, на чью сторону, кстати, встала Церковь. – Власти хотя бы могли элементарно встретиться с нами в администрации, сказать: «Ребята, ну вот такая ситуация, нужно ваше место». Ну предложите другое! Мы вложили в бизнес деньги, мы простояли там около 13 лет. Сейчас я понимаю, что ничего не будет, всё затихнет и мы останемся вообще ни с чем, без работы. У нас нет кормильца, дочка восьми лет потеряла папу, мы потеряли средства к существованию.

– То есть вы хотите хотя бы добиться диалога с властями?

– Конечно – и диалога, и хоть какой-то компенсации. Сейчас это всё затихает, даже смерть не повлияла...

– О какой сумме компенсации может идти речь?

– Нужно что-то, чтобы мы могли в другом месте что-то открыть. Мне надо дальше работать. У меня родители участники войны, инвалиды второй группы, отец Севастополь защищал – у меня на руках родители и дочка.

Хозяева "Хоттабыча" борются за свою землю / Кадр YouTube

– В своё время Александр был большим человеком в городе. Как так получилось, что связи с руководством были потеряны?

– Пришла другая структура, люди другой формации. Если раньше справедливость и порядочность были актуальными, то сейчас это не действует. Людям нужно место – и до свидания.

Мой муж был управляющим треста, под его руководством были построены и канатная дорога в городе, и концертный зал «Юбилейный». Он три года в Чернобыле был руководителем строительной бригады от Крыма, которая строила деревни для чернобыльцев. Он шесть лет служил в Анголе. То есть человек полностью свой гражданский долг отдал родине. Он сам помогал людям по мере возможностей. И когда он столкнулся с тем, что ему просто говорят «до свидания», для него это был нонсенс.

Когда с нами ещё не были расторгнуты договора, новой компании уже дали землю в аренду на 25 лет. Теперь в зоне на набережной собираются построить многоэтажный комплекс.

– Вы кооперировались с бизнесменами, которые пострадали, как и вы? Или каждый сам за себя боролся?

– Сначала кооперировались, потом уже начали каждый сам за себя, потому что у каждого своя ситуация. Дело в том, что там ещё в марте был незаконно проведён конкурс. Они за месяц написали в интернете, что пляжи Ялты подпадают под реконструкцию, но нашего Приморского пляжа там не было. Буквально за семь дней до окончания приёма эскизных проектов от тех, кто хочет участвовать в бизнесе на этих пляжах, [в списке территорий] появляется наш Приморский пляж. Мы начали бегать и узнавать. Кто за это время успеет сделать эскизный проект? На это нужно минимум два-три месяца!

Но у нас он был готов ещё до Нового года. Мы, предприниматели, ходили к мэру города Андрею Ростенко и говорили: «Вот мы хотим в реконструкции участвовать, нас там шесть или семь человек». Он говорит: «Нет, я вас не вижу, это несерьёзно, нужно, чтобы один человек за всё отвечал». Мы говорим: «Пусть будет один, но каждый тогда с долевым участием войдёт. Мы готовы создать ООО какое-то, мы готовы согласовывать ваш проект». Он сказал: «Нет. В этом году вы доработаете». Но на самом деле тогда уже было подписано всё, а мы-то не знали.

И нам не дали работать. Нам выключили свет, нам заблокировали счета. Административный ресурс сделал всё, чтобы создать нам такие условия, чтобы мы сами оттуда ушли. Потом бесконечные рейдерские захваты, когда 50 человек в масках приходят и начинают всё ломать, крушить, бить. У меня есть видеоматериалы, как это всё происходило.

Александр Стрекалин / Кадр YouTube

– У вас тоже устраивали эти «маски-шоу»?

– Восемь раз. К нам приходили чаще всего. Одну предпринимательницу за один день снесли, когда она по болезни уезжала: улучили момент, пришли и всё снесли. Сказали, что там стоять нельзя – галечная зона. Её снесли и через неделю начали строить там кафе для себя. На её же плитке! Ей нельзя было, а им можно.

Когда мы хотели сдать документы на конкурс, нигде не принимали наши эскизы. Председатель конкурсной комиссии говорит: «Я ничего не знаю». В итоге в последний день, обойдя все кабинеты, мы сдали эскизный проект. Но никаких критериев по созданию проекта не было, они не давали информацию. Место конкурса не было оглашено. Он прошёл кулуарно. Выиграло ООО «Ягуар». Мы две недели не могли получить никакой информации об этой компании. Мы спрашиваем у госслужащих: «Это что, какое-то секретное подразделение?» Мы написали письмо в ФАС России, что конкурс прошёл незаконно. ФАС отменил решение по конкурсу, но наша ялтинская прокуратура дело завести не могла – постоянные отписки. Эта фирма «Ягуар» проработала всё лето, и никто ничего ей не сделал, прокуратура бездействовала.

К нам впервые пришли 22 апреля – 50 человек начали всё ломать. Всех нас побили – и меня, и мужа, и брата, и моего отца, и 13-летнего племянника. Ему вообще ключицу сломали, сотрясение мозга. Мы прошли медосвидетельствование. Ребёнка положили в больницу, но вскоре его выписали просто с ушибом. Даже в больнице договорились и сделали так, чтобы его раньше времени выписали с ушибом и не дали нам доказать его перелом. И дело не возбудили: в полиции его закрывали, мы жаловались в прокуратуру и возвращали его – и так пять раз.

– А местные журналисты освещают вашу историю?

– Они боятся, потому что им администрации оплачивает бюджет. Они все на дотации города, они боятся писать что-то против того человека, который их финансирует.

(Согласно подпункту «В» части 5-й статьи 15.1 Федерального закона от 27.07.2006 №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации» запрещается распространение информации о способах совершения самоубийств — прим. Sobesednik.ru.)

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания