Новости дня

20 октября, пятница












































Всеволод Чаплин: Система стала слишком завязана на решения одного человека


Всеволод Чаплин рассказал в интеревью Sobesednik.ru о своей позиции в отношении главы Русской православной церкви (РПЦ).

Экс-главу отдела по взаимодействию церкви и общества РПЦ Всеволода Чаплина недолюбливают, яростно критикуют – и «свои», и «чужие».

Например, чего стоит предложение «не отдавать Украину – пусть даже придется брать Киев с оружием», озвученное им в 2014-м. Поводом для нашей встречи стал выход книги «Тайны церкви» нашего собеседника, правда, сам он признался, что трудом этим не слишком доволен.

Я – за принуждение: заставить рожать

– С тех пор как год назад вас уволили с должности председателя отдела по взаимодействию церкви и общества, вы стали выступать в СМИ, в том числе оппозиционных – «Эхо Москвы», «Дождь». Решили перейти в окончательную конфронтацию с властью?

– На «Эхо» либеральная цензура меня уже не пускает. Но и туда, и на «Дождь» я ходил и когда был в должности. Если приглашают – почему не прийти? А власть критиковать надо – хотя я и считаю, что нынешняя власть лучше, чем все оппозиционные группы. Правда, она закрыта для многих независимо думающих русских патриотов.

– Вы высказались за введение брачного возраста с 14 лет. После чего посыпались обвинения в педофилии. Что скажете в свое оправдание?

– Это часть предложений по демографии, которые мы сформулировали в рамках сообщества «Русская миссия». Все разговоры о росте населения – ложь и лицемерие, если у женщины к 23 годам не будет троих детей, а к 35 – семи-восьми. Карьеру надо делать потом. И в брак надо вступать, когда «девушка созрела» и когда вовсю уже происходит в школах блуд – вот чтобы девочка не блудила, должен быть муж. Но браки в 14–16 лет надо заключать с согласия родителей. И не с кем-то, кто старше невесты на 15 и более лет – вот тут уже педофилия будет.

– Патриарх поддержал запрет на аборты. Вы тоже высказывались не раз по этому поводу...

– Да – и в Общественной палате, и в Госдуме, и в администрации президента. Общественность говорит об этом минимум лет двадцать. Рад, что Патриарх к инициативе наконец присоединился. Но такие решения не должны быть спонтанными. К сожалению, Его Святейшество последние два-три года часто принимает решения именно спонтанно – потом так же может слово свое взять обратно, решение поменять.

А ведь громкому шагу должно предшествовать то, что на церковном лексиконе называется «советование». Следует проконсультироваться с профильными церковными и светскими специалистами, представителями светской общественности, всеми людьми, у которых есть своя позиция, – и затем посмотреть, что по этому поводу говорит Священное Писание и Предание Церкви.

– То есть Патриарх может передумать и отыграть назад?

– Он может после критики, возмущения общественности замолчать эту тему. Уже не раз так было.

– Собственно, вы не первый год критикуете его работу и систему церкви.

– Система стала слишком завязана на субъективные решения одного человека.

– В стране то же самое.

– В государстве может быть монарх, который единолично принимает решения. В церкви так не должно быть. Глава церкви – Христос. Поэтому любая харизма (личное мнение. – Ред.) должна проверяться многими мнениями других людей и священными книгами.

Что касается самого запрета, я – за. Это более последовательный шаг, чем компромиссная позиция: вывод абортов из системы ОМС. Хотя и это надо сделать в любом случае.

– Но проблему нежеланных детей запрет не решит.

– Я – за принуждение. Надо побудить людей рожать детей, а еще лучше – заставить. Бог очень часто действует через принуждение, абсолютная свобода – это миф. Настоящее христианство никогда не говорило о нерушимости свободы человека, никогда не отказывалось от применения силы. И к этому пора сегодня вернуться.

– Удивительно слышать это от человека без семьи и детей. А если вас заставить семью, например, создать?

– У меня другая история: я служу церкви, это мое предназначение. И для многих вещей у меня не должны быть связаны руки – за себя я не боюсь.

– Может, правильнее начать не с запретов, а хотя бы с создания структуры социальной защиты для молодых семей, работы для молодежи?

– Связь с материальным благосостоянием абсолютно ложна. Миф, еще один миф. Богатые почти всегда рожают меньше. Если хочешь вырастить детей, а не заниматься шмотками и жильем – в отдалении от Москвы это сделать гораздо проще, получая даже минимальные средства на детей от государства.

– Вы и общественников, потребовавших закрыть выставку фотографа Стёрджеса, поддержали.

– Да, поддержал. Нужно добиваться, чтобы любое провоцирующее сексуальную реакцию изображение обнаженного тела было признано недопустимым в общественном пространстве! Поменять законы, чтобы они это исключали.

– Послушайте, но один человек увидит в фотографиях красоту, а у второго возникнет «сексуальная реакция» – проблемы у нас в голове.

– Порочное сознание формируется именно через промывание мозгов так называемым искусством. Для меня Сикстинская капелла выглядит омерзительно.

– Статуе Давида те же общественники хотели вовсе надеть штаны – смешно же.

– Я бы Давида убрал из публичного доступа – и чем скорее, тем лучше. Это возрождение языческой мерзости, прямой вызов христианству. И она не нужна.

Фальсификации на выборах – грех

– Давайте вернемся к Патриарху. Он на вас, судя по всему, крепко обиделся. Рассорились совсем?

– Общались в последний раз около года назад – незадолго до того, как меня освободили от известной должности, а затем исключили из всех комиссий, лишили возможности преподавать. Оставили только возможность богослужений, надолго или нет – не знаю. Думаю, есть команда не приглашать меня на православные мероприятия, не давать выступать в православных СМИ. Но это всё – немощные дерзости.

– Его Святейшество обиделся на критику?

– Рискну предположить, что особую неприязнь у него вызывает частота упоминания в СМИ некоторых людей – отца Димитрия Смирнова, отца Андрея Кураева, митрополита Илариона и вашего покорного слуги. Его Святейшество привык выступать в СМИ не реже. Но так как он связан должностью, обязательствами и не все может открыто говорить – часто из его уст звучат фразы, которые вам озвучит любой приходской священник в специфических православных изданиях. Прямого ответа на многие важнейшие вопросы вы не услышите.

– Предать анафеме женщин, решившихся на аборт, – тут церковь смелая. Но никто не слышал из уст высокопоставленных священников, например, публичного осуждения чиновников-коррупционеров. Почему?

– Часто боятся. Потому что порой завязаны общими делами, деньгами. Не секрет: некоторые из чиновников, кто сегодня находится под следствием или осужден, получали раньше церковные награды, их с объятиями встречали в монастырях, приходах и епархиях. Я всегда был категорически против такого панибратства с властями предержащими.

– Но есть поговорка, которой любят прикрываться священнослужители: «Любая власть – от Бога». Думаете, нынешняя российская вправду мила Господу?

– В Римской империи было еще большее неравенство – если взять положение рабов и хозяев. Власть гнала христианство. И именно об этой власти писал апостол Павел в упомянутых вами словах. Не ждите от этого мира Царства Божьего. Всегда будут войны, болезни, ссоры, конкуренция за доступ к материальным благам.

– Но мы знаем из истории, как закончила Римская империя – мы же не хотим такого финала для России. Кстати, как-то в интервью вы говорили, что революция, бунты – не так плохо. Передумали?

– Не помню, чтобы именно про бунты такое говорил. Конечно, нужно делать все для того, чтобы мир становился лучше. Если надо, нужны радикальные реформы – и революции, но идейные и нравственные. Лучше воевать словом: критиковать определенные общественные явления. Недавно, скажем, я выступал в Общественной палате, говорил о проблемах с выборами в Саратовской области. Там совершенно одинаковый результат получили на десятках участков.

– А толку – Госдума работает, на фальсификации закрыли глаза.

– Вода камень точит. Я – за осуждение греха. И осуждать так, чтобы слышали все. Это касается не только коррупции, но и супружеских измен, разводов...

Массовые жертвы – не всегда плохо

– Скажете тоже – после развода президента, а за ним целой вереницы подчиненных чиновников представители церкви словно воды в рот набрали.

– Я давно уже отвечал на вопрос о разводе Путина: ничего хорошего для общества и государства в этом разводе нет. Побивать камнями разведенных конечно же мы не будем, но высказать свое осуждение, без всякого ложного пафоса и без ложного стыда, имеем право. Слышим, что некоторые политики участвуют в развратных союзах, дарят любовницам дорогие квартиры, ведут себя совершенно безнравственно, при этом пытаются выступать как благотворители церкви и добропорядочные христиане. И об этом надо говорить. Сама концепция «личной жизни» применительно к общественно значимым лицам совершенно ложная. Чем чаще будем это делать, тем честнее станет наше общество, тем сильнее оно будет. Отдавать предпочтение достойным людям, а не лживым и лицемерным.

– Красиво говорите. Но в стране идет как раз обратный процесс: закрывать рот всем инакомыслящим. Вы же на себе это уже почувствовали.

– Я понимал, что так оно будет, еще в 2014 году – когда серьезно поспорил с Патриархом по вопросу Украины. Я считал и сейчас считаю, что России без Киева быть не может. И все средства возвращения этой нашей земли должны быть употреблены.

Но Россия отступила, отдав враждебным силам большую часть Украины. Присоединения Крыма недостаточно.

– Украина не хочет быть с Россией, а насильно мил не будешь, как ни крути.

– Нужно было приложить все средства. Война – это средство последнее. Но я не вижу ничего плохого в том, что за свои исторические земли Россия всегда боролась, в том числе силой оружия.

– Вы понимаете, о чем говорите? Сколько людей погибнет!

– А я не считаю, что массовые жертвы – это всегда плохо. Бог обещает массовые жертвы в Апокалипсисе для того, чтобы хотя бы часть жителей земли одумались. Массовые жертвы в данном случае – благо.

– Ни один приличный человек не хочет войны.

– Неприличный мир – для неприличных людей, которые готовы сохранять его любой ценой, даже ценой утраты веры, чести, самостоятельности.

– Да и за кого, случись, воевать по большому счету: за государство, сокращающее затраты на образование и медицину? За заграничные счета чиновников и «часики Патриарха»?

– За землю свою, за веру и правду. Бог всегда благословляет защитников. Если под угрозой наша вера и возможность жить по ней, под угрозой ближние, русский человек пойдет воевать – потому что совесть и Бог не позволят поступить иначе.

Москвичи на «Майбахах» малосимпатичны

– Мне представляется, что, излагая мысли письменно, в книгах, вы более умиротворенный человек. Что скажете о своей новой книге «Тайны церкви»?

– Название придумали в издательстве. Оно, конечно, популистское, к тому же похоже на аналогичное название книги митрополита Илариона «Тайна церкви». Нового в моей книге мало, в основном это старые тексты, опубликованные в трех прежних книжках. Я к этому изданию отнесся без должного внимания, о чем уже пожалел: ошибки начинаются с обложки. Но рад тому, что старые тексты реанимированы – возможно, прочитают. Закончил еще одну новую книгу – подборку воспоминаний и размышлений о церковной и политической жизни. Готов и «хулиганский» сборник текстов о свободе как о мифе и смерти как благе.

– У современной церкви много тайн?

– Тайна одна – любовь к Богу объединяет разных людей. Скажем, в приходской общине в храме Преподобного Федора Студита у Никитских ворот есть и крайние консерваторы, и либералы. Но они вместе объединены вокруг Бога.

– Однако ссоры, какая вышла у вас с Патриархом, извините, как-то не по-божески...

– Любой организм не бывает полностью свободен от болезни. Но в этом организме – институте церкви – болезни гораздо менее фатальны, чем в политической партии, коммерческой структуре, театральной или художественной среде. Я очень хорошо знаю все эти среды – там гораздо хуже.

– Священники – обеспеченные люди?

– Разные. Жизнь священника связана с общиной, в которой он служит.

– А вы?

– Я почти всегда зарабатывал гонорарами. Как телеведущий, радиоведущий, автор текстов. Зарплата в Синодальном отделе составляла около 40 тысяч рублей. Потом сократили вдвое. Тысяч тридцать получал в приходе. Сегодня получаю двадцать. Но, как правило, за лекции, ведение программ я получал гораздо больше. Сейчас тоже какие-то гонорары есть. Мне этого хватает: я человек одинокий, помогаю матери. Ну и бывает, подойдет незнакомый человек и даст какое-то количество средств. Однажды подарили достаточно красивую машину.

– Я видела священника на «Майбахе».

– Нет, у меня не «Майбах» – много проще и старенькая. На «Майбах» я бы не сел, люди, которые ездят на этих машинах в Москве, мне малосимпатичны.

– Представители КПРФ говорили после выборов: церковь не должна влиять на работу государства. Какие у вас отношения с коммунистами?

– Я рос как антисоветчик, ненавидел КПСС. Но сегодня коммунисты играют роль достаточно полезного для страны критика власти. Это единственная политическая сила, которая может спорить с «генеральной линией», особенно поднимая темы социальной справедливости, которые народу все больше близки.

– Шутите? КПРФ совершенно беззубая: лают, но не кусают.

– Но остальные на их фоне еще слабее. Кстати, среди нынешних депутатов от КПРФ немало верующих.

– Вы, часом, не планируете в политику?

– Баллотироваться не могу – священнослужителям запрещено. Пока меня из церкви не выдавили, в политику не приду. Если выдавят, тогда посмотрим.

– Напоследок вопрос – о войне в Сирии. Пугают третьей мировой. Есть ли христианские рецепты выживания для человечества?

– Борьба с террором, в том числе в Сирии, – это священная борьба. Но не межрелигиозная, потому что сами мусульмане в первую очередь борются с террором. Насчет выживания – а кто вам сказал, что это главное? Господь может нас и наказать – то есть наставить – большой войной. И если мы перед смертью успеем вовремя покаяться, чтобы войти в Небо, – это лучший исход жизни. А коли хотим избежать такого сценария, нужно одно – полный отказ от греховного образа жизни. От тех же измен, разнузданности в одежде, ложных религиозных учений, жизни ради материальных благ…

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания