Новости дня

17 октября, вторник











































Рыбозамещение. Что едят россияне и где всё это ловят


Как РФ справляется с рыбной проблемой в эпоху санкций и экономических трудностей, узнал Sobesednik.ru.

Впрочем, на другие виды мальков эмбарго сняли чуть не сразу после введения. А вот запрет на норвежского искусственно выращенного лосося и атлантическую сельдь, выловленную европейскими рыбаками, остался. Рыбные ценники на санкции ответили взлетом. Но только ли из-за отсутствия европейской рыбы? И справляется ли Россия сама с рыбной проблемой?

Что едим

По статистике выходит, что справляемся – и себе рыбы хватает, и еще на экспорт отправляем. Вы удивитесь, но самыми популярными среди россиян оказались всего 5 видов рыбы – треска, пикша, скумбрия, сельдь, минтай. Они-то и составляют большую часть (3/4) того рыбного ассортимента, что люди покупают.

Второе, о чем свидетельствует статистика – в ходу более дешевая мороженая рыба, а не деликатесы из морепродуктов или «кусающиеся» стейки и филе.

Впрочем, в последнее время, особенно в приморских городах, в продаже стало появляться сравнительно недорогое филе той же трески в вакуумной упаковке. Тут расклад простой. Если филе дешевле – значит, произведено прямо на рыболовецком судне. Если существенно дороже – значит, это товар прибрежного перерабатывающего комбината.

Траулер вскладчину

Задолго до взаимных санкций, еще в 2007–2008 годах, рыбная отрасль России находилась в предбанкротном состоянии. Но к 2013-му ей удалось выкарабкаться из ямы. И с тех пор цифры – как собственного улова, так и импортируемой рыбы – почти не меняются. Стабилен и экспорт. Постоянство это, кажется, больше зависит от размера квот, чем от чего-то иного. Так, на Севере (Мурманск, Архангельск, Карелия, Ненецкий АО и Калининград) вся наша промысловая деятельность зависит от международного сотрудничества: квоты жестко распределены между всеми странами Северной Атлантики. Гораздо более свободно Россия себя чувствует на Дальнем Востоке и в Приморье.

Стандартная претензия к нашим рыбакам – старые траулеры – похоже, уже миф.

– С 2008-го в этом смысле много чего изменилось, – рассказывает Валентин Балашов, председатель правления Межрегиональной ассоциации прибрежных рыбопромышленников Северного бассейна. – За эти годы только у нас, на северо-западе, уже судов 50 были модернизированы (поменяли двигатели, поставили современные фабрики и т.д.) и построили 7 новых... А в 2014-м, как раз когда началось с санкциями, заказали на турецких верфях траулер по последнему слову техники – и буквально на днях принимали этого красавца в Мурманске. Несколько рыболовецких хозяйств построили его вскладчину, лет 10 деньги копили.

Новые суда – это плавучие заводы. Тут рыбу даже на палубу не вытаскивают, она сразу из трала попадает на фабрику для переработки – вплоть до вакуумных филе. Сейчас весь мир переходит на такие многофункциональные траулеры.

Вечное противоречие

Между рыбаками и береговыми переработчиками давно идет борьба. Первые все больше перестают зависеть от вторых. Вторым это не нравится, и они выдвигают веский довод: охлажденная рыба – более качественная. И, лоббируя собственные интересы, пробивают в правительстве разные ограничения для добытчиков. Потом, впрочем, власти их снимают, поскольку ситуация с переработкой на берегу не сильно меняется. Наступает новый виток противостояния...

– По санитарным нормам охлажденную рыбу можно хранить только 10 дней, – объясняет технологию Балашов. – Значит, каждые три дня траулер должен «бежать» в порт? А зачем, если замороженную рыбу купят в любой стране? Кроме того, без заморозки развезти дары моря по всей России не получится. Да и 80% россиян покупают в основном именно мороженую рыбу – она дешевле и качество гарантировано. Кроме того, переработчики стараются построить предприятия вблизи крупных мегаполисов, за тысячи километров от моря. А значит, доставка им охлажденной рыбы – дорогое удовольствие. Кто купит эту продукцию?

Обманки

В пользу переработки на траулерах Балашов выдвигает еще один аргумент: там не бывает ни «обманок», ни пересортицы.

– Вы не представляете, сколько раз за рейс на судах проверяют рыбу всевозможные контролеры, – горячится он. – А вот в магазинах вы нередко можете столкнуться с «обманками».

Речь, как объяснил Балашов, идет главным образом о товаре в вакуумных упаковках, когда под дорогой вид рыбы маскируют более дешевый.

– Вы даже не заметите, что покупаете зубатку вместо палтуса, минтай вместо трески или форель вместо семги, – приводит он примеры. – Если перед вами нарезанная кусками рыба в упаковке, без шкуры и головы – поди отличи. Это лишь бывалым рыбакам под силу или жителям приморских регионов.

Простая арифметика

Не будем вдаваться в перипетии ценообразования дорогущих стейков и импортного лосося. Разберемся с рыбой попроще. Рыбаки продают улов оптовикам за вполне вменяемые деньги. Скажем, треску мороженую – за 170–180 руб/кг (а в магазинах тушка без головы хорошо если стоит 280–300 руб/кг). Или вот сельдь атлантическая. Ее отпускная цена, как уверяют рыбаки, 50–55 руб/кг, а в торговых сетях меньше чем за 200 руб/кг ее не найти. Откуда берется разница?

Перевозка по железной дороге, предположим, из Мурманска до Москвы – ведут подсчеты чужих барышей добытчики рыбы – обойдется в 5 руб/кг (с Дальнего Востока – все 15); хранение на складах – также не больше 5 руб/кг. Прибавьте расходы на энергоресурсы, аренду... И все равно выходит, что не меньше 100 руб. с каждого проданного кг оседает в торговле.

В сухом остатке

– Что до санкций, – подводит итог Балашов, – то после них структура ни рыбодобычи, ни реализации рыбы не поменялась. А по береговой переработке – пока неясно. Посмотрим, как распределятся квоты в 2017-м.

Но в целом прорыва (или резкого упадка) тут не произошло. На мой взгляд, пока больше всего выигрывают импортеры: они переориентировались на Восток и теперь просто заваливают прилавки дешевой филиппинской, вьетнамской, китайской продукцией, вытесняя нашу треску и пикшу. Той же тиляпией, которую многие страны запретили к ввозу (если бы вы видели, в каких лужах ее разводят, вы бы тоже ратовали за запрет ее продажи в России).

Пожалуй, от санкций точно выиграла аквакультура, – подытоживает Балашов. – За 2 года Россия – практически с нуля – увеличила производство искусственно выращенного лосося на 20 тыс. тонн. Вот тут, кстати, государство оказывает реальную поддержку, выделяя деньги (порядка 600 млн руб. ежегодно)...

Импорт-экспорт

Рыбы и морепродуктов в РФ в 2015-м добыли 4,4 млн т (экспорт – 1,9 млн т, импорт – 500 тыс. т). Такое же соотношение цифр было и до введения Россией эмбарго.

Но есть нюансы. До эмбарго основным видом импорта были норвежский искусственно выращенный лосось (семга и форель) и атлантическая сельдь. Лосося закупали порядка 150 тыс. т ежегодно (это около 70% всего нашего рынка красной рыбы). Теперь его закупают в Чили

(к слову, практически все лососевые фермы там принадлежат тем же норвежцам) и на Фарерских островах (после введения Россией эмбарго подняли закупочную цену с 6,5$/кг до 10$).

Вы это знали?

в 2014-м вышел СанПин по предельно возможному количеству ледяной глазури в мороженой рыбопродукции на прилавках: 5% по рыбе, 6% по креветке, до 15% – по другим морепродуктам.

Основные добытчики минтая в мире – Россия и США (причем Россия опережает Америку по объемам добычи, а львиная доля улова идет на экспорт). Главные потребители – корпорации фастфуда.

Ежегодно в мире потребляется около 110 млн тонн рыбы и морепродуктов. Лидер – Мальдивы (180 кг/год на каждого жителя). Второе место делят Самоа и Исландия (по 90 кг/год). На третьем месте – Кирибати (70 кг/год). Пятерку лидеров замыкает Япония (по 65 кг/год). В США жители съедают рыбы по 24 кг/год, в Европе – по 21 кг/год (исключение – Испания и Норвегия, где рыбы едят все же больше).

В России в среднем съедается рыбы по 22 кг/год (рекомендованная Минздравом норма – 18 кг/год). Но если в Магадане на каждого жителя приходится по 38 кг/год, то в Татарстане – по 2,5 кг/год. Это связано с разными традициями кухни в регионах.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания