Новости дня

17 октября, вторник









































16 октября, понедельник


Бьются за копейку. Как и почему протестуют российские ученые


На прошлой неделе в крупнейших городах страны прошли протестные акции сотрудников РАН, узнал Sobesednik.ru.

Избавили от бытовых забот

Акции прошли в Подмосковье (Черноголовке и Пущино), в Карелии, Казани, Владивостоке, Томске, Нижнем Новгороде... Сейчас в этих и других городах ученые, как могут, борются за увеличение финансирования российской науки и собственных зарплат, а также за отмену реформы, которая началась еще в 2013-м. Тогда, якобы желая избавить ученых от бытовых хлопот типа управления финансами и позволить им заниматься лишь наукой, РАН подчинили Федеральному агентству научных организаций (ФАНО). Но на деле оказалось, что бытовые вопросы тут же стали волновать ученых куда больше науки.

Мирная протестная неделя завершилась в четверг в Москве чрезвычайным собранием научных сотрудников, куда и пришел Sobesednik.ru.

В небольшом конференц-зале Института элементоорганических соединений (ИНЭОС) РАН им. А. Н. Несмеянова, вмещающем всего человек 200, было не протолкнуться. А тем, кто опоздал, приходилось «воровать» стулья из соседней аудитории, располагаться в проходе, а то и вовсе слушать ораторов стоя. Сам зал, где собрались ученые, был увешан плакатами «Дайте ученым работать», «Государственные деньги – науке, а не олигархам», «Хотим работать в России» и т.д.

Премий нет. Только оклады

– Начиная с 2015-го происходит непрерывное уменьшение финансирования науки государством, – обозначил проблему председатель профсоюза работников РАН (организатор протестных собраний ученых) Виктор Калинушкин.

Так, если в 2015-м ФАНО было выделено 94 млрд руб. (с 5% секвестром), в этом году – 84 млрд руб. (с 7% урезанием), то в 2017-м, по неофициальным данным, – всего 75 млрд руб.

Эти деньги ФАНО распределяет по институтам РАН: более приоритетным направлениям науки – больше, менее приоритетным – меньше. На эти средства институты и живут: из них выплачиваются зарплаты сотрудникам, оплачиваются коммунальные услуги НИИ и т.д.

– И этих денег катастрофически не хватает, – в сердцах произнес старший научный сотрудник Центра исследований Юга Африки ИАф РАН к.э.н. Юрий Скубко, пока остальные ученые переговаривались и покачивали головами, слушая выступающих с трибуны. – В этом году нас лишили всяких премий, только оклады и доплаты за звания. Старшие научные сотрудники и кандидаты получают порядка 20 тыс. руб., ведущие сотрудники и доктора – примерно 25–26 тысяч. И как на эти деньги жить?! А сейчас мне отпускных выплатили лишь половину, оставшуюся часть, сказали, дадут в октябре.

Реформа и деньги

Странная история с зарплатами вышла в 2013-м, когда только началась реформа: на протяжении нескольких месяцев сотрудникам Центра исследований Юга Африки платили двойную зарплату. Правда, этот «аттракцион невиданной щедрости» закончился так же внезапно, как и начался.

– То ли нас задобрить пытались, чтобы мы успокоились, то ли деньги девать было некуда... Но зарплата 40–50 тысяч многих вполне устраивала, – объясняет ученый.

Однако сокращение финансирования повлияло не только на зарплаты, но и на число ученых: молодые в основном уезжают за бугор, многие ушли работать в другие организации, были и массовые сокращения.

– В этом году у нас один сотрудник умер, – рассказывает Скубко. – Но мы его ставку никому не отдаем, потому что нам сказали, что как раз к концу года надо будет ставку сокращать.

Ее-то и отдадим на съедение волкам.

«Волки» сыты не бывают...

«Волки» тоже вышли на диалог с учеными: на чрезвычайном собрании выступила представитель ФАНО по экономической части, которая попыталась объяснить: они борются в Минфине за каждую копейку, ну а то, что им дают, стараются грамотно распределить между институтами.

Собравшиеся в зале кандидаты, доктора, профессора оценили мужество чиновницы, но возмущаться не перестали.

– В других странах на науку тратятся большие деньги, а мы колоссально отстаем, – начал возмущаться один из присутствующих. – Нельзя недооценивать науку: когда-то наши власти и ценность ядерных исследований не понимали, но если бы на них в итоге не обратили внимания, то где бы была сейчас наша страна?! Если не развивать науку, то через каких-то 10–20 лет у нас не будет ничего.

Стоит отметить, что акции прошли крайне интеллигентно – никаких уличных протестов, голодовок и забастовок, хотя ученые поговаривают и об этом: прибегнут к таким методам в случае, если ситуация не изменится к лучшему.

– Наши власти боятся только уличных акций, – вздыхает Юрий Скубко.

– Значит, надо выходить к Госдуме организованной толпой, – добавил услышавший наш разговор старший научный сотрудник Института российской истории РАН Игорь Курляндский.

Ну а пока ученые отважились лишь на протестные плакаты да резолюции в закрытых залах институтов.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания