Новости дня

19 апреля, четверг


































18 апреля, среда











Ольга Романова: Для "приморских партизан" еще ничего не закончилось


«Приморские партизаны» // Кадр YouTube
«Приморские партизаны» // Кадр YouTube

Правозащитник Ольга Романова рассказала Sobesednik.ru, что может ждать в будущем освобожденных «приморских партизан».

Ранее Sobesednik.ru писал о том, что суд присяжных 20 июля признал двух осужденных по делу «приморских партизан» невиновными в убийствах и краже. По мнению присяжных, следствие не представило достаточно доказательств вины подозреваемых.

Напомним, что в рамках уголовного расследования были задержаны пять участников группировки: Александр и Вадим Ковтуны, Владимир Илютиков, Максим Кириллов и Алексей Никитин. Им предъявлены обвинения в убийстве четырех жителей Кировского района Приморья, совершенном осенью 2009 года с целью завладения их имуществом и наркотиками. Дело «приморских партизан» вызвало широкий общественный резонанс, высказывалось мнение, что дело сфабриковано. Многие выступали в защиту осужденных.

Sobesednik.ru выяснил у правозащитника Ольги Романовой, что она думает об оправдательном приговоре спустя столько лет.

— Конечно, заголовки есть заголовки, — сказала Романова. — «Приморские партизаны освобождены». Все-таки только два человека из них. А там обвиняемых гораздо больше. Это во-первых. Во-вторых, давайте все-таки посмотрим правде в глаза. Вот о чем это говорит? О качестве работы следствия, о качестве работы прокуратуры и о качестве работы судов. Потому что этот суд — первый за шесть лет, который после вмешательства Верховного суда начал пересматривать дело. А до этого судей все устраивало? Даже это обвинение, эти свидетельства, эти доказательства, которых, как выяснилось, нет, — это их все устраивало, значит? Но это позволяет говорить и о том, что все остальное следствие, наверное, было такое же.

И есть убитые люди, есть их тела, есть забранные жизни. Конечно, стоит вопрос о том, кто же это сделал. Если суд присяжных считает, что по крайней мере двое освобожденных не принимали участие в убийствах, соответственно, это позволяет сомневаться и во всем остальном, как это бывает. Но, как мы уже говорили, раз плохое качество следствия, значит, никто не расследовал, кто же на самом деле убил этих людей.

Вы знаете, история с «приморскими партизанами» очень напоминает историю с бандой Цапка в Кущевке. Но в Кущевке не нашлось людей, которые стали бы противостоять вот этому сращиванию бандидов с полицией и прокуратурой. И это было значительно после «партизан». А в Приморье тогда, много лет назад, все-таки этой истории кто-то дал отпор. Но мы так и не понимаем, кто, каким образом. То есть не расследуется вообще все, что там было. Причем я думаю, что глубоко по политическим и социальным мотивам. Кто-то просто не хочет ворошить прошлое.

— А как вы думаете, сейчас все-таки дадут делу ход, пересмотрят материалы, найдут виновных?

— Ну, вряд ли найдут виновных, хотя бы потому, что прошло очень много времени. Понимаете, это тоже напоминает еще дело Чикатило. Пока нашли Чикатило и обвинили его, два человека были обвинены и приговорены. Это ровно та же история. И продолжались убийства. Что происходит сейчас в Приморье, мы с вами не знаем из Москвы. Возможно ли это расследовать сейчас? Знает ли кто-нибудь, знают ли люди, которые получили сроки, о том, кто лишал жизни разных людей? Я назову это так. Я, конечно, имею в виду сотрудников прежде всего правоохранительных органов. Вот эту связь, конечно, надо как можно раньше расследовать, надо на этом настаивать. Что, собственно, делал Павленский, за что ему большое спасибо. Потому что он к этой теме привлек внимание. Все давно уже забыли, что это такое.

Если кто-то будет расследовать, очень хорошо. Но ведь, вы знаете, помимо всего этого есть дело убийства в Ванино, прокурора Ванино. Очень хороший парень из Волгограда был туда командирован. Тип честного прокурора. И его убили. Его убили довольно скоро после того, как он приступил к своим обязанностям. Судя по всему, убили свои. Судя по всем-всем-всем данным, он не туда куда-то влез. Это маленький такой кусочек дела, по которому я могу судить, что делается в Приморье. Там происходят вещи, которые в голове не укладываются. Поэтому, конечно, чем раньше, тем лучше дело «приморских партизан» было бы пересмотрено именно с точки зрения хотя бы того, что там происходит, кто все это делал, почему все это произошло. В том, что расследования не было, я не сомневаюсь.

— А с точки зрения освобожденных, как вы считаете, они смогут нормально жить после того, как их осудили?

— Это зависит от типажа личности, конечно. Я не знаю, потому что, судя по материалам дела, которые я вижу, это действительно были случайные люди, которых просто притянули к этому делу для массовости. Один подвозил кого-то, другой — свечку держал, то есть это просто случайные прохожие.

— И после всего этого им еще и просто предлагают деньги. Откупиться за все то, что, собственно, они пережили.

— Ну в принципе по закону им полагается.

— Нет, это все так. Вопрос именно в том, насколько это справедливо.

— Это несправедливо. Наша система несправедлива. Вообще, жизнь несправедлива, мир устроен несправедливо. Так бывает. Шесть лет — это ужасно, то, что с ними случилось. Дай бог, если не случится то, что обычно случается после оправдательного вердикта суда присяжных, а именно его отменяют. Надо еще это иметь в виду. Там для них еще ничего не закончилось.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания