Новости дня

16 ноября, пятница





























15 ноября, четверг
















Репортаж "Собеседника": как живет пообещавшая Путину сжечь скот фермерша

«Собеседник» №25-2016

Владимир Путин во время посещения молочной фермы // Kremlin.ru
Владимир Путин во время посещения молочной фермы // Kremlin.ru

Sobesednik.ru узнал, что стало с фермером из Еврейской АО, пообещавшей сжечь скот, который не может продать на мясо.

1 июля стартовала Всероссийская сельхозперепись. Накануне фермер из Еврейской автономной области написала письмо президенту, в котором призналась, что обстоятельства вынуждают ее сжечь свой коровник вместе со скотом.

«Мы пережили и перестройку, и наводнение»

68-летняя Галина Киселева живет в селе Радде, в 250 километрах от Биробиджана. В регионе ее прекрасно знают: ее крестьянско-фермерское хозяйство «Раддевское» – крупнейшее сельхозпредприятие, а в селе вообще единственное. Местные жители работают в нем семьями и получают в среднем 18 тысяч рублей в месяц. Это хорошая зарплата в регионе, который в прошлом году занял третье место в рейтинге бедности.

– У нас во всей области осталось всего три тысячи голов скота, – рассказывает Киселева. – 650 голов – у меня в «Раддевском», остальные – в мелких личных хозяйствах. Многие предприятия закрылись, скот перерезали, а мы пережили и перестройку, и наводнение в 2013 году и сохранили прежние объемы.

Из всего поголовья в хозяйстве 270 коров – это дойные буренки мясо-молочной симментальской породы, остальные – молодняк и тот скот, что уже не дает молока и подлежит выбраковке. С молоком, по словам Галины Николаевны, никаких проблем нет: охлаждают, через день возят в Биробиджан и там полностью распродают. Проблемы – с выбракованными коровами, которых обычно сдают на мясо. Но Киселева не может, потому что некуда.

– Мне нужно каждый месяц резать и продавать 20 коров, а забиваем мы всего одну, – говорит она. – В ноябре после отела у меня будет уже 170 лишних коров. Куда мне их девать? Кому нужна целая гора мяса?

Об этом и многом другом фермер и написала в письме президенту, которое подписали ее работники, Киселева говорит, что это был крик о помощи. Из приемной Путина письмо спустили в администрацию области. Недавно Галина Николаевна получила на свои семь бед ответ от вице-губернатора, в котором черным по белому написано, что вмешиваться в хозяйственную деятельность сельхозпредприятий органы власти и местного самоуправления не имеют права.

Галина Киселева / «Собеседник»

«На рынках продавцов много, а покупателей – единицы»

Животноводческий бизнес на Дальнем Востоке – это особая история. Климат тут жесткий, зимой морозы доходят до -40 градусов, а в другое время года льют дожди. Хозяйство «Раддевское» находится в гористой местности, и в его распоряжении всего 800 гектаров пашни, на которых пасут скот и выращивают корм. Лишние рты просто не прокормить.

Галина Николаевна говорит, что спрос на мясо начал падать не вчера, но в последнее кризисное время стало совсем плохо.

– Раньше у нас покупали мясо бюджетные предприятия – больницы, школы и детсады, три колонии, – объясняет она. – А сейчас никто не берет. Всех устраивает блочное (снятое с кости и сформированное в блоки. – Ред.) импортное мясо. Откуда его везут, не знаю: свинина, наверное, китайская. И почему его покупают, не понимаю. На него и цена выше – 350–370 рублей за кг, а у нас всего 280–300 рублей. И оно у нас без добавок.

Слово «импортозамещение» для Киселевой теперь как ругательное. По ее словам, чего на Дальнем Востоке точно стало больше, так это импорта, а вовсе не отечественных продуктов. Те, кто по идее должен был замещать привозное местной продукцией и процветать, остались у разбитого корыта.

Перекупщиков в «Раддевском» не видели уже давно. Киселева объясняет это не только засильем импорта, но еще и общим кризисом. Спрос на говядину в регионе упал – многим людям, например пенсионерам, она стала не по карману.

– На рынке в Биробиджане продавцов много, а покупателей – единицы, – говорит Галина Николаевна.

Киселева пробовала искать другие каналы сбыта, но тоже безрезультатно. Во всем Биробиджане два крупных супермаркета, и договориться с ними не удалось. Там сотрудничают, говорит Киселева, с теми же перекупщиками и на витринах в основном привозное мясо – импортное или из соседних регионов:

– Кругом одни перекупщики! Два года назад они предлагали покупать у нас мясо, но по цене в три раза ниже той, по которой оно появляется на прилавках.

В бюджетные учреждения, лакомый кусок для любого производителя, теперь просто так не попасть: надо принять участие в торгах на поставку продуктов, что, по словам Галины Киселевой, невозможно, если у тебя только один продукт.

Потому в месяц она режет и продает всего одну корову. Говядину покупает детский дом под Биробиджаном.

«Что мне эти три миллиона?!»

Галина Киселева пожаловалась президенту не только на невозможность сбыть мясо, но и на постоянные проверки.

– Контролирующие органы проверяют нас каждые три месяца, – говорит она. – У них план проверок расписан на ближайшие десять лет. Так и будут нас кошмарить. Я, конечно, понимаю: мы – единственное крупное сельскохозяйственное предприятие в области, а бюджет надо как-то пополнять.

Приемная Президента Российской Федерации / Kremlin.ru

Последний привет от чиновников хозяйству «Раддевское» – штраф 200 тысяч рублей. Россельхознадзор требует построить на ферме дезбарьер – специальное помещение, где машины, прежде чем проехать на территорию фермы, должны проходить очистку.

– А у нас из машин – всего один молоковоз, – говорит Киселева. – В коровник он не заезжает, мы его руками моем. Зачем нам еще дезбарьер?!

Кстати, о миллионах. На поддержку «Раддевскому» из областного и федерального бюджетов по госпрограмме недавно было выделено 3 миллиона 600 тысяч рублей, но Киселева этим деньгам не рада. Они были направлены на поддержание молочного производства, а с молочкой у нее все более или менее нормально.

– У нас 3 миллиона рублей стоит электроэнергия, 4 миллиона – горюче-смазочные материалы, 1 миллион – уголь, – объясняет она. – Нам такие деньги не делают погоды.

Киселева говорит с обидой и отчаянием. Но признается, что жечь лишний скот, конечно, не станет – пообещала в сердцах: ни у нее, ни у ее работников рука не поднимется сделать такое. И на улице коровы в зиму тоже не останутся – извергов в хозяйстве нет.

Между тем в управлении сельского хозяйства ЕАО комментировать ситуацию с «Раддевским» отказались. Но сообщили, что на днях соберут по этому поводу совещание. Киселева в помощь чиновников не верит: говорит, что приедут, утешат – мол, вы тут держитесь, – и останется она со своими бедами один на один. Однако она еще надеется, что ее услышат на самом верху – и что-то изменится, мясо продастся, проблемы решатся. Для того и писала.

Мнение эксперта: На Дальний Восток за коровой никто не поедет

Ситуацию, в которой оказалась хозяйка «Раддевского», комментирует Сергей Юшин, руководитель исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации:

– Дальний Восток в плане животноводства – очень сложный регион. Скота там немного, и по сравнению с другими регионами импортного мяса больше. Говядину везут из Южной Америки, свинину – из Бразилии, Китая. Но я бы не сказал, что импорта очень уж много: он сократился из-за девальвации рубля, а китайская свинина стоит значительно дороже нашей. Но в целом объемы потребления говядины в последние годы сильно упали.

Скорее всего проблемы этого хозяйства связаны с переработкой мяса и логистикой. Блочное мясо раньше все ругали, но у него есть свои плюсы – оно полностью готово к употреблению, из него можно приготовить что угодно. Не уверен, что на этом предприятии есть свои убойный и разделочный цехи и его мясо хорошо переработано.

Сотрудники больших мясоперерабатывающих заводов даже сами выезжают за животными на места, потому что скота не хватает. Но на Дальний Восток никто за ними не поедет.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания