Новости дня

24 февраля, суббота














23 февраля, пятница















22 февраля, четверг
















Евгений Венедиктов: Число школьников, интересующихся ИГ, растет

«Собеседник» №18-2016

И все же лучшие ангелы-хранители для детей, зависающих на опасных соцстраницах, – собственные родители // Александр Алешкин / «Собеседник»
И все же лучшие ангелы-хранители для детей, зависающих на опасных соцстраницах, – собственные родители // Александр Алешкин / «Собеседник»

Руководитель программы «Ангел-хранитель» рассказал Sobesednik.ru, как она будет спасать подростков от вербовки в ИГИЛ.

В конце мая в Новгородской области заработает в тестовом режиме программа «Ангел-хранитель». Ее цель – защитить подростков от экстремистских материалов в интернете: именно там в 80% случаев террористы ИГ (запрещено в РФ) и вербуют молодежь.

Подробнее о программе нам рассказал Евгений Венедиктов, директор Центра исследований легитимности и политического протеста, разработавшего ее.

Считают лайки и репосты

– «Ангел» еще только-только запускается, а вот ваш первый проект по мониторингу соцсетей – «Демон Лапласа» – уже считается успешным. Как он работает?

– «Ангел» будет работать примерно по такому же принципу, как и «Демон». Мы круглосуточно мониторим группы в четырех соцсетях: «В контакте», Facebook, Twitter и «Живом журнале». Только в случае с «Демоном» мы исследуем группы, которые могут относиться к политическим процессам, то есть вычисляем индексы политической поляризации (ИПП) в соцсетях, пре­дупреждаем о межнациональных конфликтах и ищем экстремистские материалы. А «Ангел» будет заниматься поиском пропагандистов, постов о призывах вступить в ИГ и т.д.

– И как это все измеряется?

– В «Демоне Лапласа», например, мы вычисляем активность в интернете и благодаря этому можем спрогнозировать, где готовится митинг, акция и т.д. Допустим, мы знаем, какие группы надо исследовать. Буквально в два клика можно вывести детальную информацию об активности участников в данной группе, лайках, репостах...

Сейчас мы анализируем материалы по линии пропаганды ИГ. Его пропаганда распространяется очень быстро. Мы проводили исследование, насколько велика вовлеченность в него пользователей с открытыми аккаунтами. Сделали замеры в декабре 2015‑го, а потом – в феврале этого года. И знаете, что выяснилось? В одном из городов России количество подростков до 18 лет, которые интересуются ИГ, за два месяца увеличилось в 2–3 раза! И это несмотря на то, что многие группы, в которых работают вербовщики, удаляются, а у новых групп куда меньше подписчиков.

В основном вербовке подвержены подростки до 18 лет. Кстати, идея создать «Ангела» возникла после того, как осенью 2015 года 17-летний школьник из Новгородской области разместил на своей странице в соцсети видео массового расстрела террористами пленных солдат и гражданских людей в Ираке.

Мозги промывают за 3 месяца

– Что именно будет искать в соцсетях «Ангел-хранитель»? Ведь ни один вербовщик прямо в ИГ не зовет...

– Еще как зовут! Программа будет искать пропагандистов ИГ по специальным маркерам. Всего я рассказать не могу, но один из наших инструментов – это база так называемых маркеров, которые составляют религиоведы, эксперты в области ислама, которые даже по написанию одного и того же слова могут сказать, к какой исламской группе принадлежит автор сообщения. Наша программа берет каждое из этих слов и словосочетаний и прогоняет по очереди через все аккаунты, которые мы мониторим. Скажем, изучаем пользователей из Новгородской области в возрасте до 18 лет. Если материалы по нашему запросу находятся, мы получаем на них прямую ссылку. Потом аналитик рассматривает, что конкретно размещено. И мы решаем, что дальше делать.

Евгений Венедиктов / личный архив

– Докладываете полиции?

– Не сразу. Полиция возбудит дело на подростка, а наша цель – профилактика. Поэтому сначала будем сообщать напрямую социальным педагогам и директорам школ или родителям. А вот если пройдет 3–4 месяца – столько обычно проходит от размещения постов до возбуждения дела, потому что мониторинг у полиции ручной, – а мы не сообщим родителям, то полицейские привлекут студента или школьника по статье об экстремизме. Или – что еще страшнее – за это время школьнику могут успеть промыть мозги так, что переубедить его будет практически невозможно.

Контакт пользователя с представителем ИГ необходимо пресекать на ранних стадиях, ведь уже при первом контакте в неподготовленной психике подростков создается своего рода установка, которая впоследствии лишь усугубляется.

– И что, лично будете вылавливать каждого школьника и рассказывать, что делать репосты флага ИГ нехорошо и что за это грозит тюрьма?

– Если потребуется, будем. Но не нужно думать, что таких репостов по соцсетям пойдет шквал. Их, конечно, много, но делают их не школьники, а вербовщики и боты, управляемые одним пропагандистом. Кстати, у Варвары Карауловой было 5 страниц в «Контакте». Есть о чем задуматься, да?

Мы сейчас пытаемся наладить взаимодействие с родителями и педагогами, чтобы сразу информировать их (по SMS) о том, на кого из подростков выходят вербовщики, – чтобы прерывать это общение буквально после первых контактов и чтобы дело не дошло до уголовной статьи.

Пока у меня нет четкого представления, захотят ли все родители напрямую получать информацию о том, что их ребенок в соцсетях интересуется экстремистскими материалами, или же мы будем сотрудничать непосредственно со школами. Некоторые родительские комитеты и педагоги уже откликнулись на наше предложение. Кроме того, многие родители (по крайней мере в Великом Новгороде) сами следят за страницами своих детей в интернете. Но, к сожалению, не каждый может сразу понять, что ребенок интересуется экстремистскими материалами.

Как не попасть под статью

– Четкого определения понятия «экстремизм» нет. Но если вы занимаетесь поиском и анализом материалов подобного рода в интернете, то должны знать, что подразу­мевается под экстремизмом.

– Конкретное понятие есть. Пусть и не прописано в рамках закона: есть различные формы политического участия граждан и различные формы политического протеста. Протестовать человек может по-разному: от полного неучастия в политической жизни до крайней формы – терроризма. Экстремизм – это тоже форма протеста, которая стоит где-то посередине между активным участием (например в мирных акциях) и терроризмом. Скорее это пропагандистская работа в информационном пространстве. В том числе в соцсетях. Хотя зачастую эта работа может воплощаться на улицах и площадях в виде погромов (это результат пропаганды экстремизма).

– А как отличить экстремизм от выражения собственного мнения?

– Есть мнение, которое направлено на осуждение, к примеру, должностного лица, с приведением конкретных доказательств и требованием наказать его. Такое мнение можно выражать как в соцсетях, так и в СМИ.

Но если берется какой-то обобщенный круг людей (неважно – политическая ли группа, религиозная ли, национальная или какая-то иная), при этом постоянно используются уничижительные эпитеты в адрес этой группы, тогда это может походить на экстремизм и на попытку разжигания вражды к данной группе.

Нужно понимать: мы живем в мире коммуникаций и любая искра в соцсетях – пусть даже случайная – может повлечь за собой вполне серьезный конфликт.

Но на самом деле нам гораздо проще искать признаки экстремизма: мы пользуемся тем списком запрещенных материалов, который опубликован на сайте Минюста. В этом смысле я снимаю с себя ответственность: экстремистскими данные материалы уже признаны официальными органами.

Как вербовщики ищут жертв

Председатель научно-консультативного совета Антитеррористического центра СНГ полковник полиции Марианна Кочубей:

– Профессиональные вербовщики собирают личную информацию о людях по соцсетям. И в этом виноваты сами пользователи, которые выкладывают в интернет сведения о себе.

Вербовщиков интересуют следующие вещи: профессиональная принадлежность потенциальной жертвы, навыки, приобретенные в школе или в вузе. И еще – чтобы человек экстремально, агрессивно реагировал на то, что происходит в обществе, высказывал экстремистские комментарии. Все это легко можно найти в соцсетях.

Горячая линия

В случае, если ваш ребенок, родственник или просто знакомый попал под влияние вербовщиков запрещенной в РФ экстремистской группировки «Исламское государство», вы можете позвонить на бесплатную горячую линию – 8-800-700-8-800 (понедельник – четверг с 9:00 до 18:00, пятница с 9:00 до 17:00) и сообщить об этом.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания