Новости дня

21 августа, вторник














20 августа, понедельник































Антон Носик: Руководство РБК должны были уволить давно


Редакторов РБК уволили из холдинга // Алексей Зотов / ТАСС
Редакторов РБК уволили из холдинга // Алексей Зотов / ТАСС

Sobesednik.ru обсудил с Антоном Носиком увольнение редакторов РБК и его причины.

13 мая руководство РБК приняло решение об увольнении трех редакторов — Романа Баданина, Максима Солюса и Елизаветы Осетинской. Как писал Sobesednik.ru, по официальной версии, журналистов уволили из-за разногласий с руководством: они не смогли прийти к единому мнению о развитии издания. После этого в прессе стала появляться информация о том, что сотрудников РБК уволили не из-за их планов развития, а из-за их публикации. Писали даже, что причиной послужил материал о разведении устриц и мидий рядом с «дворцом Путина».

Sobesednik.ru поговорил с блогером и общественным деятелем Антоном Носиком о том, почему произошло увольнение редакторов и чего ждать от РБК дальше.

— Что вы думаете о ситуации с увольнением руководства РБК?

— Я думаю, что их должны были уволить давно, потому что на любое средство массовой информации, которое проводит независимую политику, не согласовывает свои публикации и публикует какие-то материалы аргументированных и доказательных расследований о коррупции, естественно, на такое издание начинается давление, направленное на его разгон и замену редакции на более осторожную в этих вопросах.

— После увольнения в Минкомсвязи заявили, что меры связаны с экономическими причинами. Журналистов якобы уволили из-за того, что РБК убыточен.

— Видите ли в чем дело, никакой убыточности РБК не существует. Существует самая большая дыра в бизнесе под названием РБК — это долг в 220 миллионов долларов, который, собственно говоря, привел к тому, что в кризис 2008 года РБК оказалось банкротом. В 2008 году из-за этого долга у РБК возникла невозможность расплачиваться со своими кредиторами.

По результатам долгих терок между этими кредиторами один из них, Михаил Прохоров, стал собственником издания, обязавшись погасить эти долги. Эти долги на нем до сих пор висят. Он их реструктурировал, он сказал всем кредиторам: «Давайте я погашу долги позже, но заплачу больше, чем эти долги стоят сейчас». Вот это та дырка в бизнесе РБК, которая общеизвестна, она существует.

Она существовала восемь лет назад, и нынешнее руководство (тем более мы говорим о редакции) совершенно никаким чудом не может быть в этом обвинено. Это на самом деле довольно смешно: сейчас, когда уволили трех редакторов, давайте скажем, что это из-за них сложился долг за шесть лет до их прихода в компанию.

— То, что сейчас происходит с РБК, можно сравнить с увольнением Галины Тимченко из «Ленты.ру»?

— Это два года назад произошло, но это совершенно… «Лента.ру» не была первой, она не была последней, совершенно механизм в точности тот же самый.

Блогер Антон Носик / Борис Кремер / Global Look Press

У любого издания есть собственник, как правило, у этого собственника редакция издания — не единственный актив. У него есть другие активы, которые у него можно отобрать, которые стоят значительно больше этого издания. Поэтому он человек подневольный: ему звонят из Кремля, велят разобраться, и он разбирается. Соответственно, эта уязвимость известна всем, и известно, как на редакцию давят через ее собственника. Это совершенно идентичная ситуация.

— Ожидает ли такая судьба другие российские СМИ, которые попытаются найти что-то о верхушке власти?

— Вы понимаете, существует понятный риск — и каждый главный редактор знает, что если он тронет определенные темы, то дальше последуют звонки его учредителям. Он знает, откуда, и он понимает, что у него есть определенное, ограниченное количество материалов, острых, которые он может опубликовать, после чего чаша терпения переполнится и потребуют [его] уволить или заменить на какого-нибудь лояльного персонажа.

Это все знают, если вы думаете, что Галина Тимченко этого не знала. Или что в «Коммерсанте» этого не знали, когда разгоняли «Коммерсантъ» еще на два года раньше. Все все знают. Один из механизмов состоит в том, что издание написало — редакцию уволили. Механизм состоит в том, что люди, имеющие такой опыт, что люди, вокруг которых выходцы из разных редакций разогнаны из-за политики, естественно, могут и сами включить режим самосохранения.

— Ходили слухи о том, что Прохоров собирается продать РБК. Как вы считаете, что в таком случае будет с изданием?

— Вы знаете, продаст или не продаст, того РБК, которое было создано за два года, его уже не будет, потому что все все понимают. Прохоров все понял, и новые хозяева, если они будут, не самоубийцы. Но для того, чтобы продать РБК, нужно договориться о цене этого актива. При этом цена этого актива является надводной частью айсберга.

Покупатель и продавец могут спорить о том, стоит ли РБК 60 миллионов долларов или 80 миллионов долларов. Но они спорят-то про это, а проблема с теми самыми долгами на 220 миллионов, которые Прохоров обязался заплатить и платить не хочет. То есть человек, покупающий у Прохорова РБК, — это человек, который, по сути дела, платит ту сумму, о которой они договорятся, и получает за нее те самые долги.

Переговоров о продаже РБК с разными заинтересованными лицами было за последние полгода немало, как я понимаю, но самый интерес вопрос — что будет с теми долгами, которые на нем висят, кто их захочет принять на себя и обязательства по их возврату кредиторам. Этот вопрос оставляет у меня очень сильные сомнения о том, что РБК у Прохорова кто-то купит, — заключил Антон Носик в интервью Sobesednik.ru.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Собеседник 2019г
подписка -20%!