Новости дня

10 декабря, воскресенье
























09 декабря, суббота


















08 декабря, пятница



Деревенский правдоруб. Как разоренный фермер нанес ответный удар

«Собеседник» №17-2016

Бывшему фермеру Эдуарду Мочалову не раз били окна в его редакции // личный архив

Как фермер, разоренный рейдерами, стал главным борцом с коррупцией в Чувашии, – читайте в материале Sobesednik.ru.

Земля и воля

– Сейчас едем за материалом по одному нашему депутату, – говорит мне Эдуард Мочалов, издатель единственной антикоррупционной газеты в Чувашии. Этому депутату мочаловское издание посвятило уже две публикации. Заголовки один другого хлеще: «Криминальный депутат» и «Ядринский Цапок и его команда». По Мочалову, местный законодатель попал в районную Думу прямиком из рядов криминалитета. Как утверждает чувашский газетчик, у депутата даже есть бандитская кличка и реальные судимости.

– Но мешки денег решают все, – со вздохом подытоживает Мочалов, известный в районе как разоблачитель всех и вся.

На путь борьбы Мочалов пришел прямо с фермерского поля. Он хотел пахать и сеять, но действительность быстро перепахала его самого.

– В нашем Ярабайкасинском сельском поселении был полуразваленный колхоз, который никто не хотел восстанавливать. У меня хоть образование только среднее, но решил взяться – земля-то простаивает. Вроде дело пошло. Вот тут-то и нарисовались новые претенденты на колхозную собственность – бывшие полицейские, заделавшиеся бизнесменами, – рассказывает Мочалов.

Поскольку добровольно сдавать свои позиции фермер не захотел, на него наехали всем катком системы. Мочалов написал заявление о рейдерском захвате, но дело обернулось против него самого – оппоненты обвинили его в мошенничестве. Хозяйственный спор дошел до суда.

– Судья попалась порядочная и колхоз оставила за мной. Но условный срок мне все-таки дали, – вспоминает Мочалов.

За 8 месяцев, пока шло следствие, а «мошенник» Мочалов сидел в СИЗО, колхоз пришел в упадок, всё более или менее ценное растащили. Вернувшись, Мочалов понял, что копать надо глубже, а сеять – правду.

– Встретил своего однокашника, он районный журналист, возникла идея рассказать общественности, что случилось со мной и колхозом. Сам сел и написал, однокашник Володя подредактировал, и отдали в типографию под хлестким названием «Взятка», так как у меня вымогали 2 миллиона за то, чтобы оставить в покое. Выпустили 999 экземпляров – по закону это можно сделать без регистрации СМИ. Директор типографии как почитал – за голову схватился и попросил удалить его из выходных данных. Пилотный выпуск «Взятки» раздали людям просто на улицах, – рассказывает М­очалов.

Первый тираж разошелся. И оказалось, что похожие истории беспредела случались и с другими. Выпуск стал ежемесячным. На него Мочалов каждый раз из своего кармана выкладывает порядка 100 тысяч рублей. 16 полос формата А3 (у «Собеседника», например, такой же формат. – Ред.) заполняет сам вместе с другом-однокашником Володей. Сюжеты, говорит, берут из жизни.

Диплом за мешок картошки

– Нас сразу заметили, всполошились: что за оппозиционная сила такая появилась? Не верили, что нас всего-то два человека, которым просто не все равно, что вокруг творится. Вызывали нас в ФСБ, беседовали. И сами чекисты к нам приезжали. Но в итоге не они нас, а мы их переубедили – фээсбэшники нам даже посоветовали зарегистрировать издание и выходить на регулярной основе, – рассказывает издатель-самоучка.

Так Мочалов жжет глаголом уже 75 выпусков подряд. Неприкасаемых для него нет.

– Судьи, полицейские, рядовые мошенники, чиновники всех уровней, – перечисляет своих антигероев Мочалов. – Но во всех структурах у нас есть и свои тайные читатели, которые нам помогают информацией. И в судах, и в органах есть честные люди.

Депутат получил диплом о высшем образовании уже в преклонном возрасте. Неугомонный Мочалов раскопал, что сельскому бизнесмену это стоило мешок картошки и увесистый кусок мяса. В местной больнице – деревянный туалет на улице! Мимо этого Мочалов тоже не прошел. Сфоткал, опубликовал. Правда, устыдившегося главврача, который перенес туалет в больничный корпус и сделал в сортире современный ремонт, теперь судят за нецелевое использование средств. Если бы просто украл, наверное, обошлось бы. По опубликованной во «Взятке» жалобе заключенных колонии на проверку выехал сам прокурор республики.

– Прокуратура нас, можно сказать, заметила и реагирует, – отмечает Мочалов.

Сейчас деревенский издатель борется исключительно печатным словом. Но было время, когда от отчаяния и суды яйцами закидывал, и на одиночные пикеты выходил, и даже пытался совершить самосожжение на Красной площади, чтобы привлечь внимание к своему делу.

– Сгореть по-настоящему я, конечно, не планировал. Хотел, чтобы заметили, потому что все остальные методы исчерпал, – уверяет бывший фермер.

Кто-то считает Мочалова деревенским дурачком, кто-то, наоборот, слишком умным.

– На что я издаю газету? У меня два магазина, оформленных на жену, которые приносят доход. Часть трачу на газету. Считайте, это мое хобби. Есть люди, которые помогают, так как считают нашу работу важной, – говорит Мочалов.

При этом он уверяет, что денег за публикации или, наоборот, за снятие текстов не берет.

– Если бы я был грешен, меня давным-давно за это притянули бы – слишком многим этого хочется, – уверяет правдоискатель.

Мочалов не смолчит

Сейчас «Взятка» выходит тиражом 20 тысяч экземпляров. Мочалов говорит, что есть постоянные читатели, которые ждут каждого нового выпуска разоблачений журналиста поневоле. Заголовки районных расследований говорят сами за себя: «Торговец смертью», «И гнать его, Игнатьева» (Игнатьев – глава Чувашии. – Ред.), «ЕдРо» – в помойное ведро», «Патриоты Чувашии победили еще до голосования» – Мочалов никаких тем не замалчивает.

– Звонят часто, спрашивают, когда следующий номер, – хвалится редактор. – Местные блоггеры перепечатывают практически все материалы номера...

Иногда читатели реагируют бурно. На днях местный депутат вместе с шурином, напившись, пришли в редакцию бить окна, а затем и редактора, который вышел на шум. Так противостояние СМИ и законодательной власти выплеснулось за пределы печатных полос.

– Уголовные дела, суды, теперь вот побои, – загибает Мочалов пальцы. Пиар издания дается ему нелегко. Сейчас еще и в интернет пошел – запустил два антикоррупционных сайта.

Регионального борца с коррупцией знают коллеги-оппозиционеры федерального масштаба. Бывший депутат Госдумы Илья Пономарев во время политического автопробега по Чувашии специально сделал крюк, чтобы встретиться с Мочаловым. Известный блоггер Алексей Навальный приглашал Эдуарда в Москву на чай.

– Встретились, поговорили. Думаем мы, конечно, похоже. Но у них свой уровень и свои проблемы, у нас – свои, – сделал вывод регионал.

Новый номер еще не вышел, а тем у Мочалова – уже на два месяца вперед.

– Конечно, на отсутствие тем по расследованию коррупции у нас жаловаться не приходится. Пиши да пиши, – вздыхает Эдуард Мочалов.

/Цитата

Ответственный редактор Financial Times, ст. научный сотрудник Института Reuters при Оксфордском университете Джон Ллойд (Великобритания) на лекции «Демократия сегодня» 8 декабря 2012 года на семинаре «СМИ и общество» в Подмосковье:

– Один из журналистов, с которым я познакомился – автор вот этой газеты («Взятка». – Ред.). Я говорил с ним, он был фермером, который решил основать эту газету, так как просто устал от коррупции, от мздоимства. Подчеркиваю, он был фермером, а не журналистом. Причинами были и нравственный долг, а возможно, и гнев. Фактически основание газеты было мотивировано чувством собственного достоинства.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания