Новости дня

23 апреля, понедельник










22 апреля, воскресенье




























21 апреля, суббота







Не Байрон. Но разве в этом дело?


Избранные места из ответа Александра Лебедева российским журналистам, рассказавшим о его оффшорных схемах

В газете «Версия» вышло журналистское расследование «Панамагейт» «капиталиста-идеалиста» с подзаголовком: «Переписка Александра Лебедева выявила оффшорные схемы ухода от налогов?»

Бизнесмен, надо отдать ему должное, оперативно отреагировал на эту статью в своем блоге. А значит, не счел аргументы автора статьи досужими домыслами. Можно было бы только приветствовать такой деловой и одновременно демократичный подход к разъяснению поднятых газетой вопросов, если бы г-н Лебедев с самого начала не принял какой-то не вполне соответствующий его высокому общественному положению и сложившейся репутации джентльмена истеричный тон:

«Некто с говорящей фамилией Прохватилов…требует от правоохранительных органов привлечь меня к ответственности за работу на «ЦРУ и МИ-6». Во-первых, иронизировать по поводу фамилии оппонента остается только в том случае, когда нечего возразить ему по существу. Во-вторых, насчет ответственности за работу на спецслужбы в статье нет ни единого слова. Да, там говорится о том, что Александр Лебедев когда-то был кадровым сотрудником КГБ СССР. Так разве за это в нынешней России судят? Скорее наоборот. А речь в статье идет о том, что и российским, и швейцарским налоговым службам следовало бы обратить внимание на возможную неуплату налогов с банковских счетов, на которые активно зачислялись деньги.

Кстати, в конце своего ответа А. Лебедев называет своего потенциального ответчика в суде уже Прихватиловым. Ну, на это не стоит обращать внимания. Это нервное…

«Мои бывшие менеджеры-жулики (знаем их имена) слили в газету «Версия» некий, как им кажется, убойный «компромат», касающийся оффшоров», — пишет бизнесмен. «Жулики» — это оценочное суждение? Или факты их противоправных действий были установлены судом? А если не были (при том, что имена их известны), почему против них не возбуждены уголовные дела, тем более что «при участии западных финансовых институтов (аудиторов, банков, юристов, компаний)» эти бывшие лучшие, но ныне опальные менеджеры увели из-под носа А. Лебедева более 500 миллионов долларов?

И мало того, что увели, так вот теперь еще «слили в газету «Версия» некий, как им кажется, убойный «компромат», касающийся оффшоров…». Опять-таки, некоторым образом, передергивание. В статье прямо говорится, что оффшоры сами по себе — может, и не дело доблести и славы, но, во всяком случае, не криминал. Тогда как неуплата налогов с оффшорных счетов, о которой там действительно идет речь, — серьезное преступление как по российским законам, так и по мировым понятиям.

И даже если представить себе, что и упомянутые в статье оффшоры, и неуплату налогов с них, и все остальные сорок бочек арестантов, как утверждает А. Лебедев, враги «накашляли», то, вероятно, они и личную подпись бывшего начальника на документах каким-то таинственным образом надышали? Но об этом бизнесмен умалчивает. И есть основания предположить, что подпись все-таки собственноручная.

Да и вообще, о документах, приведенных в статье, в ответе г-на Лебедева не говорится, по сути, ничего. Зато там очень подробно рассказывается о его многолетней борьбе с мошенничеством в банковской системе Российской Федерации и зарубежными механизмами отмывания «грязных капиталов». «Много лет я публично выступаю за демонтаж придуманной международной финансовой олигархией оффшорной системы, хорошо зная ее изнутри». Так вот, оказывается, зачем бывший офицер КГБ создавал свои оффшоры! Чтобы, как и подобает разведчику, внедриться во вражеское гнездо и разорить его изнутри.

Раз уж речь зашла о чекистских приемах, нельзя оставить без внимания и такой достаточно странный пассаж из ответа А. Лебедева на публикацию в СМИ: «Субъекты моих расследований создали мне ложный имидж диссидента». Вообще-то ничего преступного, как и в оффшорах, в диссидентстве нет. Тут, видимо, г-на Лебедева попутали какие-то призраки из его прошлого. Диссидент — всего лишь человек, имеющий свою точку зрения, не совпадающую с мнением большинства. В России таких, по самым скромным оценкам, процентов 10–15. И уж тем более нелепо «отмываться» от обвинений в «сотрудничестве с ЦРУ». Зачем оправдываться, если упомянутое в «Версии» совместное расследование с юридической фирмой Akin GumpStrauss Hauer & Feld, чья сотрудница Тоби Гати — экс-помощник госсекретаря США по разведке, оплачено из кармана А. Лебедева, а не наоборот? «Если ЦРУ хочет помочь моим расследованиям — most welcome!» — пишет Александр Лебедев, несколькими строками выше решительно отмежевавшийся от «имиджа диссидента». Как почему-то и от Байрона…

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания