13:14, 30 Апреля 2016 Версия для печати

Зоозащита и паранойя. Как спасали животных из приюта "Эко Вешняки"

Первая спасённая собака
Первая спасённая собака
Фото: Валерий Ганненко / Sobesednik.ru

Корреспондент Sobesednik.ru измерил градус паранойи на акции протеста у приюта «Эко Вешняки», где морили голодом животных.

Выхино. Проезжающий на самокате мимо церкви мальчик останавливается и крестится. Но он ничего не знает про аллею Первой Маевки. Одновременно со мной этой аллеей с ностальгическим названием интересуется и женщина за моей спиной, и мы решаем искать ее вместе. Идем вдоль пыльного ряда зеленых гаражей, вдоль аллейки из чахлых деревьев. В ту же сторону спешат и разнообразные молодые люди с сумками, переносками для животных, скейтбордами. В ту же сторону едут и машины телевизионщиков — значит, верной дорогой идем.

— Вы журналист? — спрашивает меня женщина.

— Да.

— Напишете правду?

— А куда я денусь.

За поворотом к приюту «Эко Вешняки» уже около дюжины припаркованных машин, среди них несколько полицейских. Сам приют огорожен высоким забором из металлических листов, выкрашенных в зеленый цвет, за ним — невысокие домики, накрытые камуфляжной сеткой. Где-то листы прилегают неплотно, где-то нарочно отогнуты, и за забором видны баррикады из мусора, каких-то мешков. В щели видны и сотрудники приюта. Они не выходят из-за забора, их лица закрыты масками. Возможно, это из-за трупного запаха, остро чувствующегося за забором, а уж внутри — страшно представить.

Столпотворение у "концлагеря для животных"
Столпотворение у "концлагеря для животных"
Фото: Валерий Ганненко / Sobesednik.ru

— Думают, их около подъезда не узнают? Узнают, мало не покажется, — грозится из толпы зоозащитница. Вход в приют охраняют трое полицейских, еще несколько стоят поблизости. На них напирает целая толпа. Пожилая женщина в красном пуховике просит пропустить ее к собакам, которых она должна покормить: с собой у нее целая тележка с едой, собак-то двенадцать.

Окружающие наседают и настойчиво просят пропустить женщину. Но все бесполезно, полицейские молчат и загадочно улыбаются. Поверх людских голосов накладывается почти непрекращающийся лай нескольких десятков собак, пока еще живых. Солнце печет нещадно, порывы ветра разносят зловоние вперемешку с пылью, время от времени какофонию разрывает грохот электрички.

Отдайте животных!
Отдайте животных!
Фото: Валерий Ганненко / Sobesednik.ru

Неподалеку собирается еще одна группа людей — в окружении канистр с водой, пакетов с едой и пустых контейнеров для животных слово берет женщина:

— Сначала давайте так. Сначала «породники» пусть забирают, породистых там меньше всего, следующей группой идут те, кто забирает собак лично домой, а потом уже идем мы (представители других приютов) и сообщаем, куда мы их забираем.

Она говорит громко, отчетливо произносит каждое слово, но ее перебивают — так же отчетливо другая женщина интересуются:

— А вы от себя какие комментарии даете? Вы вообще уполномочены давать какие-то комментарии? Сейчас есть связь с префектом, и я вас очень прошу: не надо ничего комментировать. Всех животных должны отсюда сегодня забрать, и решается вопрос, как это технически организовать, потому что наш приют будет основным.

— Какой у вас приют?

— Кожуховский.

Полицейские в основном молчали и загадочно улыбались
Полицейские в основном молчали и загадочно улыбались
Фото: Валерий Ганненко / Sobesednik.ru

На часах 14:00, и животных будут выдавать еще очень нескоро.

В это время люди замечают, что дверь приюта приоткрывается и сквозь неплотное окружение полиции внутрь проникает какой-то человек. Мгновенно люди перемещаются туда.

— Кого вы туда пустили?

— Что за списки были у нее в руках?

— Это попустительство, вы с ними заодно!

— Кто этот человек?

Полицейские продолжают загадочно улыбаться.

Трупный запах ощущался даже за забором
Трупный запах ощущался даже за забором
Фото: Валерий Ганненко / Sobesednik.ru

— Встанем здесь и никого не будем пускать.

— Меня-то пустите (это опять женщина в красном пуховике, пришедшая кормить животных), у меня собаки некормленые.

— Нет, никого пускать не будем!

— А вы точно помогать сюда пришли?

Так начинается перепалка и между зоозащитниками.

Активисты принесли с собой еду
Активисты принесли с собой еду
Фото: Валерий Ганненко / Sobesednik.ru

Улучив момент, я начинаю разговор с представительницей Кожуховского приюта, по ее словам, держащей связь с префектом.

— Светлана, вы здесь с самого утра. Вы были свидетельницей инцидента? (одному из зоозащитников сломали руку)

— Волонтер попытался пройти на территорию, началась потасовка, представители приюта вели себя достаточно агрессивно, начались крики, и потом уже вызвали «скорую».

— Полиция никак не вмешивалась?

— Нет, они были растеряны, не понимали, что происходит, но реакции вообще никакой не было. Все это произошло только потому что люди были в напряжении, никто ничего не понимал.

— Но сейчас уже понятно? Внутрь пускают?

— Пускали еще вчера, по два-три человека со скрипом. Сегодня тоже пускают, потому что уже начались мероприятия прокуратуры, местной управы, представителей СПБЖ (станция по борьбе с болезнями животных). Но к этому времени внутри уже успели навести порядок. Вместо белого корма животным насыпали коричневого, прибрали трупы…

— А в чем разница? Белый и коричневый корм?

— Вон, то что валяется на земле, это и есть тот белый корм. Это вообще сложно кормом назвать. Скорее всего, это смесь кукурузы с золой, он самый дешевый. Когда вчера волонтеры пришли к кошкам, у них не было даже воды. Все животные истощенные, одна из кошек, взрослая, весит 700 грамм.

"Газель" приехала за трупами животных
"Газель" приехала за трупами животных
Фото: Валерий Ганненко / Sobesednik.ru

На некоторое время возле приюта воцаряется тишина, но скоро активисты замечают подъезжающую «Газель», которая должна вывести трупы животных (всего их насчитали около сорока), и не дают ей проехать дальше:

— Вы их просто закопаете, это же вещественные доказательства.

— Я вам не доверяю, вот составите акты, тогда пропущу.

Полицейские просят зоозащитников отойти и не мешать работе, но силу не применяют.

Собравшихся успокаивает председатель движения «Зеленая альтернатива» Олег Митволь, «используя остатки своего авторитета» побывавший внутри приюта. Он говорит, что мертвых животных повезут на экспертизу, и тоже убеждает толпу не мешать работе.

Олег Митволь
Олег Митволь
Фото: Валерий Ганненко / Sobesednik.ru

Машина задом медленно подъезжает к воротам.

— Они специально паркуют ее задом, чтобы мы не видели, сколько мешков они будут грузить, — слышно из толпы.

Люди забираются на деревья, на стоящие рядом гаражи, вытягивают шеи, чтобы лучше видеть процесс погрузки, но, как и выдача животных, он начнется еще нескоро.

Тем временем по периметру приюта творится форменное безумие: появляется группа молодых людей, которых ошибочно (или нет?) приняли за догхантеров, ситуация едва не вышла из-под контроля; зоозащитники прочесывают местность в поисках захоронений, ведь изначально речь шла о трехстах убитых животных; несколько активистов пытаются выманить из-под забора сбежавшую кошку; воспользовавшись неразберихой, два гастарбайтера выхватывают из кучи, принесенных активистами, батон хлеба и печенье и принимаются за трапезу. Митволь настойчиво убеждает собравшихся, что наблюдать за погрузкой трупов не стоит, но в итоге двое делегатов от «общественности» все-таки проникают на территорию приюта, чтобы контролировать процесс.

Догхантеры?
Догхантеры?
Фото: Валерий Ганненко / Sobesednik.ru

Проникали на территорию не только активисты, но и неизвестные люди в пиджаках и остроносых мокасинах, позже появившиеся из приюта с животными на поводках. Позже их заподозрили в причастности к деятельности «Эко Вешняки», но было уже поздно.

Так, по крайней мере, началась выдача животных, продолжавшаяся до позднего вечера, а градус паранойи не понижался — уходя, я заметил, как активисты требуют у рабочих ЖЭКа, убиравших на территории мусор, вскрыть пакеты и предъявить их содержимое.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров


Новое на сайте

17:09, 24 Июня 2017
Нестора Махно кто-то считает его чуть ли не главным головорезом Гражданской войны, кто-то – нашим Робин Гудом.
»
13:01, 24 Июня 2017
Не только в Балашихе горы мусора. Москва при Собянине тоже превращается в большую помойку
»
11:48, 24 Июня 2017
Нужны ли футболу видеоповторы? Вопрос, разделявший болельщиков многие годы, встал ребром на Кубке Конфедераций — 2017
»