Новости дня

13 декабря, среда




12 декабря, вторник





























11 декабря, понедельник












Георгий Гречко: Воровали на "Восточном", а чувство – будто у меня


Георгий Гречко // Global Look Press

Sobesednik.ru обсудил неудачный запуск ракеты «Союз» с космодрома «Восточный» с космонавтом Георгием Гречко.

Ранее Sobesednik.ru писал о том, что в «Роскосмосе» назвали штатной ситуацией перенос запуска ракеты «Союз-1.1а» с космодрома «Восточный». Изначально дебютный запуск перенесли на один день, на 28 апреля, из-за того, что за несколько секунд до запуска произошел сбой системы управления. По последним данным, запуск ракеты могут отложить и на более поздний срок, до устранения всех неполадок.

В «Роскосмосе» отметили, что автоматика дала сбой за 1,5 минуты до старта. Однако человеческий фактор в качестве причины сбоя в ведомстве не рассматривают.

О том, почему коррупция на «Восточном» стала личной обидой для советского космонавта, дважды Героя СССР Георгия Гречко, но он продолжает верить в успешность космодрома, летчик рассказал Sobesednik.ru.

Ситуация не штатная, но отделались легко

— Георгий Михайлович, в «Роскосмосе» назвали срыв запуска ракеты «Союз» с космодрома «Восточный» штатной ситуацией. Вы согласны с такой формулировкой?

— Штатная — это когда ракета стартовала и вывела полезную нагрузку на заданную орбиту. А то, что в автоматике произошел сбой и старт отложили, — это не штатная ситуация. Только необъективный и заинтересованный человек может назвать это штатной ситуацией. Другое дело, что из всех нештатных ситуаций — это одна из самых легких.

— В чем ее легкость?

— Ракета цела, полезный груз безумной сложности и дороговизны цел. Конечно, это не штатная ситуация, но то, что не погибла в пустую нагрузка и ракета, — это хорошо.

— А в вашей практике были подобные случаи?

— Для нас были более тяжелые ситуации. Космонавт ведь всю жизнь мечтает попасть в космос, долгое время готовится, сдает кучу экзаменов. Наконец, его мечта осуществляется, он сидит в корабле, и вдруг происходит какой-то сбой, космонавтов высаживают. Морально это очень тяжело.

Георгий Гречко / Global Look Press

Были еще хуже случаи, когда стартовала ракета, но взрывалась в воздухе. Был случай, когда буквально за несколько секунд до взрыва космонавтов спасла специальная система аварийного спасения. Недавно с космодрома «Куру» ракету такого же типа запускали французы. Там три раза откладывали запуск.

— Могли бы вы предположить, какие проблемы в автоматике произошли при запуске «Союза» на «Восточном»?

— Тут гадать на кофейной гуще. Может быть, допустили какой-то дефект на заводе, когда ее создавали. Может быть, дефект возник во время перевозки или сборки на самом космодроме. Автоматика увидела то, что не увидели люди. Надо подождать, пока разберутся. Я почему говорю, что это самый легкий случай. Ракета-то осталась на месте. Теперь ее можно обследовать, проверить. Надо снять прибор, вернуть его на завод.

— Как вы считаете, кто должен нести ответственность за неудавшийся старт ракеты?

— Если обнаружат, что сделали неправильно на заводе, то значит, будет цех отвечать. Я считаю, что должны отвечать не рабочие, а те, кто принимал работу. Если в пути что-то произошло, то отвечать должен тот, кто вынимал из вагона блоки. Может быть, во время испытаний ракеты на космодроме что-то просмотрели. Очень редко сложнейшая космическая система с первого раза решала задачу. Вначале ракеты не хотят летать, а потом мы, испытатели, их учим, и они начинают летать.

— Вы принимали участие в испытании первых ракет типа «Союз». Как бы вы ее охарактеризовали?

— Раньше «Союз» был боевой ракетой. Она была создана, чтобы отогнать американцев от наших границ со своими ядерными бомбами. «Союз», или «семерка», сейчас лучшая ракета в мире. Те ракеты, которые делались в 1950-е годы, в том числе и в СССР, уже в музее. А она работает. Пока ей нет замены. Только она возит людей в космос. По показателям надежности она самая лучшая.

Воровали на «Восточном», а брали как будто у меня из кармана

— Космодром «Восточный» очень часто фигурировал в новостях в связи с коррупционными скандалами, теперь вот неудавшийся запуск ракеты. Можно ли говорить о том, что проект космодрома «Восточный» провалился?

— Подождите, еще ни одной ракеты не запущено, а уже провалился. Надо запустить хотя бы штук 10 и посмотреть, летают они или нет. Нет, проект «Восточного» обворован, но не провален. Мой опыт показывает, что все, что начинается со сбоями, с трудностями в конце-концов работает хорошо.

— А как вы лично реагировали на коррупционные скандалы вокруг «Восточного»?

— Мне было обидно. Космонавтика — это моя жизнь. Когда мне говорили, что на «Восточном» воруют деньги, я говорил, что это глупости. Когда оказалось, что это правда, то для меня это стало личной обидой, как будто обворовали меня. Но все же космодром построили. Я верю, что все закончится хорошими отечественными запусками. Все-таки «Байконур» хоть и в дружественном Казахстане, но вон на Украине как с ума посходили... Поэтому, конечно, надо иметь свой космодром.

— На ваш взгляд, какие плюсы и минусы есть у космодрома?

— Ракеты летят в сторону океана. В случае, не дай Бог, неудач они будут падать в океан, не принося вреда людям. А с другой стороны, ракеты все чаще создаются где-то в отдаленных центрах или в Европе. Везти ракету через всю страну — не подарок. Ведь в поезде и тряхнет, и колеса стучат. Это недостаток космодрома.

— Если говорить об отношении людей к своему делу, можно ли было представить, чтобы коррупция была в космонавтике в советские времена?

— Нет. Когда делали первые ракеты, первый спутник, Хрущев вызвал к себе Королева и сказал, чтобы СССР к празднику 7 ноября запустил в космос что-нибудь новенькое. Это он сказал за месяц до праздника. Сейчас, несмотря на всю техническую оснащенность, никто не сможет за месяц ничего новенького сделать. А мы считали на арифмометре.

Королев / Global Look Press

Королев тогда целый месяц провел в цехах вместе с рабочими. И, действительно, полетел новый спутник. А у рабочих не было ни чертежей, ни контроля. Они сами себя контролировали. А потом, у людей исчезло отношение к космосу как к чему-то святому. Уже привыкли к космосу. Дошли до того, что обкрадывать стали.

— Могли бы вы назвать самые слабые стороны современной космонавтики?

— Самой сильной стороной нашей космонавтики в начале было то, что решения принимало объединение главных конструкторов. Это были люди, которые всю жизнь мечтали о космосе, прошли много ради своей цели и они жили космосом. Совет конструкторов — люди, преданные космосу и знающие его. Сейчас, к сожалению, решения принимают эффективные менеджеры. Для меня это ужасно. Эффективные менеджеры работают не для дела, а для себя и своего начальства.

В современной космонавтике есть и объективная проблема. Сначала, когда создается что-то новое, туда вкладываются и деньги, и инвестиции. А потом привыкают. Это человеческая психология. С этим очень сложно бороться.

Еще и мораль упала. Отсюда все: ответственность, любовь к своему делу, выполнение долга. Раньше космонавтов обвиняли, что они безбожники. А сейчас уже мы можем обвинять. К сожалению, это результат действий человека. Людей превратили в скот.

— Георгий Михайлович, хотели бы вы сейчас «стартануть» с космодрома «Восточный»?

— Я не просто хотел бы, я мечтал бы. Причем я в свое время летал с Рюминым, с Джанибековым. Сейчас я бы опять с ними полетел. Работа космонавта — всегда риск. Никто не даст 100% гарантии, что ты вернешься живым и здоровым. Правда, нас страховали. Мы, космонавты, немножко ненормальные. Кто меньше, кто больше. Я, например, больше ненормальный.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания