Новости дня

17 декабря, воскресенье

































16 декабря, суббота












Антон Носик: Меня атаковал нелепый и глупый цирк


Блогер Антон Носик рассказал об уголовном деле против него // Страница Антона Носика в Facebook

Sobesednik.ru поговорил с блогером Антоном Носиком об уголовном деле против него, суде в России и законах.

16 февраля стало известно о том, что Следственный комитет завел дело против известного блогера Антона Носика. Оказалось, что дело завели еще в ноябре из-за поста в «Живом Журнале», в котором Носик резко высказался о ситуации в Сирии, в частности поддержал бомбардировки региона и отметил, что для него, «как и любого израильтянина», Сирия всегда является «реальным военным противником».

Sobesednik.ru узнал у Антона Носика, в каком состоянии находится уголовное дело, какого решения ждет блогер и верит ли он в справедливый суд:

— Ваше дело передали в суд?

— Нет, оно не передано еще в суд. Мне еще не предъявлено обвинение. Обвинение мне будет предъявлено в следующий вторник, 24 числа, и после того, как оно мне будет предъявлено, я буду допрошен в качестве обвиняемого, и потом материалы будут готовится к передаче в суд. Передавать ли дело в суд — это уже решат следователи.

— А вам как кажется, передадут или нет?

— Вы знаете, поскольку не я занимаюсь подготовкой обвинительного заключения, то у меня нет никаких собственных сведений и знаний. Я знаю то, что знают все — что мне предъявят обвинения. И, очевидно, будут готовить обвинительное заключение. Оно должно содержать какие-то аргументы, какие-то доказательства моей вины. И тот, кто будет готовить это обвинительное заключение, он должен будет оценить, насколько эти утверждения вообще годны.

— А вы обвинения против вас считаете «годными»?

— Я считаю, что это довольно нелепый и глупый цирк. Это то, что я считаю. Потому что моим делом занимается следователь по особо важным делам в отделе по расследованию особо важных дел главного следственного управления Следственного комитета [РФ]. Это те люди, от которых мы ждем, что они будут ловить террористов. Те люди, от которых мы ждем, что они будут ловить вербовщиков ИГИЛ [также ИГ, «Исламское государство» — террористической организации, признанной экстремистской и запрещенной на территории РФ — прим. Sobesednik.ru] и пресекать теракты.

Вместо этого они занимаются прочесыванием блогосферы и социальных сетей в поисках высказываний, к которым можно прикопаться. Десятки людей задействованы в разных городах, уже четыре экспертизы сделано. Я думаю о том, что если этот труд направить в полезное русло, то есть на борьбу с «Исламским государством», то, прямо сказать, проку и полезных результатов было бы значительно больше.

Государство, где сажают за анекдот

— Это действительно странно: они должны бороться с терроризмом, но уделяют так много внимания блогосфере.

— В нашем законодательстве понятие терроризма и экстремизма, они объединены. Тут нет ничего нового. В 1937 году такая же была схема, как вы помните. Была статья 58 [Уголовного кодекса РСФСР], которая преследовала врагов народа. Людей обвиняли в том, что они хотели убить товарища Сталина или рыли туннели от Владивостока до Москвы. По этой же статье преследовали и людей, рассказывавших анекдоты.

Эти направления правоохранительной работы в обществе, которое признает такую категорию, как преступление мысли, в обществе, где сажают за анекдот, они объединены по статье «забота о безопасности государства». Это неразумно, но это логично. Если государству угрожают посты в блогах, комментарии «ВКонтакте» и другие высказывания людей, если государство видит в высказываниях людей такую же опасность, как в терактах, то очевидно, что оно одним и тем же людям поручает расследование как того, так и другого. И называет это все особо важными делами, делами государственной важности. Это смешно, конечно, это такой балаган, но так это устроено.

— В случае, если дело передадут в суд, вы уверены в своих шансах его выиграть?

— В России уголовные суды заканчиваются обвинительными приговорами в 99,7%. То есть просто обвинительное заключение судья превращает в приговор. Это не копипаст — у нас суды работают со стороной обвинения, доводы защиты в большинстве случаев не учитываются. Если они передадут это дело в суд, то я не рассчитываю на правосудие. Я рассчитываю, что приговор будет обвинительным.

— Эта ситуация повлияла как-то на вашу публицистическую деятельность? Может, вы какие-то посты теперь закрывать от других будете?

— Понимаете в чем дело — если я начну так себя вести, то запущенной машине уголовного преследования это никак не помешает. Им, в общем-то, довольно-таки все равно. Если есть бумажка — ей должен быть дан ход, если дан ход — должны быть какие-то действия. Ребята действуют по инструкции. В этой инструкции не написано «заходите каждый раз, каждое утро к Носику в Instagram и проверяйте, не выложил ли он какую-то картину, которая может кому-то не понравится».

Если бы речь шла о том, что кто-то мне предлагает какую-то сделку — давай ты перестанешь писать материалы, а мы за это закроем дело... ну, надо понимать, что природа моего дела другая. Природа моего дела состоит не в том, что кто-то захотел каким-то образом воздействовать лично на меня или на кого-то из моих читателей путем привлечения меня к уголовной ответственности.

Произошла совершенно другая вещь. На меня некоторые люди, пытающиеся в предвыборный год обратить на себя внимание борьбой с «пятой колонной», врагами народа, написали донос. И этот донос получил ход. А дальше колеса крутятся по своей логике.

Совершенно не важно, кто эти люди, которые написали донос, кто я, какая польза может быть, и для кого, и для чего от всех этих процессов. Эта система не обладает мозгом, не думает, не взвешивает полезные результаты. То, о чем вы говорите, — если бы я начал писать не то, что я думаю, а то, что кто-то хочет прочитать, — вы пытаетесь туда вчитать рациональную цель. А ее там нет. Есть процедура, — заключил Антон Носик в разговоре с Sobesednik.ru.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания