Новости дня

16 декабря, суббота













15 декабря, пятница
































Антон Носик: У Большого Брата все твои ходы записаны


Антон Носик // Борис Кремер / Global Look

Sobesednik.ru обсудил с Антоном Носиком инициативу хранения содержания СМС и звонков.

Депутат Ирина Яровая и сенатор Виктор Озеров представили Совету по правам человека (СПЧ) антитеррористический пакет законопроектов, который обязывает операторов хранить содержание СМС и записи звонков граждан в течение трех года. В СПЧ инициативу не оценили и раскритиковали. В отзыве Совета говорится, что поправки в закон «О связи» «представляют собой беспрецедентное покушение на неприкосновенность личной жизни граждан».

Против закона высказались и операторы сотовой связи — по их мнению, для хранения данных такое продолжительное время им придется потратить десятки миллиардов рублей.

Насколько здравую инициативу предложили Яровая и Озеров и может ли она помочь борьбе с терроризмом, Sobesednik.ru обсудил с блогером, общественным деятелем, которого многие называют «отцом Рунета», Антоном Носиком.

— Антон Борисович, что вы думаете об инициативе о хранении содержания СМС и звонков абонентов?

— Я думаю, что это потребует очень серьезных дополнительных ресурсов и мощностей для хранения. Причем как на стороне операторов, так и на стороне спецслужб. Это техническое изменение, цена которого будет переложена на оператора и на конечного потребителя — того человека, чья переписка хранится. Но в принципе со временем хранение только подешевеет, так как технологии хранения прогрессируют. Поэтому, может быть, это не будет особо заметно.

Большой Брат смотрит на тебя

— А сама идея, по-вашему, здравая? Ведь получается, у нескольких сотен людей будет свободный доступ к личной информации пользователей.

— Почему «свободный доступ»? Есть обязательства операторов связи о недопущении несанкционированного доступа к такого рода конфиденциальной информации клиента. С точки зрения доступа ничего не меняется. Меняется только глубина. Сейчас хранится та же самая информация за несколько дней, а здесь информация будет храниться за несколько лет. Вот и вся разница.

Я не думаю, что от этого будут практические последствия — я думаю, что это такой символический жест закручивания гаек. Чтобы люди чувствовали, что за ними следят, что кольцо сжимается, что Большой Брат смотрит на тебя и у Большого Брата все ходы твои записаны.

Согласно инициативе Яровой и Озерова, содержание СМС и звонков должно будет храниться до 3 лет / Global Look Press

— Важна ли конфиденциальность переписки и звонков?

— Я думаю, что у нас нет ни технической возможности, ни мотивов, ни специалистов одновременно следить за 85 миллионами пользователей интернета. Слежка носит, по большому счету, очень избирательный характер. И условия, по которым проводится слежка, никак не связаны с тем, что прописано в законе.

Нам время от времени разные каналы сливают данные слежки за оппозиционными деятелями в разное время. За Борисом Немцовым, Алексеем Навальным, Михаилом Касьяновым и так далее. Но нам же ни разу не сказали, в рамках какого дела, в соответствии с каким законом за этими людьми следили.

То есть и слежка сама по себе теми, за кем хотят следить, и последующее злоупотребление данными, которые получены в ходе этой слежки, — это все не вписано в контекст действующего законодательства. Они действуют в своей реальности, следят за кем хотят и тогда, когда у них желание это возникло.

Следить за всеми сразу — с этим есть техническая сложность. Чтобы следить за миллионами людей и всем, что они пишут, нужно несколько миллионов следящих. Когда просто вся переписка и все разговоры механически где-то оседают, то от этого не возникает штат людей, у которых были бы время и возможность все это прочесть. А с каждым днем накапливается все больше и больше данных. С каждым днем число людей, необходимых для прочтения, увеличивается на суточный улов. Поэтому если для того, чтобы каждый день следить за тем, что люди пишут и читают, нужны были бы «икс» человек, то в том случае, если процесс начат через 30 дней, нужно людей в 30 раз больше. А кто, какая женщина родит этих сотрудников спецслужб — это вопрос открытый.

Закон не поможет

— Действительно ли инициатива может помочь в борьбе с терроризмом?

— Вы знаете, вся переписка людей, которые готовили 11 сентября, в которой они обсуждают разные детали предстоящего теракта, она вся была перехвачена англо-американской системой глобальной слежки за радиоэлектронной документацией «Эшелон». Она была захвачена, но о том, что она есть в распоряжении спецслужб, сами спецслужбы узнали через несколько лет после теракта.

Так что с точки зрения профилактики поможет только отслеживание заранее известных людей, о которых заранее известно, что они эти теракты готовят. Никакие архивы профилактике не помогут. Но архивы могут помочь, например, расследованию после события.

То есть если у нас есть теракт и есть некоторые подозреваемые, то, вытащив всю историю переписки и телефонных разговоров этого подозреваемого, можно выйти на тех, с кем он общался перед совершением теракта, выявить круг его знакомых, выявить его связи. В этом смысле инициатива поможет расследованию. Но при единственном условии — что этот человек использовал номера, записанные на его имя.

Если он узнал, что его разыскивают, и ставил перед собой задачу избежать слежки, то, скорее всего, в тех ящиках, которые будут оформлены на его имя, ничего найдено не будет. Вся переписка, в таком случае, конечно, прошла совершенно по другому аккаунту, в каких-то совершено других телефонных номерах и аппаратах, которые не фигурируют в базе данных оператора на его имя. Следовательно — не поможет, — заключил Антон Носик в интервью Sobesednik.ru.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания